Заключенный сто лет назад Карский договор разлучил братьев, сестер, родителей и детей. Они оказались по разные стороны грузино-турецкой границы" />

70 лет нельзя было даже смотреть в ту сторону – селение, разделенное Карским договором

Заключенный сто лет назад Карский договор разлучил братьев, сестер, родителей и детей. Они оказались по разные стороны грузино-турецкой границы

Через четыре года исполнится сто лет с того дня, как 13 октября 1921 года в резиденции вали (правителя) в городе Карс был подписан документ, по которому устанавливались новые границы между Советским Союзом и Турцией.

Согласно этому договору, Турция передала Советскому Союзу часть Ачары с ее крупнейшим городом Батуми, а взамен получила от Советского Союза Карс, Артвин и Ардаган.

Это произошло после оккупации Грузии, когда там уже находилась Красная армия. Демократическое правительство Грузии оказалось в изгнании, а в самой стране утверждался оккупационный режим.

После заключения Карского соглашения ущелье Мачахела оказалось разделенным на две части – верхняя часть ущелья с шестью селениями (районный центр — город Борчха) перешла в состав Турции, а нижняя осталась в составе Грузии.

В советский период эта территория стала точкой, где сходились социалистический и капиталистический миры, и она вполне закономерно находилась под жестким контролем. Кроме пограничников и местного населения, у которого были специальные пропуска, попасть сюда практически никто не мог. Граница разделила семьи, навсегда разлучила братьев, сестер, родителей, детей, родственников.

Журналист JAMnews Натия Тавдгиридзе побывала в грузинских и турецких селах ущелья Мачахела и записала их истории.

Квемо (Нижняя) Мачахела — Грузия

Ущелье Квемо Мачахела

Ущелье Квемо Мачахела располагается на высоте шестисот метров над уровнем моря и входит в Хелвачаурский район. В его составе более десяти селений, в которых 722 домохозяйства. Здесь практически все семьи еле сводят концы с концами, занимаясь животноводством и пчеловодством.

Давид Кахидзе, 78 лет:

«Этому дому лет сто пятьдесят, наверное. В нем четыре поколения выросли. Его еще мой дед построил. А материал для постройки — это приданое моей матери. Фотография на стене – моя мама. До замужества она в соседней деревне жила. Из зажиточной семьи была. Все необходимое для строительства нового дома из той деревни прислали.

Традиционный дом в ущелье Мачахела, с большим балконом

Русско-турецкая война много страданий моей семье принесла. Сто лет назад ущелье Мачахела было огромным. Жандармы и граница не создавали препятствий в общении. А после русско-турецкой войны границу закрыли. Когда война закончилась, российская армия стояла у Ачарисцкали, а турецкие войска – в Борчха. Между ними территория была свободной, и ее потом разделили. Все это Карский договор принес.

Когда границу устанавливали, мою маму спросили — тут останется или к своим пойдет? Что ей было делать? На той стороне – родители, братья, сестры. Но разве могла она пятерых детей оставить? А потом границу закрыли наглухо. Мама моя так и скончалась — своих ближайших родственников больше не увидела.

В турецкой части Мачахела грузинские традиции не забыты по сей день. И дома строят такие же, как в грузинской части. И население тоже, как и на грузинской стороне, живет животноводством и пчеловодством.

Чем больше старею, тем больше тянет в материнские родные края. С балкона моего дома видны тамошние горы. Родственников вижу очень редко. Туда, конечно, можно добраться, но надо через таможню в Сарпи перейти границу, потом еще несколько часов пути, меняя транспорт. Мучения, да и денег немало уходит. А если бы граница у нас была открытой, то тут полчаса всего идти.

За этими горами турецкие деревни ущелья Мачахела

Они чаще к нам переходят – зимой их деревни оказываются отрезанными от остальной Турции, поэтому тяжелобольных привозят в наши больницы. Им предоставили право пользоваться коротким путем, а нам – нет. Наверное, потому, что власть в Турции лучше нашей».

