Репортаж о жизни грузинских трудовых мигрантов " />

Польша — страна, где есть работа для граждан Грузии

Репортаж о жизни грузинских трудовых мигрантов

«Краснолюдки» — статуэтки гномов на улице Вроцлава, Польша. Март 2019 года. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

В аэропорту Кутаиси перед посадкой на Вроцлав можно услышать все диалекты Западной Грузии.

Пожилому человеку товарищи объясняют, как проходить регистрацию и паспортный контроль. Мимо проходит пассажир с полиэтиленовым пакетом вместо сумки.

Группа  мужчин — на вид сельские жители — шикарно ужинает в дорогущем кафе в зоне дьюти-фри. Кто-то делится планами по телефону — рассказывает, что переночует в аэропорту во Вроцлаве, а потом сразу пойдет искать работу.

Так, с первого взгляда, выглядит трудовая миграция из Грузии в Польшу.

• Эмигранты из Грузии в Европе перечисляют домой больше денег, чем те, кто работают в России

• Граждане Грузии в Европе — без виз, без убежища

• Грузия — новый дом для южноафриканских буров

64-летний Гурам Джоджуа – уроженец села в Западной Грузии. Он тоже прибыл во Вроцлав рейсом из Кутаиси как турист. Но на самом деле достопримечательности этого красивого европейского города ему мало интересны. Он ищет здесь работу.

У Гурама в селе плантация в 900 корней фундука. Но после того, как нашествие мраморного клопа уничтожило урожай, жить стало не на что. Работа в Польше, пусть даже временная, — единственная его надежда.

Тем более, что его зять уже год как работает во Вроцлаве. «Я уверен что мне помогут и найдут работу», — говорит нам Гурам.

Почему Польша?

За последние два года, после ведения безвизового режима для граждан Грузии, Польша стала одним из главных направлений для трудовой миграции из Грузии.

Безработица в Грузии составляет 12,7 процента, по официальным данным за 2018 год (самой высокой она была в 2009 году — 18,3 процента, с тех пор каждый год понемногу уменьшается). Путь в Россию практически закрыт из-за конфликта и жесткого визового режима. Главными направлениями миграции в последние годы считались Греция, Турция, Италия и Германия.

Но Польшу выгодно отличает то, что работа в этой стране легальна. Для граждан постсоветских стран – Украины, Беларуси, России, Молдовы, Грузии и Армении — разрешение на работу оформляется в упрощенном порядке. Для граждан Грузии это практически единственный шанс устроится на легальную работу за рубеж.

Варшава, Польша. Март 2019 года. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

Экономический рост Польши в 2018 году составил 5,1 процента. ВВП страны растет беспрерывно уже 26 лет подряд. Экономика Польши, в отличие от других европейских стран, избежала падения во время кризиса 2008-2009 годов.

Главное, в чем этот экономический бум ощущается – дефицит рабочей силы в стране.

“Сегодня Польша находится в сложной демографической ситуации. Каждый год с рынка рабочей силы уходят 700 тысяч человек, входит 400 тысяч. Убыток составляет 300 тысяч. Это продолжается несколько лет. В стране попросту не хватает рабочих рук”, – говорит нам Цезарий Кажмерчак, глава Союза предпринимателей и работодателей Польши.

Собственная рабочая сила уезжает из Польши в страны Западной Европы и Скандинавии – там зарплаты намного выше, а поляки как граждане ЕС имеют там право на работу. Поэтому Польша, чтобы компенсировать убыток, старается привлечь рабочую силу из стран бывшего СССР и Азии.

Платят здесь от 11 злотых [около 2,5 евро] в час. Работают зачастую по 10-12 часов. Неквалифицированный рабочий может заработать в месяц до 700-800 евро.

По данным Евростата, Польша приняла больше всех мигрантов в Европе из стран вне ЕС в 2017 году – 683 тысячи человек.

Как говорит Кажмерчак, на данный момент около 80 процентов трудовых мигрантов в стране — это граждане Украины.

