Репортаж JAMnews из Германии о жизни просителей убежища, из-за которых Грузии угрожает приостановление безвизового режима " />

Граждане Грузии в Европе — без виз, без убежища

Репортаж JAMnews из Германии о жизни просителей убежища, из-за которых Грузии угрожает приостановление безвизового режима

Германия — наиболее привелкательная страна в Европе для мигрантов из многих стран. Берлин, июнь 2018 г. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

В одном из районов Берлина, среди парков, зелени и множества вилл, затерялись два корпуса, в которых живут беженцы из разных стран мира, нашедшие приют в Германии. Перед общежитием меня встречает Каха (имя изменено). Чтобы зайти в общежитие, надо зарегистрироваться перед входом у охраны, также «смотрящие» есть на каждом этаже. Мы поднимаемся на третий этаж, заходим в маленькую комнатку, в которой есть все необходимое — кровать, стол, письменный стол, также небольшая ванная с туалетом.  На столе лежат фрукты.

Наш 27-летний герой из Грузии живет здесь с ноября 2017 года. Каха — гей. По его словам, он понял это, когда ему было десять лет, и с тех пор он знал, что, к сожалению, в Грузии жить так не получится. Каха один из многих мигрантов, которые решили испытать судьбу и найти убежище в Европе, воспользовавшись  режимом визалиберализации.

Он купил билет Кутаиси-Берлин, и, оказавшись в Германии, подал прошение на получение убежища. Сейчас на руки ему дают 109 евро в месяц, у него есть комната, оплачивается еда и проездной по Берлину. С недавних пор Каха начал посещать курсы немецкого языка, которые также финансируются немецким правительством. Его жизнь более-менее налаживается.

“В Грузии я подвергался постоянной дискриминации, меня выгоняли с работ. Последняя работа была  официантом, и после очередного конфликта мне сказали, что им такие не нужны. Однажды вообще пьяный клиент в ресторане избил меня, да так, что я в больнице оказался с переломанной челюстью”,   — рассказывает Каха.

Он утверждает, что сбежал от дискриминации по признаку его сексуальной ориентации.

“У нас тоже есть право на достойную жизнь. А наш министр юстиции врет, когда заявляет, что нет дискриминации в стране, и что все хорошо. Если бы я хорошо жил в своей стране, я хотел бы оставаться со своей семьей. Теперь я могу спокойно спать, есть и не думать о том, что вот сегодняшний день я пережил, никто меня не оскорбил, не побил, и никто не узнал мою тайну… Здесь я могу дышать свободно”.

У Кахи была еще одна причина покинуть родину — он ВИЧ-инфицированный. И к тому моменту, когда он прилетел в Берлин, у него также обнаружили туберкулез. Сейчас кризис позади, с первого дня, как он подал заявление на убежище, ему начали оказывать квалифицированную медицинскую помощь и продолжают оказывать ее до сих пор.

Либерализация визового режима и последствия

Прошло чуть больше года со дня, когда Евросоюз открыл свои границы для граждан Грузии. Однако процесс либерализации визового режима остается сложным экзаменом для страны, которая взялась доказать, что достойна европейского пути.

 С 28 марта 2017 года граждане Грузии имеют право на 90-дневное пребывание в странах Евросоюза в течение 180 дней.

Безвизовый режим облегчил жизнь многим гражданам Грузии. Уже больше года, просто купив билет, можно оказаться в любой стране Европы (кроме Великобритании и Ирландии). Намного легче стало съездить в отпуск, навестить родственников, посетить мероприятия и конференции.

Однако одновременно Грузия вошла в десятку стран-лидеров, поставляющих гуманитарных мигрантов в страны ЕС.

Берлин, июнь 2018 г. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

Факты:

 

В январе 2018 года граждане Грузии подали 1748 прошений об убежище в странах Евросоюза; в феврале 2018-го – 1650, в марте – 1613 (для сравнения: 541 прошение было подано в марте 2016-го и 753 — в марте 2017-го).

 

А по данным  немецкого Федерального ведомства по вопросам миграции и беженцев (BAMF) за 2017 год, граждане Грузии подали 3462 заявления. Грузия вошла в топ-10 стран, граждане которых подают на статус беженца. С января по март 2018 года было подано 1633 заявления. Тем самым Грузия оказалась по соседству  с Эритреей (1839) и Сомали (1360).

 

Однако, согласно последним данным, с января по май 2018 года количество соискателей из Грузии неуклонно сокращалось и в мае составило всего 174.  

 

Квота успешности прошений об убежище, поданных гражданами Грузии, невелика – одобряется менее двух процентов заявлений.

История  каждого человека, решившего покинуть родину и подать на получение убежища, индивидуальна. Только он знает, что подвигло его сделать это. Однако в историях наших героев можно  увидеть общие тенденции. Кроме жалоб на дискриминацию или преследования, главные причины — недоступность здравоохранения в Грузии и просто бедность.

