Самый влиятельный и закрытый институт на грани раскола. Что не могут поделить священнослужители?" />
Церковный скандал в Грузии

Церковный скандал в Грузии

Самый влиятельный и закрытый институт на грани раскола. Что не могут поделить священнослужители?

фото : Шако мамукашвили

В течение многих лет, когда о проблемах в грузинской патриархии и церкви, внутреннем противостоянии, фундаментализме и коррупции говорили теологи, представители неправительственных организаций и часть общества, православные священнослужители и паства объявляли их «врагами веры и церкви» и обвиняли в антинациональной деятельности.

Критика церкви, патриархии и конкретных духовных лиц в Грузии была запрещена. Этих вопросов избегали и журналисты.

Но сегодня ситуация явно меняется. И что самое главное – табу сняли сами священники.

В последние дни происходят беспрецедентные события – духовные лица вынесли внутреннее противостояние на всеобщее обозрение и объявили друг другу открытую войну. С амвонов доносятся не молитвы и благословения, а все чаще угрозы и взаимные обвинения.

Что происходит в церкви, которая после развала Советского Союза сформировалась в Грузии как один из самых влиятельных и авторитетных институтов?

cover

Запад – яблоко раздора

Когда 30 сентября 2016 года в Тбилисском международном аэропорту приземлился самолет Папы Римского Франциска, «Большой Понтифик», наверное, и представления не имел, что его визит станет причиной открытого противостояния в Грузинской православной церкви.

В аэропорту собрались десятки людей. Они протестовали против визита «еретика» Папы в «православную страну». Священник Давид Исакадзе, возглавивший акцию, назвал Папу Франциска «первым пособником сатаны», а пригласившего его президента Грузии – комедиантом.

После визита Папы, в начале ноября официальная делегация патриархии Грузии совместно с членами правительства посетила Брюссель. Духовные лица провели ряд встреч в головных офисах НАТО и Евросоюза.

Раскол в православной церкви, созревший с визитом Папы, начался еще летом со  Вселенского православного собора на острове Крит. Скандально известная организация «Союз православных родителей» не замедлила его назвать собранием «разбойников» и «отступников». Решение воздержаться от поездки на Крит Святой синод принял 10 июня на чрезвычайном заседании. Теологи и часть духовных лиц считают, что таким образом православная церковь самоизолировалась и еще раз доказала, что находится на российской стороне. Русская православная церковь в соборе тоже не участвовала.

Так началось первое открытое противостояние духовных лиц в истории современной грузинской церкви. О расколе внутри церкви теологи и эксперты говорили уже давно, хотя публичным он никогда не становился.

Последний месяц священники, стоящие на разных сторонах, называют друг друга «группировками», «врагами церкви», «еретиками», «фундаменталистами», «темными», «неграмотными», «опухолью четвертой стадии».

Духовные лица пишут статусы в Фейсбуке, в которых указывают на ожидаемый раскол в церкви и предсказывают Грузии «талибанизацию».

Параллельно, становится явным и конфликт между возможными кандидатами на патриаршество, среди которых преподобный Димитри – племянник католикоса патриарха Грузии Илии Второго, и в то же время покровитель самой экстремистской группы «Союз православных родителей» и архимандрита Рафаила Карелина. По словам экспертов и комментаторов религиозных вопросов, Димитри Шиолашвили вступил в противостояние с хорепископом Иаковом, которого по их предположению, поддерживает государство.

Если до сих пор журналисты обходили эту тему, то на прошлой неделе желтая газета «Прайм-тайм» опубликовала статью, где со ссылками на конфиденциальные источники, журналист пишет о коррупционных сделках высокопоставленных иерархов и хищении имущества патриархии. Среди всего речь о конкретном духовном лице, по информации газеты, передавшем находившееся на балансе патриархии здание роддома частной компании, а взамен получившем пентхаус для жилья в самом центре Тбилиси стоимостью полтора миллиона. Это духовное лицо – хорепископ патриархии, митрополит ахалцихский и тао-кларджетский Теодор Чуадзе, который возглавлял делегацию духовных лиц, совершивших упомянутый визит в Брюссель. Самое же интересное, что часть священнослужителей статью называет черным пиаром, заказанным определенной группировкой патриархии.

22 декабря для оздоровления обстановки собрался Святой синод. Заседание еще больше вскрыло то тяжелое положение, которое сегодня сложилось в церкви.

