Лавандовое поле, временный дом и чувство безопасности - что обрели переселенцы на новой родине " />

Грузия — новый дом для южноафриканских буров

Лавандовое поле, временный дом и чувство безопасности - что обрели переселенцы на новой родине

Семья Дю Приз, Гардабани, Грузия. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

Белых фермеров в Южноафриканской Республике хотят лишить земли. Новый президент ЮАР Сирил Рамапоса, избранный 15 февраля,  заявил в одном из интервью, что поддерживает конфискацию земли у белых — для того, чтобы чернокожее население страны, долгие годы угнетаемое белыми, имело возможность вернуть отобранное и восстановить свои права. «Экспроприация земли без компенсации предусмотрена в качестве одной из мер, которые мы будем использовать для ускорения перераспределения земли среди чернокожих южноафриканцев», — заявил президент ЮАР. Соответствующий законопроект поддержало и большинство депутатов Национального собрания, запустив таким образом процедуру внесения поправки в конституцию.

Белые составляют около девяти процентов населения страны, при этом владея значительной частью сельскохозяйственных угодий. Экспроприация земли — не единственная опасность, которая грозит белым фермерам в ЮАР — на них часто совершаются нападения, в том числе заканчивающиеся убийствами. Один из самых знаменитых виноделов страны Чарльз Бек тоже недавно пережил такое нападение, чудом оставшись в живых. 

С 1994 года, когда закончился режим апартеида, и к власти в стране пришли чернокожие во главе с Нельсоном Манделой, многие потомки европейских колонистов стараются эмигрировать в другие страны, где будут чувствовать себя безопаснее. Одной из таких стран стала Грузия, где тоже поселились эмигранты из ЮАР. В июне 2017 года журналисты JAMnews побывали на ферме недалеко от Гардабани, на которой обосновалась семья буров-переселенцев. 

“Мы не хотим возвращаться назад”, — уверенно говорит блондинка средних лет, когда мы припарковываем нашу машину и продолжаем путь на ее внедорожнике. Плохая грунтовая дорога ведет к фермерскому дому, который находится в 64 километрах к югу от столицы Грузии и в 14 километрах от ближайшего города Гардабани. Это место стало новым домом для Адри Дю Приз, ее мужа и двоих детей-подростков, которые покинули Южную Африку два года назад в поисках мира, дружелюбных людей и плодородной почвы для своих «сельскохозяйственных экспериментов».

«Некоторые могут посчитать, что мы сбежали в Грузию. Но это решение мы приняли, потому что (для нас) это означало прогресс», — говорит 41-летняя Адри. «В Грузии вы можете видеть прогресс, люди здесь приветствуют вас с распростертыми объятиями. А в Южной Африке это уже не так».

Адри и Джерри Дю Приз. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

Семья Дю Приз — одна из многих семей буров или африканеров – потомков белых поселенцев в Южной Африке, которые покидают свои дома ради безопасности — чтобы избежать жестоких нападений. Поскольку конец режима апартеида в ЮАР в начале 1990-х годов повлек за собой рост расовой конфронтации, насилия и преступности.

Далекие предки Дю Приз — из Голландии, Франции, Шотландии и Германии. Хотя в настоящее время у них нет родственников в Европе.

От окраины города Гардабани, где проживает около одиннадцати тысяч человек, мы проезжаем по полуразрушенному поселку, который в период Советского Союза был военным городком, недоступным для посторонних. Дю Приз каждый раз проезжают по этому городу-призраку, когда они отправляются в магазин в Гардабани, в Тбилиси или куда-либо еще.

После езды по равнине, покрытой зелеными возделанными полями, прибываем во двор без единого дерева и тени. Временный дом семьи представляет из себя два контейнера и небольшое одноэтажное строение между ними, на фоне контуров фабричных труб на далеком горизонте.

«Это всего лишь временное сооружение, чтобы было где ночевать», — говорит 46-летний Джерри Игнатиус Дю Приз, муж Адри. Они посадили вокруг десятки разных деревьев и позже планируют построить большой дом.

 

Новая жизнь в грузинском Гардабани

Когда-то туристическое направление для семьи Дю Приз, а ныне их родная деревня Лемшвениера насчитывает примерно 1600 жителей и входит в муниципалитет Гардабани в регионе Квемо Картли на юге Грузии. В приграничном с Азербайджаном муниципалитете проживает смешанное население — 44 процента местных жителей являются этническими азербайджанцами, которые в основном заняты в сельском хозяйстве — земледелии, животноводстве и пчеловодстве.

