Кто и почему на нем говорит?" />

Русский язык в Грузии: далеко не главный

Кто и почему на нем говорит?

Ареал распространения русского языка в Грузии в течение последних двадцати лет ежегодно сужается. Сегодня знание русского языка не является обязательным условием для карьерного роста. К этому добавляется политическая напряженность в отношениях двух стран, а также разрушение связей в экономике, культуре и образовании.

Возможно, увеличивающийся в последние годы туристический поток из России вернет в Грузию былой интерес к русскому языку, но статус первого иностранного языка русскому, вероятно, уже не вернуть.

***

В кинотеатре «Амирани» демонстрируется фильм «Фантастические твари» по сценарию Джоан Роулинг.

13-летняя Анна и ее одноклассница Мариам с огромным количеством попкорна и кока-колой, занимают лучшие места в зале. Они — фанаты Джоан Роулинг и Гарри Поттера, и давно ожидали выхода в прокат этого фильма.

Фильм начинается. Минут через десять девочки встают и осторожно, чтобы не споткнуться, покидают темный зал:

«Фильм на русском. Почти ничего не понятно», — говорит Анна. Кажется, еще немного, и она заплачет.

Анна учится в восьмом классе одной из публичных школ Тбилиси. Ее любимая книга — о Гарри Поттере. Всю серию о волшебнике она прочла на английском языке, который изучает с первого класса. Уроки иностранного языка у нее каждый день. Помимо этого, она занимается и с репетитором. Фильмы и мультфильмы она смотрит на английском языке. В этом году собирается принять участие в олимпиаде по английскому языку.

«Хотите смешную историю, — предлагает, смеясь, Анна, — когда мама и бабушка секретничают при мне, то начинают разговаривать на русском языке, а когда я и мама что-то хотим скрыть от бабушки, то переходим на английский».

Анна еще не определилась с выбором профессии, но мечтает об учебе в Оксфордском университете.

Уроки русского языка у Анны и Мариам – только два раза в неделю. «Я русский язык тоже учу, но владею им не очень, — говорит Мариам, — русский только в школе нужен. А на английском и фильмы смотрю, и книги читаю. И в интернете все на английском».

«Опыты для уроков химии ищем в YouTube, и это тоже на английском. Родители требуют, чтобы я русскому училась, и что-то все-таки учу», — говорит Анна.

Анна и Мариам родились в 2003 году. Это для Грузии год значительных перемен. Новая власть, пришедшая в результате революции роз, взяла строгий курс на Запад. С Россией же и экономические, и политические отношения испортились еще больше. Тогдашний президент Михаил Саакашвили заявлял, что маленькой стране, которая прощается с советским прошлым и планирует интегрироваться в Европу, для решения глобальных проблем, стоящих перед ней, необходимо знание международного языка, чтобы достойно представить себя миру.

С 2011 года в публичных школах Грузии английский язык стал обязательным предметом, изучение которого начинается в первом классе. По государственной программе в Грузию прибыли несколько тысяч волонтеров-педагогов английского языка, которые стали работать в публичных школах.

Планы оказались более грандиозными, чем результаты. Качество учебы английского языка в школах оказалось не таким уж и высоким, но изменилась тенденция: сегодня можно говорить о том, что английский язык в грузинских школах занял место русского, став иностранным языком номер один.

В Советской Грузии русский язык конкурировал с грузинским. Он хоть и не стал повседневным, и его использовали не так активно, как в других союзных республиках, но, тем не менее, он иногда доминировал в государственных ведомствах, научных учреждениях. На русском языке любила излагать мысли грузинская интеллигенция. Знание русского языка было необходимым условием для карьерного роста.

Сегодня русский язык потерял эту функцию, что обусловлено двумя причинами. С одной стороны, политический фактор, а с другой, что более важно – прагматические соображения.

VIDEO: Натиа Амиранашвили

 

Кому и для чего нужен сегодня русский язык в Грузии?

Нели Киквадзе – педагог русского языка с 40-летним стажем. Сегодня она на пенсии, сидит дома и занимается с учениками частным образом.

«На нехватку учеников не жалуюсь. У меня занимаются в основном дети из состоятельных семей, которые изучают русский язык в качестве второго иностранного. Почти все мои ученики одновременно с русским учат и английский язык… При этом никто из них продолжать учебу в России не собирается. Все держат в уме Европу и Америку», — говорит Нели Кикнадзе.

По ее мнению, сегодня главная проблема русского языка в том, что он не считается необходимым для будущего. Грузинская молодежь не стремится поступать в российские вузы.

«Когда в правительстве назначается новый министр, то когда его представляют, в первую очередь, подчеркивают, что он учился в Европе или в Америке. Это считается сегодня большим плюсом. Разумеется, это видят и молодые люди, и их родители и делают все, чтобы их дети изучали английский язык и получили образование за границей, что позволит им добиться чего-то в жизни».

Согласно данным исследования, проведенного маркетинговой компанией АСТ, только 36 процентов из опрошенных тбилисцев заявили о полноценном владении русским языком. А это означает, что оставшиеся 64 процента испытывают «дискомфорт» с русским. Еще меньше знают русский в регионах. Этнические грузины в ежедневной коммуникации русский язык не используют за редчайшим исключением.

Грузинские национальные телекомпании фактически не демонстрируют фильмы, озвученные на русском языке. А российские каналы доступны той малой части населения, которая пользуется услугами кабельного телевидения.

