За последние полтора года многие армяне, проживавшие за рубежом, переехали на родину. JAMnews попытался понять, от чего они отказались и ради чего" />

«Уезжаю из США, буду жить в Армении». Четыре разных, но похожих истории

За последние полтора года многие армяне, проживавшие за рубежом, переехали на родину. JAMnews попытался понять, от чего они отказались и ради чего

Армения, диаспора, репатриация, армянин, возвращение, родина, Հայաստան, սփյուռք, հայրենադարձություն, հայ, վերադարձ, հայրենիք

В офисе главного уполномоченного по делам диаспоры утверждают, что в течение последних полутора лет многие армяне, проживавшие за рубежом, переехали на родину. Правда, точных цифр пока не предоставляют.

«Приток несравнимо вырос после революции [«бархатная революция» в Армении произошла весной 2018 года – JAMnews]. Люди приезжают с тем настроем, что Армения теперь более свободная страна – лучше условия, чтобы действовать, работать, делать бизнес», — говорит начальник отдела репатриации Оганес Алексанян.

Армяне ездят в Китай преподавать местным жителям английский

Главная опора Армении – диаспора

• Новая миграционная стратегия Армении. Что изменится и для кого

Офис главного уполномоченного по делам диаспоры начал действовать четыре месяца назад. Эта структура заменила министерство диаспоры, которое новое правительство посчитало недостаточно эффективным и упразднило.

Кстати, руководит новой структурой один из тех, кто переехал жить и работать на родине из США. Это бывший мэр Глендейла, 43-летний политолог и юрист Заре Синанян.

Заре Синанян

Армения, диаспора, репатриация, армянин, возвращение, родина,Հայաստան, սփյուռք, հայրենադարձություն, հայ, վերադարձ, հայրենիք

Заре Синанян в Ереване, во время протестов 2015 года, получивших название #electic_Yerevan. Фото: azatutyun.am

Он родился в Ереване и переехал жить в США вместе с семьей в 1988 году.

А в июне 2019-го он отказался от должности члена городского совета Глендейла, чтобы переехать в Армению и вступить в должность главного уполномоченного по делам диаспоры.

Синанян известен тем, что жестко критиковал бывшие власти Армении, а весной 2018-го поддержал «бархатную революцию» и ее лидера Никола Пашиняна. Так что его назначение после формирования нового правительства не было неожиданным.

Когда власть сменилась, Заре Синанян заявил, что приток диаспорских армян на родину – вполне реалистичен. По его мнению, в последние годы причины эмиграции были не столько экономическими, сколько психологическими – и теперь они нейтрализованы:

«Диаспора – это… как минимум пять миллионов человек, и если даже 10 процентов вернутся в Армению…, то мы говорим об огромном притоке, то есть огромном кадровом потенциале, от которого Армения может только выиграть».

Патрик Азатян

Հայաստան, սփյուռք, հայրենադարձություն, հայ, վերադարձ, հայրենիք

Патрик Азатян разъезжает по армянским селам. Фото: JAMnews

Возвращение на родину для успешного дизайнера Патрика Азатяна началось с записей в социальных сетях с хештэгами #уезжаю из США и #буду жить в Армении. А уже через год на его страничке в Facebook появилась фотография торта с зажженной свечкой и записью:

«Сегодня – уже год в Армении / #деньрождениярепатрианта».

И теперь 56-летний Патрик Азатян сожалеет, что не переехал раньше:

«Я вместе с соотечественниками создаю нечто новое, прохожу новый для себя путь. Это самый важный фактор, и нужно об этом говорить. В Америке люди работают, у них есть дом, машина, дети ходят в университет. Это нормальная жизнь. Но жизнь может быть больше этого. Для меня удовлетворение – вне этой модели. Если каждый день думаешь об Армении, читаешь об Армении, какой смысл оставаться в Америке?»

В Армении Патрик открыл дизайнерскую студию. Говорит, его сотрудники – местные жители – влияют на него, постепенно меняют его, а он – их. В результате «притерлись», стали командой.

По его словам, когда приезжаешь в Армению как турист, живешь в гостинице, слышишь армянскую речь на улицах, ходишь в кафе, все кажется приятным:

«Но когда остаешься жить, начинаешь замечать отрицательные явления. Это не значит разочаровываешься, нет. Просто начинаешь жить всем этим.

Люди спрашивают меня: “Не сожалеешь, что переехал? Есть отрицательные явления?” Я не сожалею. А негативные явления, да, есть. Некоторые репатрианты говорят, что у них было множество трудностей в Армении, но они их пережили и выжили. О каких сложностях идет речь? Вода есть, электричество есть, супермаркеты – тоже. Все есть. Трудности для меня заключаются в том, что негативно сказывается на гражданах – несправедливость, неравенство».  

Армения, диаспора, репатриация, армянин, возвращение, родина

Патрик Азатян с матерью. Фото: JAMnews

Патрик говорит, что родители остались в США и очень переживали из-за его переезда в Армению:

«Я сказал им — вы сами меня так воспитали. Ты не рождаешься армянином или другой национальности, тебя этому учат, и тогда это становится существенным фактором. И ты не можешь уже объяснить сам себе, что ты американец в третьем поколении и не имеешь никакого отношения к Армении. Вот я и вернулся. И буду жить в Армении».