Лето здесь долгое и жаркое, а зимы не очень холодные. Дю Приз купили здесь девять гектаров земли. Кроме того, они имеют право возделывать рядом еще около 12 гектаров, пока не заработают денег, чтобы купить и этот участок.

В целом в Грузии в настоящее время проживает девять семей буров, говорят Дю Приз. Три семьи из них живут здесь, в Лемшвениере.

Джерри Дю Приз в своем новом доме около Гардабани. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

По информации пресс-службы муниципалитета Гардабани, южноафриканцы в общей сложности владеют приблизительно тысячей гектаров сельскохозяйственных угодий, нанимают до десяти человек и продают свой урожай в Батуми на черноморском побережье, и в соседней Турции. В основном они выращивают кукурузу, пшеницу и ячмень.

Буры приехали в далекую для них Грузию, откликнувшись на приглашение правительства страны. Мотивом грузинских властей было укрепить сельскохозяйственный сектор руками трудолюбивых и опытных в сельском хозяйстве буров.

Почти половина из 3,7-миллионного населения Грузии занято в сельском хозяйстве. Тем не менее, сектор получает самую низкую долю инвестиций и вносит лишь немногим более девяти процентов в ВВП страны.

Согласно данным Всемирного банка по 2015 году, объем производства на одного сельского работника в Грузии составляет скромные 3 345 долларов США, а на фермера из ЮАР приходится в три раза больше.

Правительство Грузии, возглавляемое тогда партией «Единое национальное движение», подписало в 2010 году меморандум о взаимопонимании с Объединенным сельскохозяйственным союзом Южной Африки (TLU SA) и Союзом коммерческих фермеров. За этим последовали групповые визиты буров в сельскую местность Грузии, куда власти пытались их привлечь благоприятным бизнес-климатом и низким уровнем преступности.

“Некоторые из наших южноафриканских соседей участвовали в турне, организованном TLU SA, — вспоминает Адри. — От них мы услышали о Грузии, а затем Джерри стал искать информацию. Один из наших соседей решил переехать сюда со своей семьей навсегда, и мы приезжали в Грузию их навестить на две недели в октябре 2013 года».

В Южной Африке Дю Приз жили в большом старом арендованном доме с двумя гектарами земли в восьми километрах от Бетала — фермерского города в южно-африканской провинции Мпумаланга, которая граничит с Свазилендом и Мозамбиком. Вместе с фермами, в основном производящими кукурузу, подсолнечник, рожь и сорго, население Бетала насчитывает около 61 тысячи человек, и только 13 процентов из них составляют белые.

Таким был дом семейства Дю Приз в Бетале, ЮАР. Фото из семейного архива

«У нас не было проблем с нападениями на фермы и чем-то подобным, но были проблемы у людей вокруг нас», — вспоминает Адри.

Согласно отчету о нападениях и убийствах фермеров в Южной Африке за апрель 2017 года, опубликованном правозащитной организацией AfriForum, число нападений с 2010 по 2016 год увеличилось с 179 до 398 в год. С 2014 года более 60 атак ежегодно заканчивались убийствами.

«Один из наших соседей был убит в результате нападения, когда мы были в церкви в одно воскресное утро», — вспоминает Адри. Некоторые из их знакомых также стали жертвами физической расправы и угроз.

Адри и Джерри принимали участие в так называемой полицейской деятельности в общинах — фермеры и полиция работали вместе в качестве подразделений реагирования. Сигнал бедствия от того, кто подвергся нападению, поступал к их ближайшим соседям, которые могли быстро отреагировать. Зимой наибольшей угрозой были поджоги.

Родной язык семьи Дю Приз — африкаанс, один из одиннадцати официальных языков Южной Африки. На этом языке, происходящем от голландского языка 17 века, говорят 13,5 процента из 54-миллионного населения ЮАР.

Дю Приз свободно говорят по-английски. Хорошие бумажные книги на английском — это то, чего им больше всего не хватает из их прежней жизни. Когда они летели из Южной Африки через Доху, потратив около 24 часов на дорогу, почти все семь их чемоданов были заполнены книгами.

Гораздо меньше стрессов, гораздо меньше преступлений, больше свободы и много поддержки со стороны людей — так описывает Джерри жизнь в Грузии. Самое трудное для него и всей семьи — это освоить грузинский язык. Они его уже понимают, но говорят пока с трудом.