Но и количество грузинских мигрантов быстро растет. Если до 2017 года их в Польше практически не было, то в 2018 году уже 12 тысяч граждан Грузии получили временное разрешение на работу. И лишь 3700 из них получили рабочие визы в консульстве в Тбилиси. Остальные прибыли в страну практически как туристы, воспользовавшись безвизом.

На февраль 2019 года Польша вышла на 10 место по денежным перечислениям граждан Грузии — 2,2 миллиона долларов в месяц. Для сравнения – в феврале 2018 года из Польши в Грузию было перечислено 800 тысяч долларов, в феврале 2017 – 127 тысяч.

Стройка в Познани, Польша. Март 2019 года. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

Работа есть для всех?

Мы с мужем решили оставить детей дома и уехать на работу в Польшу. Помогите, пожалуйста, найти какую-нибудь работу”, — такой пост был опубликован в группе в Facebook, в которой между собой общаются грузины, проживающие в Польше. Большинство постов в группе – просьбы помочь с работой, либо дать совет насчет документов. Работа, как правило, находится быстро.

Зять Гурама Джоджуа, Роланд Каджая (43 года), приехал в Польшу в декабре 2017 года. Устроился на стройку во Вроцлаве – на монтаже стеклянного фасада за 15 злотых [около 3,5 евро] в час. Опыта у него никакого не было, однако, как он говорит, ему помог опыт по изготовлению мебели – это то, чем он занимался в Грузии.

Устроили его в “гостинице”, в которой жили несколько человек в комнате, стоило это 450 злотых в месяц [около 100 евро].

Роланд показывает современное офисное здание – свое первое место работы, и с гордостью описывает рабочий процесс, перемежая грузинскую речь польскими словами – “винда” (лифт), “вузек” (тележка), “керовник” (руководитель).
За год с небольшим он вполне освоил разговорный польский. Сейчас у него уже третья по счету работа – на небольшом предприятии по производству мебели, чем он вполне доволен.

Заза Лобжанидзе (47 лет) живет в Польше, в городе Познань, чуть меньше года. Работает «магазинером», то есть кладовщиком на складе крупной сети супермаркетов Żabka.

«Главное, из-за чего я приехал сюда, это долги перед банком. Вся Грузия в долгах, я не исключение», — говорит Заза.

Найти работу в Польше, по его словам, просто – можно приехать по безвизу и обратиться уже на месте в какой-нибудь офис компании-посредника.

Но с первого раза везет не всем. Майя Несуашвили поверила на слово близкой родственнице и отдала 1500 евро посреднику — за гарантированную работу, жилье и документы, в итоге не получив ничего из обещанного. Два месяца она с другими грузинами ожидала разрешения на работу, кочуя “из хостела в хостел”. Затем получила работу на фабрике, но там возникли проблемы с оформлением временного вида на жительство — “карты побыту”.

Но в итоге Майе и ее мужу Зазе удалось найти работу – в компании, которая занимается уборкой территории в городе. Зарабатывают на двоих чуть больше тысячи евро. Снимают двухкомнатную квартиру в аккуратной старой пятиэтажке в центре города, вместе с двумя соседками-грузинками. В квартире нет ни интернета, ни телевизора.

Майя и Заза (52 и 57 лет) — из Кахетии в Восточной Грузии. На родине у них остались взрослые дети. Говорят, что искать работу за рубежом их вынудила безработица на родине. До этого три года работали в Израиле – нелегально.

“В Польшу приехать дешево, главное — здесь оформляются документы, медицинская страховка. Все легально, и никто тебя не трогает. Зарплаты не такие большие, но что поделаешь — у нас на родине и половины этого нет”, – говорит Заза.

Однако довольными остаются далеко не все. Гела (имя изменено) в Польше шесть месяцев. Работает на складе крупной брендовой компании в Гданьске. Получает около 80 злотых [около 18,5 евро] в день. Говорит, что условиями недоволен и хотел бы поехать на работу куда-нибудь в Западную Европу.

“Меня не один раз здесь обманывали. Якобы есть для меня работа, приезжаю – а вместо гипсокартона, оказывается, работать надо с арматурой. Транспорт здесь дорого стоит, выходит, что выбрасывал деньги на ветер”.