Фадиме Киркитадзе, 102 года: 

“Меня рано выдали замуж, ни о чем не спрашивая. Тогда такие были порядки. Мы с мужем и дом построили, хоть и с большими мучениями, и детей вырастили, на ноги поставили. Я в институте не училась – война шла, но дети и внуки у меня с высшим образованием.

Все мои родственники по ту сторону границы остались, когда ее закрыли. Поначалу односельчане тайком друг к другу в гости ходили, по узенькой тропинке — на одного человека. Деревни располагались так близко, что кеци (глиняная посуда) с едой ставили на угли, успевали в гости сходить и обратно вернуться, а еда даже прогреться как следует не успевала.

Фадиме Киркитадзе – старейшина селения. Она лучше других помнит, как делили ущелье Мачахела

В 1936 году в селении жандармы (видимо, все-таки милиция) появились и окончательно перекрыли границу. Даже смотреть в ту сторону запретили. И русские, и турки очень строго следили за этим.

Чтобы все-таки иметь сведения друг о друге – у кого горе, у кого радость – тайком писали письма. Особенно женщины активничали. Писали тайнописью, придуманной предками. Это редкая разновидность грузинской письменности. Едва прочитав письмо, тотчас его сжигали, потому сегодня ничего и не сохранилось.

У меня много родственников в Хертвиси, Артвини. Много мы слез пролили, когда нас разлучили. Помню, стихотворение в одном из писем написала: «Лети, черная ласточка, лети к Самсуну, принеси письмо от измученного брата».

Роин Малакмадзе, историк, этнолог:

«До 1980-х годов, как говорят старейшины, и жест в ту сторону был непозволителен. Семьдесят лет жили с опущенным железным занавесом — как с советской, так и с турецкой стороны. В 1988 году из Земо (Верхней) Мачахела перевезли к нам болевшую пожилую женщину.

Снега в тот год было очень много, и довезти ее до больницы в каком-нибудь крупном турецком городе они не могли, потому воспользовались нашей дорогой. Это было очень яркое событие в жизни нашего селения.

Мачахела – родной край Роина Малакмадзе. Он изучает историю края

Потом с нашей стороны туда перебралась столетняя женщина. Она родом была из Борчха, вышла замуж и 70 лет не видела родственников. Так потихоньку отношения и потеплели».

Земо (Верхняя) Мачахела — Турция

Женщины Земо Мачахела отдыхают на лужайке

У контрольно-пропускного пункта в Сарпи – большая очередь. Отстояв ее, требуется еще четыре часа, чтобы добраться до селения Земо Мачахела.

В центре селения стоит мечеть. На входе надпись на трех языках – турецком, английском и грузинском. Написано, что мечеть около ста лет назад построил мастер родом из лазов (лазы – грузинский этнос, преимущественно проживающий в Турции).

Земо Мачахела очень напоминает грузинскую сторону – такие же дома, такие же ограды.

Земо Мачахела находится на высоте 400-1200 метров над уровнем моря и относится к Борчхскому району Артвинского вилайета.

В его составе шесть селений. Здесь живут в основном грузины. Зима тут суровая – если обильный снегопад, то деревни оказываются отрезанными от внешнего мира. Поэтому зимой здешние места фактически пустеют. Местных жителей в поисках работы разбросало по разным городам Турции, но летом они собираются в родном краю.

Жесткие географические условия в определенной степени изолировали Земо Мачахела от остальной Турции, из-за чего здесь, в отличие от других мест проживания грузин в Турции, грузинский язык сохранился намного лучше. Местные прекрасно сохранили не только грузинский язык, но и традиции, жизненный уклад, фольклор и т.п. Даже молодежь, а то и дети владеют грузинским языком.

Мевлуд Озаидин – единственный, кто круглый год, не выезжая, живет в селении. Седоусый и седовласый, среднего сложения пожилой мужчина приглашает в свой дом.