Джерри — любитель сельского образа жизни и чувствует себя комфортно только тогда, когда может ходить босиком. «Каждый вечер я просто выхожу и смотрю на закат… Это невозможно ни в Тбилиси, ни в Йоханнесбурге. Мы не городские люди”.

Дом семьи Дю Приз около Гардабани. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

Кухню семья устроила в контейнере, воду берут из канала – набирают ее в бак и фильтруют, обеспечивая как кухню, так и ванную холодной и горячей водой.

В ванной поселилось семейство ласточек, которые вполне мирно уживаются с хозяевами. Доносящееся из открытой двери ванной щебетание и хлопание крыльев «незваных, но желанных гостей» добавляют уюта в атмосферу гостиной, охлаждаемой вентилятором.

“Ароматный” бизнес

Адри и Игнис Дю Приз на лавандовой плантации, Гардабани. Фото: Агнешка Зиелонка, JAMnews

Раннее лето — время сбора урожая лаванды, основного продукта семейства Дю Приз, пышные фиолетовые кусты которой украшают всю округу.

В Грузии мало знают о многочисленных преимуществах лаванды, однако фермеры во многих странах производят из нее эфирные масла, хорошо известные антисептическими, противовоспалительными и успокаивающими свойствами, а также — кулинарные травы, чтобы добавить цветочный и слегка сладкий вкус блюдам.

«Это здорово, очень полезно для младенцев и даже взрослых с проблемами с дыханием и со сном», — объясняет Адри. Из лаванды можно изготовить кремы, суп, чай и даже сахар. Высушенные цветы также используются как украшения.

В настоящее время у cемьи на участке — пятьсот кустов лаванды, а планируют посадить около десяти тысяч на гектар, когда полностью освоят ферму. «Примерно через пять лет у нас, вероятно, будет около пяти-шести гектаров под лавандой, и это очень хороший бизнес”, — говорит Джерри.

По его словам, международная цена за миллилитр масла лаванды может достигать 300 долларов США, в зависимости от качества. В среднем каждое растение дает около 10-20 миллилитров масла.

В прошлом году Дю Приз произвели около 400 миллилитров масла и продали десять пузырьков по 10 миллилитров по 25 лари за каждый. Остальное просто раздали в подарок, чтобы люди могли познакомиться с продуктом.

Узнать, когда кусты лаванды нуждаются в воде, фермерам помогает специальный термометр, замеряющий температуру почвы.

Джерри считает, что крестьяне в Грузии обрабатывают землю старомодным по сравнению с Южной Африкой способом. «Мы привыкли к использованию механизмов и технологий», — говорит он.

Контейнер, наполненный разнообразными инструментами, проделал долгий путь из Южной Африки до села Лемшвениера, превратившись в итоге в мастерскую и склад Джерри. «Большая часть инструментов и материалов, собранных здесь, очень специфична, их невозможно достать в Грузии, — пояснил он. — А некоторые бы стоили мне целое состояние, если бы я купил их здесь».

Местную почву он оценивает как превосходную. «В принципе, все, что вы здесь сажаете-сеете, растет», — говорит он.

15-летняя Марник и 13-летний Игнис довольны новой родиной. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

Будущее…

Когда 15-летняя Марник и 13-летний Игнис услышали о планах переехать в Грузию, это звучало для них как приключение.

Игнис, которого раздражали постоянные визиты рептилий на их бывшую ферму в Бетале, более счастлив в Грузии. Будучи любителем динозавров и камней, он хочет стать палеонтологом и путешествовать по миру.

Игрушки и книги будущего палеонтолога с фермы около Гардабани. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

Марник каждый день общается с лучшей подругой Кристиной. Она также читает, сидит в соцсетях, рисует, вышивает, и изучает языки — голландский, русский, турецкий и грузинский. Она говорит, что хочет стать пекарем и изучать языки. «Чем больше я знаю языков, тем больше книг я смогу прочитать», — говорит она.

Их родители говорят, что они переехали в Грузию ради лучшего будущего для детей. Джерри доволен тем, что дети испытывают на себе влияние разных культур.

На данный момент у них есть временное разрешение на проживание в Грузии, но семья надеется получить в среднесрочной перспективе постоянный вид на жительство и, наконец, гражданство.

— Вы чувствуете себя как дома? — задаю я свой последний вопрос.

— О да, в гораздо большей степени, чем в Южной Африке, — быстро говорит Адри.

Ее муж добавляет: жители Грузии — «очень сплоченное сообщество. Люди сильно поддерживают друг друга».

 

Facebook Comments

Читайте также