“Работал на фабрике на 11 злотых в час. Поляк там же на той же позиции получал 21 злотый. Спрашиваю, почему – отвечают, потому что он поляк”.

Не нравится ему и отношение местных: “Совсем не хотят говорить по-русски. Даже номер автобуса не подскажут. А мы всех иностранцев в Грузии шашлыками и хинкали встречаем”.

“Жаловаться некому”

Зураб Торчинава живет во Вроцлаве больше 20 лет. Гражданство получил от действующего президента Анджея Дуды, чем очень гордится. В молодости Зураб был акробатом и выступал в цирке. Дослужился в Тбилиси до руководителя труппы. Но в 90-е работы не стало, и он решил уехать из страны. Обосновался во Вроцлаве, создал здесь семью. О своих занятиях рассказывает скупо: “выучился ремеслу, работал физически, сейчас занят в охране”.  

Два года назад грузины начали приезжать во Вроцлав на работу. А Зураб стал для них неформальным защитником и зачастую последней надеждой.

На добровольных началах он консультирует соотечественников, помогает с переводом, в переговорах с работодателями и посредниками, решать вопросы с задолженностями по зарплатам.

Во время нашего разговора его телефон звонит почти каждую минуту.

Зураб говорит, что главная проблема большинства приезжающих – их неосведомленность, а также недостаточная квалификация:

“Им обещают работу и документы. Но на месте оказывается, что человек не умеет делать то, ради чего его наняли. В итоге люди остаются без работы и начинают искать новую”.

По словам Зураба, много случаев, когда людям задерживают зарплату, а иногда не платят вообще – кончается срок легального пребывания, и они вынуждены уезжать без денег.

Так случилось с товарищами Роланда Каджая по работе на стройке – тех грузин, которыми руководство осталось недовольно, скоро уволили. Часть из них уехали, так и не дождавшись уже заработанных денег.

“Они не говорят, что не заплатят. Говорят — завтра, послезавтра, в понедельник. Я здесь не знаю ни одного грузина, у кого хоть раз не было бы такой проблемы”, — говорит Роланд.

Зураб Торчинава говорит, что юристов или организаций, защищающих интересы грузинских трудовых мигрантов в Польше, нет. А у самих мигрантов нет денег на адвокатов.

“Жаловаться некуда. Им говорят, что зарплаты нужно подождать. А у людей выходит 90-дневный срок и они вынуждены уезжать”, — объясняет Зураб.

Лексо Ахалая живет в Познани. Он из города Зугдиди в Западной Грузии. По образованию он историк, закончил университет в Варшаве, учился в докторантуре в Познани. Работу в дистрибьюторской компании он совмещает с предпринимательством – привозит из Грузии рабочих на стройки, а сейчас ищет место в старом городе, чтобы открыть грузинскую пекарню.

Он, как и Зураб, по мере сил пытается помочь соотечественникам, оказавшимся в сложной ситуации.

По его словам, неосведомленность — главная проблема грузинских трудовых мигрантов:

“Они должны знать, куда едут, где будут работать, какая у них профессия и что могут делать. 90 процентов этого не знают, говорят, мол, там Европа и “что-то будет”.

Кроме того, мигранты зачастую страдают по вине недобросовестных посредников.

“Когда люди не получают зарплату, в восьми из десяти случаев виноват посредник, который присваивает деньги”, — поясняет Лексо.

Он рассказывает, что, например, посольство Украины в Польше организованно помогает своим мигрантам, в том числе в получении задержанной зарплаты, и сотрудничает в этом деле с польскими ведомствами. “Было бы желательно, чтобы Грузия сделала то же самое”, — говорит Лексо.

Темур Пурцеладзе, советник посольства Грузии в Польше, рассказал нам, что в диппредставительстве действует «горячая линия», куда граждане Грузии обращаются за помощью.

В основном, по его словам, люди интересуются тем, как попасть на работу в Польшу, а также обращаются в случае проблем с получением зарплаты. ”Мы по мере сил стараемся помочь”, — говорит Пурцеладзе. В то же время, говоря о грузинской трудовой миграции в Польшу, он упоминает слово “хаотичная”. Очевидно, что справиться с ее возросшими масштабами грузинскому представительству сложно.