Ева Адалян

Հայաստան, սփյուռք, հայրենադարձություն, հայ, վերադարձ, հայրենիք

Ева Адалян в своей ереванский квартире. Фото: JAMnews

Еве 45 лет. Из Армении в США она уехала вместе с семьей в 1992 году и прожила там 26 лет:

«Наступает возраст, когда меняется твоя система ценностей. Я завидовала людям, которые жили в Армении. Жизнь в Америке полна стрессов. Издалека она кажется другой – легкой и золотой. Да, эта страна открывает много возможностей, но в итоге приходишь к тому, что игра не стоила свеч».

Ева рассказывает, что больше всего боялась реакции мужа на разговор о возвращении в Армению. Но и он, и родители Евы приняли ее решение с радостью. В итоге вся семья вернулась на родину.

Ева – графический дизайнер, но с 2000 года стала заниматься ювелирным делом. Говорит, единственный город, где она мечтает открыть магазин и выставить свои  украшения – Ереван:

«Пока клиенты заказывают мои работы онлайн. Но уже в этом году откроется мой магазин.

Перед возвращением в Армению у меня была паника – хотелось поскорее вернуться и прожить в своей стране молодые годы. Я боялась опоздать, мне казалось, я отстаю от Армении. Я вернулась настолько воодушевленной, что эйфория пока не проходит».

Հայաստան, սփյուռք, հայրենադարձություն, հայ, վերադարձ, հայրենիք

Ева Адалян показывает свои украшения. Фото: JAMnews

В декабре исполнится год, как семья Адалян вернулась на родину. И Ева замечает то, что хотела бы изменить в Армении:

«Для людей проблема улыбнуться, поблагодарить или попросить прощения. Мы постоянно чего-то требуем, злимся и жалуемся. Те самые люди, которые плюют и бросают окурки на улице, жалуются, что мэрия плохо работает. Те же армяне в Америке становятся законопослушными. То есть не так, что я ослепла, я вижу все недостатки, но каждый день я встаю перед зеркалом и говорю себе: спасибо за то, что мы вернулись.

Могу сказать словами из песни Ахвердяна: “Я люблю тебя…, мой Ереван. Стоит дойти до края света, чтоб осознать эти слова”».

Анаит Арамуни Кешишян

Հայաստան, սփյուռք, հայրենադարձություն, հայ, վերադարձ, հայրենիք

Анаит Арамуни Кешишян в Ереване. Фото: JAMnews

Анаит Арамуни живет в Армении уже четыре месяца. Для нее это уже второе возвращение на родину. В первый раз в 1974 году она вернулась на родину вместе с родителями из Ирана. Прожив 10 лет в Советском Союзе, они переехали в США.

Филолог и театральный деятель Анаит Арамуни уверена — на этот раз она вернулась в Армению, в первую очередь, за «хорошей жизнью». Родина и патриотизм – на втором плане.

«В Америке у меня была другая хорошая жизнь: большой дом, хорошая машина. Но когда я говорю “хорошая жизнь”, я подразумеваю нечто другое. В Армении за последние годы проявляются прекрасные человеческие отношения, что делает ее очень привлекательной. Одна из элементарных потребностей человека – общение. Именно это мы теряем в богатой и роскошной жизни», — говорит Анаит, которая долгие годы преподавала в Калифорнийском университете.

Признается, что скучает по студентам и своему дому:

«Многие следят за моей страничкой в Facebook, у меня было больше 10 тысяч студентов. Представляете, они смотрят и думают — Анаит уехала, посмотрим, что она скажет. Многие хотят вернуться, но люди боятся. Когда я еще была там, я тоже следила за теми, кто вернулся раньше меня».

Анаит тоже сторонним взглядом оценивает свое новое место жительства и окружающих ее людей. К чему-то привыкает, свыкается, но в то же время требует, чтобы в чем-то менялись местные жители.

«Дедушки нашего двора – все мои друзья, хотя я и спорила, ругалась с ними много раз. Однажды они даже мне сказали: “Собирайся и уезжай отсюда”. Ну, я хочу, чтобы здание было в чистоте, ругаюсь, делаю замечания. Я начала революцию во дворе, приклеила объявления на стенах, чтобы люди читали и не сорили во дворе, сигареты тушили – где полагается. Решение одно – людей нужно штрафовать за то, что они бросают мусор на землю», — решительно говорит новая жительница Армении.

Решение вернуться навсегда Анаит приняла не в один час, с 1995 года каждый год приезжала в Армению, следила за переменами в стране:

«Люди внутри страны многого не замечают, но когда ты периодически приезжаешь, то видишь эти изменения – как в обществе, так и в целом в стране. Я воодушевлена переменами на родине. Когда армяне диаспоры возвращаются и им хорошо в этой стране, они на сто процентов должники этого народа, потому что он своей кровью и потом сохранил эту землю. У нас должны быть свои предложения, чтобы развить эту страну».


Читайте также