Члены синода подтвердили, что в патриархии проблемы и заговорили о «серых кардиналах», которые обостряют ситуацию. Таким «серым кардиналом» была названа Шорена Тетруашвили – секретарь-референт патриарха, женщина, которая на протяжении многих лет работает у патриарха и о которой много говорят, как о самой влиятельной и одиозной фигуре.

В стране, в которой авторитет и роль патриарха и церкви беспримерно велики, церковный скандал оказался в центре внимания общественности.

Главный вопрос, которым задаются наблюдатели, — что происходит в церкви, за что на самом деле развернулась борьба и является ли она противостоянием между фундаментальным и относительно либеральным крыльями Грузинской православной церкви?

«Видимо, экстремистские группы хотят занять доминантное положение в церкви, и у них появилась оппозиция. Возможно, патриархия тактически расходится с радикальным крылом, хотя идеологически поддерживает его. Также возможно, что это крыло настолько вышло из-под контроля, что часть духовных лиц осознала, что такое позиционирование церкви ей самой нанесет ущерб», — говорит теолог Леван Абашидзе.

Существуют предположения и по поводу того, что духовные лица, вовлеченные в борьбу за власть, обладают поддержкой политической власти страны. Именно поэтому не случайно, что сейчас клир выступает с полноценными заявлениями, тогда как ранее большинство священников долго закрывало глаза на нетерпимость и экстремизм внутри церкви.

Патриарх – авторитет номер один

Согласно переписи, проведенной в 2014 году, 83,5 процента населения Грузии считают себя православными.

Во всех социологических опросах, проведенных в последние годы Американским демократическим институтом, православная церковь являлась институтом, пользующимся наибольшим доверием населения.

Возвышение Грузинской православной церкви началось в 1990-х годах после развала Советского Союза.

В период национального движения, а также на фоне войн при правлении Эдуарда Шеварднадзе (1992-2003 годы), разрушения государственных институтов, коррупции, масштабного криминала, экономических лишений и тотальной социальной незащищенности православная церковь взяла на себя практически все функции государственного института. Для общества церковь стала единственным институтом, создававшим чувство стабильности.

У православия в Грузии нет статуса государственной религии, Конституция, правда, признает его особенную роль в истории страны, и практически оно пользуется неограниченной властью.

Грузинскую православную церковь с 1977 года возглавляет Католикос Патриарх Илия Второй (Илия Шиолашвили), чей рейтинг доверия населения несоизмеримо выше рейтинга любого публичного лица. Он почти вдвое больше рейтингов президента и премьер-министра. Именно личный авторитет Илии Второго называется одной из причин повышенной популярности Грузинской православной церкви.

Без тоста за патриарха не обходится ни одно грузинское застолье. В некоторых церквях можно увидеть иконы с его изображением. Семьи решаются рожать третьего ребенка только ради того, чтобы патриарх его окрестил [по инициативе самого патриарха, с 2008 года каждого третьего ребенка, родившегося в православной семье, он крестит лично. Ритуал массового крещения проводится каждый год, и одна из его целей – улучшение демографической ситуации]. Когда патриарх изъявляет желание обладать правом помилования, правительство может начать серьезное обсуждение возможности введения теократического правления; правда, с долей шутки, но первые лица страны – экс-президент Михаил Саакашвили и премьер-министр Бидзина Иванишвили — публично спорили, кто из них больше любит патриарха.

Из-за слабого здоровья 84-летний патриарх все реже появляется на публике. От того, кто после Илии займет патриарший престол, зависит во многом судьба не только церкви, но и в определенной степени вектор внутренней и внешней политики страны. Теологи и исследователи рассматривают раскол в церкви именно в разрезе возможного противостояния предполагаемых преемников.

Церковь – одна из богатейших организаций

Отношения между государством и церковью в Грузии регулируются конституционным соглашением, оформленным 14 октября 2002 года.

В этом документе государство подтверждает, что в советскую эпоху церкви был нанесен материальный и моральный ущерб и обязуется частично возместить понесенные церковью убытки. Именно этим церковь объясняет значительную материальную поддержку государства, что, исходя из заложенных в Конституцию Грузии секулярных принципов, является юридически необоснованной практикой.

Православная церковь ежегодно получает 25 миллионов лари из государственного бюджета. Помимо этого, миллионы лари патриархия получает из местных, муниципальных бюджетов, а также из резервных фондов президента и премьер-министра. Пожертвования от населения патриархия использует в основном на несекулярные цели, религиозную индоктринацию, строительство новых церквей и монастырей, приобретение предметов роскоши.