Цезарий Кажмерчак также говорит, что масштабы трудовой миграции в Польше практически застали врасплох польские службы, ответственные за миграцию. И именно в этом причина проблем, с которыми сталкиваются мигранты.

“Польша — не страна иммигрантов. Государство просто не справляется с таким наплывом людей”, — говори Кажмерчак.

Легальное пребывание — насколько это сложно?

Для того, чтобы легально устроиться на работу в Польше, необходимо получить временное разрешение на работу. Для этого работодатель должен обратиться в «ужонд» — орган местного самоуправления.

Как правило, получение такого документа — вопрос нескольких дней.

Имея такое разрешение, можно получить рабочую визу сроком от шести месяцев до года, а можно отправиться в Польшу, воспользовавшись правом пребывания без визы в течение трех месяцев.

Скульптурная композиция в центре Вроцлава, Польша. Март 2019 года. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

Уже находясь в Польше, можно подать на получение временного вида на жительство — «карты побыту» — на три года. Для этого надо представить документы с места работы и об аренде жилья, а также уплатить пошлину в размере 450 злотых [около 100 евро]. Однако следует учитывать, что вопрос «карты побыту» жестко связан с местом работы – если человек уходит с работы, откуда подавал на карту, то процесс аннулируется, и подаваться следует заново – уже с новой работы.

Ввиду большого наплыва мигрантов и загруженности польской миграционной службы, ждать «карты побыту» приходится долго – зачастую больше года. Однако человек, подавший на карту, имеет право на легальное пребывание и работу в Польше.

Процесс рекрутирования кадров среди иностранцев польские частные компании полностью доверяют компаниям-посредникам. В основном в Польше такими компаниями управляют граждане Украины. Большинство вакансий, объявляемых посредникам, – бесплатные. То есть услуги посредников оплачивает работодатель.

По словам Лексо Ахалая, платная вакансия у агентства не должна стоить дороже 200 евро.

В свою очередь, грузинские посредники сотрудничают с посредниками из Польши, которые им предоставляют актуальные вакансии.

Вроцлав, Польша. Март 2019 года. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

Польша – плюсы и минусы

— Главный плюс трудовой миграции в Польшу – легальная работа. В том числе – для низкоквалифицированных работников.

— Большой плюс, о котором нам говорили все, кого мы об этом спрашивали, – отношение местного населения к Грузии и грузинам. Поляки в основном к грузинам относятся очень положительно.

— Минус для грузинских мигрантов – сравнительно низкие зарплаты (по сравнению с Германией, Грецией, Италией и другими западноевропейскими странами). «Следует учитывать, что если у человека большая финансовая проблема, работой в Польше ее не решить. Максимум можно будет отправлять домой 500 долларов в месяц», — объясняет нам Заза Несуашвили.

Языковой барьер – главный минус

В отличие от украинцев и белорусов, грузины не знают и не понимают польского языка. А многие не знают и русского. Это создает большие проблемы и стоило многим работы. «Когда не понимаешь, что тебе говорит начальник, когда тебе говорят сделать одно, а ты делаешь что-то другое – кто станет держать такого человека на работе?», — говорит Роланд Каджая.

Заза Лобжанидзе говорит, что надеялся на свое знание английского, но оказалось, что в Познани это не давало ему никаких преимуществ. Зато помогло знание русского – на нем было легче общаться с компаниями посредниками, где работают в основном украинцы.

Русский язык помог и Майе и Зазе Несуашвили – они общаются с начальством через коллег-украинцев.

Варшава, Польша. Март 2019 года. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

Лексо Ахалая советует желающим приехать в Польшу предварительно заняться изучением польского языка, хотя бы на элементарном уровне. Заза Лобжанидзе рассказывает, что ходит на курсы польского языка, предоставляемые государством, всего за 75 злотых [около 17,5 евро].

Майя и Заза Несуашвили говорят, что не видят смысла учить польский, — для работы он им не нужен, а оставаться в Польше они не собираются.