Мигрантов можно разделить также и по времени: до принятия решения о либерализации визового режима и после него.

Мы навестили 60-летнего Бондо Пипия в онкологической больнице города Кемниц, некогда именуемого Карл-Маркс-Штадт, где Бондо проходит лечение от рака. Ему недавно сделали химиотерапию. Он — беженец из Абхазии, проживший более 25 лет в портовом городе Поти без стабильной работы и доходов.

Он безуспешно пытался найти финансовую поддержку от государства на лечение. Денег, выделенных местными властями, не хватило. Продав все что можно, он собрал около шести тысяч лари (2500 долларов), но и этого было недостаточно. И тогда он решился на последний, отчаянный, шаг.

“В апреле 2017 года я решил поехать в Европу. Я был уже полумертвый, руки дрожали. Я прилетел в Дортмунд один. Там я сел в автобус, поспрашивал людей, как мог, попалась женщина, знающая русский, и посоветовала поехать в Кемниц, так как там больше русскоязычных”, — рассказывает Бондо.

Там он оказался сначала в лагере беженцев, и после обследования его положили в больницу. Это его спасло — по словам Бондо, в Грузии он умер бы еще семь месяцев назад. И за это он очень благодарен Германии:

“Всегда говорю, что одна моя родина – Абхазия, а вторая — Кемниц. Я здесь второй раз родился”.  

Бондо говорит, что после завершения лечения собирается возвращаться домой.

Клиника в городе Кемниц, Германия, где нашли приют просители убежища из Грузии. Июнь 2018 г. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

В отличие от Бондо, у 40-летнего Гиорги (имя изменено) нет планов на возвращение, так как здоровье его сына-подростка в руках немецкого здравоохранения. У сына врожденная болезнь, и со взрослением его состояние ухудшалось. Гиорги с сыном в конце 2016 года прилетели в Германию по туристической визе и попросили убежища.

“Моя жена — учительница в школе, а я маляр, делал ремонты. Но нам не хватало денег, чтобы регулярно лечить ребенка, а это нужно делать всю жизнь. Я слышал, что в Кемнице есть большой  лагерь беженцев, поэтому приехал сюда”.

Жизнь беженца в Германии сначала оказалась нелегкой — три месяца Гиорги с сыном жили в лагере в «контейнере». Но потом им выделили отдельное жилье, позволили семье воссоединиться, выдают на всех 1300 евро в месяц.

Статуса беженца у Гиорги и его семьи нет, есть право оставаться  в стране до конца октября 2018 года. Продлят ли им это право, никто заранее сказать не может. Это зависит в том числе от того, сможет ли Гиорги доказать, что в Грузии ему нужно будет платить за лечение сына. Он говорит, что это проблема — правительство не хочет предоставлять такой документ. Кроме того, по его словам, представители грузинских властей информируют немецкие ведомства, что в Грузии любое лечение бесплатно, и они свободно могут отпускать назад беженцев, нуждающихся в лечении. Хотя на самом деле это неправда.  

Для 33-летней Нелли (имя изменено) путь от беженки до получения рабочей визы был непростым. Уже четвертый год она живет в Германии. И год как она начала работать медсестрой в одной из берлинских клиник.

Нелли — из Абхазии. После войны в начале 90-х оказалась в России, а позже семья переехала в Грузию. Нелли вышла замуж, родила двоих детей. Семья, по ее словам, занималась бизнесом. Но чуть позже бизнес прогорел, а также появилось много личных проблем. Она больше не могла оставаться в стране и вынуждена была покинуть ее навсегда. Через знакомых Нелли нашла «таксиста», которому заплатила четыре тысячи евро за переправку в Берлин.

“Когда мы приехали, в кармане у меня было всего десять евро. У меня здесь никого не было, поэтому я вынуждена была подать на статус  беженца. Я не знаю, как получилось, но мне разрешили остаться. Я работала официанткой, потом пошла учиться на медсестру — это очень востребованная и хорошо оплачиваемая работа. На сегодняшний день я могу содержать себя и своих детей”, — говорит Нелли.

О возвращении в Грузию Нелли не думает.  

Берлин, июнь 2018 г. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

Что будет с безвизовым режимом?  

С февраля 2018 года немецкие политики начали бить тревогу из-за наплыва просителей убежища из Грузии. Депутат бундестага от фракции ХДС/ХСС Стефан Майер в интервью Die Welt назвал «нахальным и неприемлемым» нарушение условий безвизового режима со стороны некоторых граждан Грузии. По его словам, они пытаются получить убежище в Германии, чтобы воспользоваться системой здравоохранения страны, однако у их заявок нет шанса на успех.