«Приветствую гостей», — говорит его жена, она растапливает во дворе печь для выпечки хлеба.

На входе в дом хозяева просят разуться. Хозяйка угощает традиционным чаем

Мевлуд Озаидин (Тевтидзе), 75 лет:

«Дети мои в Стамбуле живут, а я могилы предков оставить не могу. Мама моя из рода Абашидзе, из деревни Цхемлана. Когда закрыли границу, мама уже была обручена с папой. Пограничники сюда не пропустили ее. Отцу пришлось похитить свою же невесту.

После замужества она так и не увидела ни разу своих родителей. В 1987 году скончалась, а до того каждый день со слезами родню вспоминала. Года не хватило ей – в 1988 году границу открыли в Сарпи. Не дожила до того дня.

В Батуми у меня четыре тети жили. К их детям часто езжу. В Квемо Мачахела родственников повидать впервые в 1996 году поехал. Очень тепло встретили. Месяц я гостил у них.

Грузинские традиции и культура по сей день сохранились в Земо Мачахела

Мечтаю о том, чтобы эта граница окончательно открылась, и мои дети и внуки легко выбирались к родственникам, а они – к нам. Без такого тесного общения и язык ведь потеряем. Так на грузинском только дома разговариваем. Да и то – только старшее поколение. Мои дети грузинский понимают, но разговаривают неважно, тут ведь в школах нет уроков грузинского языка».

Ибрахим Каиа (Васадзе), 24 года:

“В школу каждый день ходил по этой дороге. Там, где мечеть Эфрате, в моем детстве полуразрушенная церковь стояла. Хорошо помню – детьми там в прятки играли.

Отец рассказывал, что очень красивая была церковь в свое время, его дед и бабушка тайком в ней свечи ставили. Позднее же из церковных камней построили мечеть, и теперь каждую пятницу там собирается мусульманская паства.

Я с друзьями редко бываю в Батуми. Взрослые куда чаще ездят. Мы же не подошли для этого, для сохранения корней. Хотя с детства знаю о своем происхождении, понимаю грузинский язык, но не разговариваю».

Тамила Ломтатидзе – этнолог:

«В ущелье Мачахела по сей день сохранились грузинские архаичные традиции, элементы жизненного уклада и некоторых праздников. Здесь сохранились такие ритуалы, которые и на исторической родине уже не встретишь — Хидирелези, Ахотоба, Мариоба, Шуамтоба.

Это обычное явление – в чуждом окружении, когда им было запрещено жить по христианским традициям, для сохранения своей идентичности у этого народа заработал механизм самосохранения и они вспомнили архаичные порядки и правила».

Отар Гоголашвили, историк:

«В 1990-е годах, когда Грузия восстановила независимость, грузинские власти аннулировали многие старые соглашения и сдали их в архив истории, хотя Карский договор трогать не стали — Турция выступила против.

30 июля 1992 года тогдашний руководитель Грузии Эдуард Шеварднадзе и премьер-министр Турции Сулейман Демирель на основании Карского договора оформили новое соглашение и фактически продлили действие Карского договора бессрочно».

Заза Шашикадзе, историк, специалист по истории Турции:

«Карский договор был заключен сроком на 100 лет, и его действие заканчивается через четыре года – в 2021 году. В связи с этим участились политические спекуляции, хотя истечение срока договора не означает возврат к положению, существовавшему до его подписания.

Во-первых, с точки зрения международной юриспруденции, у этого договора нет силы, поскольку те страны, которые в 1921 году заключали Карский договор, на сегодняшний день прекратили свое существование.

Во-вторых, между Грузией и Турцией существует соглашение от 30 июля 1992 года, в котором говорится, что стороны признают границы, указанные в Карском договоре. Вот этот договор находится на более  высоком юридическом уровне, чем Карский договор».

Facebook Comments

Читайте также