Агентства-посредники

Мы обратились в агентство, рекламирующее себя с помощью Facebook на грузинском языке. По указанному на странице телефону нам ответили, что в данный момент вакансий нет. Вакансии агентству предоставляет офис в Познани.

Стоит услуга агентства 300 евро. Сюда входит, по словам нашей собеседницы, «гарантированное рабочее место». Приезжать агентство рекомендует по безвизу, однако не организует «карту побыту» и ее получать придется самостоятельно.

В месяц агентство оправляло в Польшу до 50 человек.

Стройка в Познани, Польша. Март 2019 года. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

Еще одно агентство-посредник, куда мы обратились по найденному объявлению, запросило за свои услуги 400 долларов. Среди предлагаемых вакансий – работа на фабриках, строительстве, в ресторанах и складах.

В пакет услуг, как нам объяснили, входит оформление приглашения для полугодовой или годовой рабочей визы. А также – «встреча на месте и сопровождение до места работы».

Вопрос вида на жительство агентство и в этом случае предлагает решать самостоятельно.

С 2015 года, согласно закону Грузии о трудовой миграции, посредническая деятельность по предоставлению работы за рубежом регулируется. Как рассказал Георгий Бунтури, руководитель управления по вопросам миграции министерства труда и здравоохранения и социальной защиты Грузии, компании-посредники обязаны регистрироваться в публичном реестре согласно своему роду деятельности и предоставлять каждый год регулярные отчеты.

По закону, предоставляя услуги гражданам, компании обязаны оформлять три вида договоров: между компанией-посредником и компанией-работодателем, между компанией-посредником и соискателем работы, и между работодателем и соискателем.

За нарушение предусмотрен денежный штраф — от 300 до 1000 лари [примерно $110-370].

В настоящее время в Грузии работает до 60 компаний, занимающихся трудовой миграцией за рубеж.

«Соискатель работы должен хорошо изучить, куда отправляется и на каких условиях. Он должен убедиться, что на самом деле получит разрешение на работу, а также ознакомиться с трудовым договором или, по крайней мере, с его образцом», — говорит Бунтури.

По его словам, в Грузии работают недобросовестные компании, из-за которых люди остаются обманутыми.

Георгий Бунтури говорит, что правительство Грузии ищет пути для заключения договоров с другими странами ЕС, чтобы открыть возможность трудовой миграции для граждан Грузии. С 1 февраля начал действовать договор с Францией. Правда, поехать туда на работу не так просто, как в Польшу.

Вроцлав, Польша. Март 2019 года. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

Первой процесс легальной трудовой миграции в Польшу в качестве пилотного проекта запустила Международная организация миграции в 2015 году. По словам руководителя программы в Грузии Натии Квициани, за это время в рамках проекта удалось трудоустроить 32 человека.

«Была создана модель, которую можно использовать и с другими странами», — объясняет Квициани.

В то же время именно Польша, как считают эксперты, чем дальше, тем больше будет нуждаться в рабочей силе. Как говорит Цезарий Кажмерчак, “До 2050 года дефицит рабочей силы в Польше составит пять миллионов человек. Если что-то не изменится, по-прежнему будем приглашать мигрантов”. В то же время, по его словам, Польше повезло с тем, что иностранцы, прибывающие в эту страну, работают, а не сидят на пособиях, как в странах Западной Европы.

Варшава, Польша. Март 2019 года. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

Дома лучше

Практически никто из мигрантов из Грузии, с которыми нам удалось пообщаться в Польше, не собирается оставаться в стране надолго и не связывает с ней своего будущего.

«Если у нас на родине будет работа хотя бы на 500 лари [около 165 евро] в месяц, мы бы не задумываясь вернулись», — говорит Майя Несуашвили.

Заза Лобжанидзе категорически отрицает возможность остаться в Польше: «как только у нас в стране все наладится, я вернусь».

«Работу в Польше я не считаю своим успехом. Моим успехом будет хорошая работа либо собственное дело в Грузии», — говорит Роланд Каджая.

При поддержке «Медиасети»

Читайте также