Что происходит в важнейшей для Южного Кавказа стране – война кланов или борьба за демократию?" />

Турция между Эрдоганом и Гюленом

Что происходит в важнейшей для Южного Кавказа стране – война кланов или борьба за демократию?

фото: Давид Пипиа. Стамбул, апрель 2017, JAMnews

Акин Айпек, один из богатейших людей Турции, находился в Лондоне, когда полиция пришла на принадлежащий ему телеканал в Стамбуле. Он мог в прямом эфире наблюдать атаку на свою многомиллиардную империю.

«Я был вне себя от злости, — рассказал Айпек в интервью The New York Times, — но думал, что через пару дней все успокоится».

Но ничего не успокоилось. Это было только началом личной катастрофы Айпека. Его каналу «Бугун ТВ» был закрыт доступ к эфиру 28 октября 2015 года. Все принадлежавшие ему 22 компании, объединенные в конгломерат «Коза Айпек», теперь перешли в собственность государства.

И это только один эпизод в кампании по конфискации собственности, которая началась в Турции после неудачной попытки свергнуть правительство Эрдогана 15 июля прошлого года, пишет New York Times. Были конфискованы более 950 компаний, предположительно связанных с мусульманским проповедником Фетхуллахом Гюленом, организовавшим, по мнению турецкого президента, этот заговор.

В результате этой беспрецедентной кампании в собственности у турецкого государства оказались самые разные активы — от мелких лавок и кафе до крупных компаний — общей стоимостью около 11 миллиардов долларов. Несколько тысяч их сотрудников бежали за границу, другие оказались в тюрьме – среди 50 тысяч других людей, арестованных в результате чисток в полиции, армии, судах и медиа.

Турция в свое время считалась эталоном сочетания развивающегося рынка и ислама. Процветали туризм и торговля, только компания «Старбакс», начиная с 2003 года, открыла в стране сотни заведений.

Но политика и финансы тесно переплетены в Турции, и последствия неудавшегося переворота повредили экономике.

Турецкая лира ослабла, а иностранные инвестиции за год сократились вдвое. Три крупнейших мировых рейтинговых агентства понизили статус Турции до «мусорного», назвав одной из причин захват компаний, подозреваемых в связях с движением Фетхуллаха Гюлена.

Фетхуллах Гюлен

А йпек — один из тех, кого подозревают в связях с 76-летним Гюленом, который уехал из Турции  и проживает в США.

Фетхуллах Гюлен

На протяжении десятилетий Гюлен проповедует разновидность ислама, основанную на принципах мира, демократии и научного знания. Его движение «Хизмет» («Служение») создало в Турции и других странах сеть образовательных учреждений, в том числе 120 школ в США. Движение оплачивало поездки в Турцию делегаций американских политиков.

Оппоненты Гюлена считают, что все это было только пропагандистским прикрытием для организации, которая ставила своей целью обогащение и свержение правительства.

Выпускников школ Гюлена побуждали искать работу прежде всего в правоохранительной системе страны. Предприниматели, пользовавшиеся покровительством Гюлена, легко получали любые разрешения и лицензии, опережая конкурентов.

Одним из его наиболее успешных протеже, по версии турецкого правительства, был Айпек.

В Лондоне Айпек сейчас занят тем, чтобы восстановить свою репутацию и прежний образ жизни. Он отрицает, что поддерживал Гюлена финансово и пользовался покровительством его сторонников. По словам Айпека, сейчас его состояние не превышает десяти миллионов долларов.

«Я в жизни не совершил ни единого преступления, даже правил дорожного движения не нарушал», — сказал Айпек во время интервью.

Отделить правду от вымысла — и в том, что говорит Айпек, и в версии турецкого правительства — нелегко.  В сегодняшней Турции границы между этими понятиями, а также между союзниками и предателями, сильно размыты.

На самом деле, более важная роль в этой истории принадлежит отцу Айпека.

Пятнадцать лет назад Айпек-старший из мелкого предпринимателя превратился в миллиардера. По его словам, этот головокружительный успех был достигнут собственным трудом, а не благодаря поддержке могущественного политического деятеля.

Н о есть и другая версия – что успех Айпек-старшего стал возможен благодаря тому, что в 2003-м премьер-министром стал его будущий заклятый враг Таип Эрдоган.

До этого момента Турцией на протяжении десятилетий управляли кемалисты – светская элита, опиравшаяся на армию. Внезапно премьером стал консервативный исламист, которому остро нужны были новые чиновники, судьи и полицейские, лояльные новой власти.

Эрдоган заключил союз с Гюленом, который тогда считался не противником, а консервативным мусульманским проповедником, пользовавшимся авторитетом у интеллектуальной элиты. Последователи Гюлена начали занимать ключевые позиции в правительстве, началась смена государственной бюрократии.

Бизнесменам, которых поддерживали Эрдоган и Гюлен, был гарантирован успех. Турция вступила в период роста, и люди с правильными связями процветали. Айпек-старший был одним из них, начав карьеру в 2005-м с приобретения золотодобывающей шахты.

Союз Эрдогана и Гюлена оказался недолговечным. В 2007-м последний покинул страну, а подозрения в сотрудничестве с ним стали опасными. В 2009-м Эрдоган выступил с обвинениями в том, что Гюлен рвется к власти в Турции.

Вскоре стало понятно, что и предпринимателям предстоит выбирать, на чьей они стороне. Но у семьи Айпека уже не было выбора – к этому моменту ее благосостояние было слишком тесно связано с Гюленом.

Акин Айпек. Фото  Andrew Testa. the New York Times

Айпек, вероятно, понимал, что его будущее в Турции под вопросом. Еще в 2014-м он начал перебираться в Лондон, где создал компанию по управлению всеми своими активами.

У турецкого правительства есть и такой способ воздействия на Айпека как его младший брат Текин, который уже два года находится в тюрьме без суда. Айпек предложил себя в обмен на освобождение младшего брата. По его словам, правительство в ответ предложило ему приехать в Турцию и начать переговоры. Он ответил отказом, опасаясь, что в этом случае в тюрьме окажутся они оба.

Многие в Турции и за ее пределами полагают, что Эрдоган использовал неудачный переворот как предлог для расправы с противниками, отправляя людей в тюрьму даже за то, что они держали деньги в банках, связанных с Гюленом.

За прошедший год более 130 тысяч человек в Турции были уволены или отстранены от работы, закрыты десятки больниц, тысяча двести школ и пятнадцать университетов.


Читайте также