“С учетом роста количества соискателей убежища в три раза за последние четыре месяца, пришло время действовать. Если эти события вовремя не остановятся, ЕС должен доказать, что он способен действовать, и упразднить безвизовый режим (для граждан Грузии)», — заявил Майер.

А министр интеграции земли Северный Рейн-Вестфалия Йоахим Штамп обратился к федеральному правительству Германии с просьбой принять меры. В своем письме он писал, что вместе с ростом количества соискателей убежища, часть заявителей ведет преступную деятельность. Кроме того, по его словам, увеличилось количество связанных с гражданами Грузии проблем в лагерях для беженцев.

Руководитель  одной из крупнейших общественной организаций мигрантов Берлина клуб «Диалог» Наталья Реслер объясняет нам, что зачастую цифры статистики преподносят без учета общего контекста.

“К примеру, статистика говорит, что за последние восемь месяцев в земле Северный Рейн-Вестфалия количество прошений на убежище от граждан Грузии увеличилось в три раза. Это звучит очень внушительно, и медиа подхватывает эту тему. А на деле раньше этих прошений было 145, а в последние восемь месяцев их стало 740. И если сравнить эту цифру с тысячами прошений из других стран, то это капля в море”.

По словам эксперта, в основном волна негативной информации шла из земель Северный Рейн-Вестфалия, Баттен Вюртенберг и Бавария. А министр по интеграции в земле Северная Рейн-Вестфалия и министр внутренних дел Баварии даже призвали начать процедуры в парламенте по приостановлению безвизового режима.

“Но, думаю, отмены безвизового режима не будет. Есть несколько механизмов, по которым сейчас может пойти Германия. Есть механизм временной отмены. Также можно дать Грузии статус безопасной страны [на сегодняшний день Грузия признана безопасной страной во Франции, Норвегии, Болгарии, Ирландии и Австрии — JAMnews], и когда она попадет в это список, то процесс депортации значительно облегчится. И очень важно, что с грузинской стороны есть старания, власти сотрудничают с властями Германии и это очень высоко ценится”, — объясняет эксперт.

Директор и сооснователь Института миграционной политики в Берлине Ольга Гулина считает, что, конечно же, либерализация визового режима повлияла на увеличение притока граждан, подающих прошение на убежище. Тем не менее, оснований для приостановления безвиза пока нет:

“Политики на европейском уровне сделали официальные заявления, что  такое может произойти только в том случае, если Грузия прекратит сотрудничество и не будет выполнять условия о реадмиссии. Это значит, что те, кто не получил убежища, должны быть возвращены в Грузию. Если Грузия продолжит выполнять все взятые на себя обязательства и проводить мощную информационную кампанию, то отмены визалиберализации не произойдет”.

Координатор по работе с мигрантами в берлинской ВИЧ-сервисной организации Berliner AIDS-Hilfe Серджиу Гримальски делится с нами своими наблюдениями. По его словам, раньше (на протяжении 2000-х годов) граждане Грузии в Германии были редкостью, сейчас же их стало заметно больше.

“Одновременно в группе моих клиентов (ВИЧ-инфицированных мигрантов) в месяц раньше было максимум три-пять граждан Грузии. А после отмены виз есть чувствительная разница — из пяти моих рабочих дней два дня уходят полностью на граждан Грузии. Например, на этой неделе у меня семеро грузин, из которых четверо новых”.

Берлин, июнь 2018 г. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

Либерализация визового режима и преступность

Преступность среди граждан Грузии и набирающая силу “грузинская мафия” стали одной из излюбленных тем европейских и особенно немецких медиа после отмены виз для граждан Грузии. Обратившись в Федеральную Криминальную Полицию Германии, мы получили статистику за последние четыре года, в том числе данные по преступлениям, совершенным иностранными гражданами.

Факты:  

 

Количество преступлений, совершенных гражданами Грузии в Германии:

 

2014 год – 6501

2015 год – 8085

2016  год – 7598

2017 год – 7671

 

В основном граждане Грузии попадаются на кражах — от квартирных краж до краж велосипедов и воровства в магазинах.

Изучив статистику, обнаруживаем, что, во-первых, в 2017 году число преступлений, совершенных гражданами Грузии, чуть выше, чем в 2016-м, но меньше, чем в 2015-м.

Соответственно, безвиз на уровень криминала не повлиял, по крайней мере в 2017 году.

И второе — грузинский криминал в Германии далеко не на ведущих позициях. Впереди всех соседи Германии — поляки. Среди граждан ЕС лидируют по криминалу Румыния, Греция и Италия. Среди граждан других стран — сирийцы и иракцы. Албания и Косово, тоже небольшие страны за пределами ЕС, намного опережают в этом “рейтинге” Грузию.