По данным публичного реестра, в собственности патриархии находится недвижимость – 565 земельных участков и 243 здания общей площадью 1674 гектара. Это площадь, примерно в шесть раз превышающая площадь города Мцхета.

Большую часть этого имущества государство передало церкви по символической цене в один лари. К указанному имуществу стоит добавить пожертвования от частных компаний и паствы.

Церковь пользуется рядом льгот – в отличие от других религиозных организаций, она не платит налоги. В Грузии широко развита сеть церковных магазинов, в которых продаются иконы, свечи и прочий церковный инвентарь. По мнению юристов, согласно привилегиям, обеспеченным действующим законодательством, производство и реализация подобной продукции обходится патриархии намного дешевле, чем другим конфессиям.

Эти денежные поступления, движимое и недвижимое имущество и определенные законом преимущества превращают церковь в одну из самых богатых организаций в Грузии.
Церковь и политика: «Я депутатству предпочитаю православие»

Финансирование патриархии отмечено динамикой значительного роста, особенно в те годы, когда в стране проходят выборы или зреет политический кризис.

Это еще раз доказывает, что отношения государства и церкви основаны на обоюдных интересах – церковь за свою поддержку властей ожидает экономических дивидендов. Для политиков же близость с патриархом и позирование на фоне икон и свечей является кратчайшим путем к сердцу избирателя и гарантия успешной карьеры.

Использование церкви как влиятельного института в политических целях началось еще в 1990-х годах. И продолжается по сей день.

В телеархиве Грузии можно найти кадры крещения Эдуарда Шеварднадзе в Сионском кафедральном соборе в 1992 году. Бывшего советского партийного лидера крестил лично патриарх и этим обеспечил легитимизацию власти, возглавившей страну в результате тяжелейшего гражданского противостояния.

Гораздо сложнее были отношения между церковью и властями после революции роз. Церковь не сразу обозначила поддержку Михаилу Саакашвили. Саакашвили для завоевания симпатий церкви увеличил финансирование, но из-за идеологических противоречий этот тандем все-таки не состоялся.

Во второй половине девятилетнего правления Саакашвили влияние церкви еще больше усилилось, а в ней самой укрепилось экстремистское крыло. По мнению наблюдателей, это стало реакцией самозащиты церкви от прозападного курса страны и реформ, которые проводили Саакашвили и его команда.

В ходе кампании 2012 года по выборам в парламент страны часть православных духовных лиц откровенно агитировала население «против» Саакашвили и «за» партию миллиардера Бидзины Иванишвили «Грузинская мечта».

Настоятель монастыря Илии Праведного протоиерей Тариэл Сикинчилашвили прикрепил на монастырской ограде флаг «Грузинской мечты» и победу этой партии объявил «чудом господним».

Сегодня между политической властью Грузии и церковью более гармоничные отношения. Власть в отношении церкви демонстрирует лояльность, что частично обусловлено идеологической близостью.

Влияние религиозных групп на власть особенно ярко проявляется, когда правительство и парламент работают над какой-либо инициативой или законопроектом, с которым не согласна церковь.

Например, церковь категорически противостоит принятию антидискриминационного закона, смысл которого заключается в защите прав человека и борьбе со всякого рода дискриминацией, в том числе и по религиозному признаку.

Атака церкви на этот законопроект так напугала депутатов правящей партии, что один из них — Геди Попхадзе -заявил: «Если синод потребует не поддерживать законопроект, то я как прихожанин православной церкви на конфликт с ней не пойду… Мне православие дороже депутатского мандата». Парламент все-таки принял этот закон, поскольку этого требовали международные институты, хотя церковь все-таки настояла на внесении в закон определенных корректировок.

Религия в публичных школах

С сентября 2017 года учащиеся третьих и четвертых классов публичных школ начнут изучение новой дисциплины — «Я и общество». Стандарт предмета министерство образования и науки утвердило в июне 2016 года после годичных обсуждений.

Цель этой дисциплины — сформировать у детей представления об обществе, основанном на демократических ценностях. В первоначальной версии стандарта содержалась глава «Во что я верю», а также дискуссионные темы «Почему неприемлемо насилие под прикрытием религии», «Почему нужно уважать представителей иной веры» и т.д.

Духовные православные лица и консервативные группы общества обвинили министерство в подрыве национальных традиций – священники устраивали акции, засыпали министерство петициями.