То обстоятельство, что в грузинских кинотеатрах большинство фильмов демонстрируется на русском языке, свидетельствует только о финансовых проблемах местной киноиндустрии и не более того и уж точно не о потребности населения в фильмах на русском языке.

Правда, в ресторанах и маршрутных такси сегодня зачастую можно услышать русскую эстраду и шансон, а в меню кабельных телекомпаний превалируют российские каналы, но потребителями перечисленных продуктов, как правило, являются представители старшего поколения, жившего в Советском Союзе. Новое же поколение далеко от этой культуры и практически не знакомо с нею.

Россия и с туристической точки зрения сегодня не привлекает грузинскую молодежь. Они только от родителей и дедушек-бабушек слышали мифы о 37-рублевых авиабилетах в Москву и о незабываемо проведенном там времени. Гражданам Грузии, день ото дня ожидающим безвизового режима со странами Европы, получить российскую визу намного сложнее, чем какой-либо европейской страны. Соответственно, и ездят в Россию в основном те, у кого там есть родственники. Ни один из популярных грузинских туроператоров, с которыми мы пообщались, не предлагает туры в Россию.

«Во-первых, большая проблема – визы. Во-вторых, делает свое дело политика. Грузинская молодежь считает, что в России столкнется с дискомфортом, поскольку там не любят грузин», — говорит Натия Лабарткава, представитель одного из туроператоров.

Что потеряем и что приобретем, если в ходу будет русский язык?

Политолог Гиоргий Цхадая полагает, что снижение популярности русского языка вполне приемлемо, поскольку «союзные республики, годами являвшиеся частью русского культурного пространства, постепенно возвращают самобытность».

«Это очень важный процесс, который дает возможность странам нашего региона демонстрировать свою независимую самобытную культуру, а не оставаться в качестве придатка России и дополнения к русской культуре», — считает Цхадая.

Выход русского языка с доминирующей орбиты выгоден и с политической точки зрения, считают в Грузии. Тотально разговаривающая на русском, страна является хорошей мишенью для российской «мягкой силы» и информационной пропаганды, полагают в Тбилиси. Тогда как английский язык обеспечивает стране большую открытость и больший поток информации, больше контактов с Европой и европейскими ценностями, что поможет и в смене постсоветского менталитета.

Хотя у этого вопроса есть и обратная сторона.

Более 13 процентов населения Грузии – представители национальных меньшинств. Большая их часть компактно проживает в Квемо Картли и Самцхе-Джавахети. 90 процентов живущих в этих регионах этнических азербайджанцев и армян не владеют государственным – грузинским – языком. И единственным связующим языком как для рядовых грузин, так и государственных структур остается русский. Русский язык также единственная возможность общения с абхазами и осетинами – гражданами Грузии.

Русский язык по сей день остается lingua franca для всего кавказского региона. Грузины с соседями по региону – армянами, азербайджанцами, украинцами, казахами — общаются именно на русском языке. Предание забвению русского языка, вероятно, осложнит коммуникацию в регионе, и грузинам станет тяжело общаться с соседями.

Важно и то, что, несмотря на постепенный «уход» русского языка из жизни страны, его место английский язык не занимает безоговорочно. Как итог есть поколения, которые полноценно владеют только одним языком. Эта проблема особенно драматично проявляется в высших учебных заведениях. Большая часть дополнительных учебников и пособий не переведена на грузинский язык, поэтому студенты, владеющие только грузинским языком, лишены возможности получать важную информацию.
Есть ли у русского языка шанс в Грузии?

Несмотря на крен в сторону английского языка, даже невооруженным глазом хорошо видно, что в Грузии людей, владеющих русским языком, заметно больше тех, кто говорит на английском. Это объясняется во многом инерцией и традициями.

У русского языка в Грузии сегодня нет привилегированных условий. Но он и не запрещен, и разговаривать на нем никак не возбраняется. Он находится в тех же условиях, что и другие иностранные языки, и люди в индивидуальном порядке прагматично решают, какой язык им изучать.

«У маленьких наций нет выбора, кроме того, чтобы знать как можно больше языков. Одного явно недостаточно. Поэтому у русского языка есть серьезный шанс стать вторым иностранным языком. За такой статус с ним никто пока не может конкурировать, поскольку русский язык сегодня остается важнейшим коммуникационным языком в регионе, и таковым будет оставаться еще долго», — считает политолог Гия Нодия.

Самым же важным и прагматичным фактором, обуславливающим то, что в Грузии русский язык не исчезнет, является туризм. У Грузии есть амбиции стать важным туристическим центром. Статистика за текущий и прошлый годы свидетельствуют, что больше всего туристов приезжает в Грузию из русскоязычных стран, постсоветских республик. С учетом этого русский язык приобретает очень важное практическое значение. Для соискателей работы в туристической сфере Грузии знание русского языка – обязательное условие.

В туристической сфере хорошо прочувствовали момент и в кафе, и в гостиницах, расположенных в популярных туристических зонах. Наряду с грузинскими и английскими стали фигурировать надписи на русском языке, и даже меню.

«Я не называю русский языком оккупантов. В нынешнем году примерно 90 процентов от остановившихся в моей гостинице людей были русские и украинцы. В будущем году ожидаю еще больше визитеров. Мои дети изучают и английский, и русский языки. Когда подрастут, начнут помогать мне в этом бизнесе», — говорит Нукри, владелец гестхауса в одном из старых кварталов Тбилиси.


Читайте также