Представитель профсоюза криминальной полиции Берлина Карстен Милиус, в беседе с нами попытался объяснить, как проблема грузинского криминала воспринимается немецким обществом:

“Нельзя сказать, что грузины особенно выделяются на фоне других. Конечно же, когда увеличивается количество прошений на убежище, всегда найдутся люди, которые время ожидания используют для того, чтобы криминальным способом заполучить деньги. Грузия маленькая страна и расположена далеко от Германии. Что для немецкой прессы является неким экзотическим фактором”.

По его словам, нужно, конечно, учитывать, что именно квартирный грабеж – очень сенситивная, интимная сфера, для некоторых людей почти приравнена к сексуальному насилию и очень глубоко касается страхов пострадавших.

“Также это очень политическая тема. Тема, которая касается восприятия населением собственной безопасности. Когда банду из Грузии поймали в Западной Германии, это стало темой, о которой пресса охотно рассказывала”.

К тому же именно квартирных воров труднее всего найти.

Серджиу Гримальски считает, что грузинская миграция, конечно, имеет потенциал преступности, также как и миграция граждан других бедных стран. Но он не верит, что безвиз на это повлиял:

“Те, кто только приезжают, вообще пока страну не знают, не разбираются в ней, не знают ментальность и т.д. Чтобы быть преступником, надо много знать о будущей цели, жертве преступления. Криминалы (из Грузии) здесь были и до визалиберализации”.

Также считает и Наталья Рослер:

“Конечно же, в определенной мере криминалы используют  безвизовый режим в своих целях. Зерно правды в этом есть.  Но раздувать это до той степени, чтобы клеймить всю грузинскую диаспору, смешно”.

Другой путь

Нино Кавелашвили, Фото: Давид Пипиа, JAMnews

Далеко не все граждане Грузии попадают в Европу «путем беженца». Для 35-летней Нино Кавелашвили это был долгий, но верный путь. Как и многие другие, 17 лет назад Нино приехала в Германию по программе Au-pair (живешь год в немецкой семье, помогаешь с детьми и учишь в это время язык и культуру страны). Затем смогла поступить в университет. Впоследствии, после долгих поисков, найти престижную работу.

Тема о наплыве беженцев из Грузии и грузинском криминале в Европе ее беспокоит и волнует. Она считает, что высказывания некоторых европейских политиков несправедливы.

“То, что больше грузин начало приезжать, правильно, так и должно быть. Если кто-то из них становится на неправильный, ужасный путь, это их личное решение. И это не должно стать причиной каких-то политических решений. Потому что есть и другие грузины, которые живут по-другому и обогащают немецкое общество, любят немцев и любимы немцами. И было бы несправедливым фокусироваться только на негативе”.

Усилия Грузии

Арчил Караулашвили, руководитель генерального директората евроинтеграции МИД Грузии в комментарии для JAMnews называет безвизовый режим с ЕС “результатом огромных усилий правительства Грузии и достижением грузинского народа”.

Он отмечает, что Грузия полностью выполняет свои обязательства по реадмисии, что отмечено в отчете Еврокомисии. Правительство страны пристально следит за статистикой и тенденциями миграции, а также, начиная с 2015 года, ведет информационную кампанию для населения о том, как путешествовать в Европу, не нарушая безвизового режима. Сейчас МИД реализует третью волну кампании с целью информирования граждан о негативных последствиях злоупотребления процедурами получения убежища в странах ЕС.

Уже принят закон, который ужесточает процедуру смены фамилии — это было одной из лазеек для тех, кто после депортации хотел снова попасть в ЕС. Обсуждаются другие инициативы, которые ограничат возможности нарушений.

В плане борьбы с преступностью правительство Грузии успешно сотрудничает с Европолом, Eurojust и агентством по охране границ ЕС FRONTEX.

Все это, утверждает представитель МИД, способствовало снижению фактов нарушений безвизового режима.

“Надо посмотреть, насколько будут успешными усилия правительства в той ситуации, когда экономическая ситуация в стране такова, что люди вынуждены искать пропитание за рубежом. Не думаю, что эти меры снизят поток просителей убежища”, — сказала нам представитель оппозиционного Национального движения Саломе Самадашвили.       

Представитель другой оппозиционной партии — “Европейская Грузия” — Гиорги Канделаки утверждает, что одной из причин проблемы является общий рост криминала в Грузии, а также и то, что не существует возможности легального трудоустройства в Европе, из-за чего граждане Грузии используют право на убежище в экономических целях.

“Это очень острая проблема и закрывание каких-то бюрократических лазеек не устранит ее причин”,  — считает Канделаки.

Главное, по его словам, что надо сделать — на самом деле бороться с преступностью, развивать экономику и решать проблему безработицы.  

При поддержке «Медиасети»

Читайте также