После протестов церкви был утвержден другой вариант стандарта, в котором уже отсутствуют термины «толерантность», «меньшинства», «гендер».

Министр образования же посоветовал заинтересовавшимся происходящим журналистам быть «сдержанными, когда дело касается патриарха и церкви».

Неправительственные организации и эксперты критикуют министерство за отсутствие образовательной системы, основанной на общегражданских ценностях и религиозной нейтральности.

В публичных школах по сей день нерешенной остается проблема религиозной индоктринации и прозелитизма.

Например, в прессе освещался случай, когда 14-летний подросток был избит старшеклассниками за заявление о том, что он не верит в религиозные чудеса. Был также зафиксирован случай психологического давления на учеников, являющихся членами секты «Свидетели Иеговы». Другой случай – с урока физкультуры учащихся повели молиться в находящуюся по соседству со школой церковь. Ученикам-мусульманам одной из школ в Аджарии было объявлено, что они предают веру предков. В школах и классах зачастую обустраиваются молельни и «красные углы» (специально выделенные для икон места), которые торжественно освящаются. Во многих школах урок начинается с чтения молитвы «Отче наш».

В законодательстве Грузии все иначе. Закон о всеобщем образовании запрещает в публичных школах индоктринацию и демонстрацию религиозной символики не в академических целях, хотя профильное  министерство многие годы закрывает глаза на системную проблему, не желая портить отношения с доминантной религиозной группой, и избегает проблем с патриархией.
17 мая, фундаменталисты и русский нарратив

17 мая — в международный день борьбы с гомофобией и трансфобией — священнослужители и их паства в центре Тбилиси разогнали мирную акцию. В акции в защиту прав ЛГБТ-сообщества участвовали несколько десятков человек.

«Грузин-геев не существует», — кричали духовные лица. Один из них нес с собой табурет, очевидно предназначенный для расправы над участниками акции.

Сегодня заявления против фундаменталистских настроений звучат уже от некоторых представителей самой церкви.

В последний период противостояния часть духовных лиц обвиняет другую в «безграмотности, необразованности, фундаментализме и человеконенавистничестве».

17 мая – это не единственное проявление религиозного фанатизма. Оно часто наблюдается со стороны отдельных духовных лиц, часто слышно в проповедях, а иногда и переходит в более агрессивные формы.

Например, радикальное крыло духовных лиц пытается мобилизовать население против ID-карт. По их словам, верующие не должны брать новые удостоверения личности, так как в них содержится «знак зверя» («знак сатаны», «число дьявола» и т.п.)

Наряду с гомофобскими и ксенофобскими посылами в проповедях с церковных амвонов часто раздается и антизападная, и пророссийская риторика – «Европа, которая развращает», «Америка, которая требует от нас узаконить гомосексуализм», а «Россия – наша единоверная страна».

Одним из идеологов «Союза православных родителей» — организации, применяющей насилие в отношении инакомыслящих от имени церкви — является представитель православной церкви протоиерей Давид Исакадзе. Это тот самый священнослужитель, который протестовал против визита Папы Римского. Именно этим он аргументирует и причину противостояния с другими духовными чинами.

«Союз православных родителей» в последние годы выступал против строительства католических церквей и мечетей. Его члены главной опасностью называют глобализацию и либеральные ценности, не дают проводить Хеллоуин, а в 2009 году члены организации ворвались во время прямого эфира на телекомпанию «Кавкасия» и избили ведущего передачи и ее участников, поскольку им не нравилась книга, которую обсуждали в этой передаче.

Действия экстремистов патриархия ни разу публично не осудила. Более того, патриарх в их отношении несколько раз публично продемонстрировал лояльность, в том числе и в иностранных СМИ. В интервью ВВС в 2010 году на вопрос журналиста: «Если организация была создана без благословения патриархии, то почему не осуждаете их экстремизм?» патриарх ответил: «Потому что у них благие цели». Вместо выговора патриарх несколько лет назад наградил протоиерея Давида Исакадзе крестом и наделил правом носить митру.

Многие обеспокоены ультраконсервативными подходами, доминирующими в церкви.

«В этом процессе ни одна из сторон не является той силой, которой гражданское общество могло бы доверять полностью, результат противостояния непредсказуем», — говорит Леван Сутидзе, автор и ведущий передачи «Беседа о религии». По его словам, конфликт, который стал публичным, в итоге может помочь общественности сбалансировать власть церкви и способствовать укреплению в ней позиций умеренных сил.


Читайте также