Железная дорога Гюмри–Карс – что с ней стало и почему она больше не действует" />

Как 27 лет назад армянские туристы съездили в Турцию на поезде. Истории людей и видео

Железная дорога Гюмри–Карс – что с ней стало и почему она больше не действует

Воспоминания одного из пассажиров поезда

«Увидеть Ани и умереть». Эту знаменитую строчку армянского поэта Ованеса Шираза безостановочно повторял родившийся в Османской империи 90-летний дедушка, получивший возможность летом 1991 года после открытия советского железного занавеса съездить в качестве туриста в Западную Армению (ныне — восточные регионы Турции) по железной дороге Гюмри-Карс.

Турецкая часть железной дороги Карс-Гюмри, 2013 г.

Переводчиком-экскурсоводом группы, которая отправилась в это путешествие, была Каринэ Давоян.  Она рассказывает подробности организации путешествия:

«Мы дали объявление по телевидению о том, что организуем благотворительное паломничество. В нем говорилось, что смогут поехать только те, чьи предки или они сами родом из Западной Армении. Это была идея директора туристической ассоциации «Айастан-ТТТ» Эдуарда Минасяна, который сам родился в Карсе. Желающих оказалось больше, чем ожидалось, и мы включили в группу 30 человек, которые обратились первыми.

Удивительно, но большинство желающих были мужчины и женщины в возрасте. Одним из них и был тот дедушка, который постоянно повторял строку из стихотворения Шираза. Не помню как его звали, но меня впечатлило, что, несмотря на возраст, он был очень активным. Знаете, эту фразу «Увидеть Ани и умереть» часто можно услышать от тех, кто отправляется в путешествие по исторической Армении. Почти никого из той группы сейчас уже нет в живых, инициатора и организатора путешествия Эдуарда Минасяна тоже».

Граждане страны, находящейся на пути к независимости, в первый раз должны были получить загранпаспорта. Нелегко было решить проблемы с визой для поездки в Турцию. И прежде чем группа поехала из Еревана в Гюмри, их паспорта «отправились» в консульство Турции в Батуми.

После распада царской России, в годы существования Первой республики Армения (1918-1920 годы) по железной дороге перевозили и пассажиров, и грузы. После установления советского строя, особенно в 1980-е годы (до 1989 года), Гюмри-Карс была единственной действующей железнодорожной линией, соединяющей с Турцией, и служила для транспортировки грузов. Впервые в истории Армении, которая встала на путь независимости, по железной дороге Гюмри-Карс должны были проехать пассажиры.

• Армения-Турция. Хуже некуда

• Бундестаг произнес слово “геноцид”

Экскурсовод этой первой туристической группы рассказывает:

 «Во время проверки советских паспортов молодого таможенника удивило, что у большинства в графе «место рождения» указана Турция, города Ван и Карс. Но так как многие из представителей старшего поколения свободно говорили по-турецки, то таможеннику объяснили, в чем дело, стороны легко нашли общий язык и даже обсудили цели путешествия».

Остров Ахтамар на озере Ван

Каринэ Давоян признается, что до пересечения турецкой границы у них были серьезные опасения относительно того, как их примут:

«Все прошло гладко. Вообще в Турции нас везде хорошо принимали, и нам не приходилось скрывать свою национальность. А в Ване один молодой турок, который свободно говорил по-английски, провел нас к Ванской крепости. Он подружился с нами. Я как-то спросила, не были ли его предки армянами. Юноша заверил меня, что он турок, но его родители рассказывали о том, что когда-то в Ване жили армяне».

Дальнейшая судьба железной дороги

В число последствий армяно-азербайджанского конфликта входит и закрытие железной дороги Карс–Гюмри. Турция в знак солидарности с Азербайджаном в 1993 году приняла решение остановить железную дорогу. Армения, у которой и так было немного путей, связывающих ее с внешним миром, лишилась и этого.

В те же годы другой железнодорожный путь, который соединял Армению с Россией и проходил через Грузию, также был закрыт. Участок железной дороги, проходящий через Абхазию, которая требовала независимости от Грузии, перестал действовать. А во время абхазской войны его взорвали.

С 11 июля 1993 года, когда Армения и Турция обменялись подвижными составами, оставшимися на их территориях, и по сей день железная дорога не действует.

Каринэ Даниелян вспоминает:

«Как и все граждане, узнала об этом из новостей. Я не бизнесмен и никогда им не была, чтобы как-то по-другому отреагировать на закрытие границы. Было жаль, и все. Просто я считаю, что в 21 веке не должно быть закрытых границ».

Железная дорога в политическом диалоге

Власти Армении не упускают случая напомнить о последней закрытой границе рядом с Европой и одностороннем решении Турции остановить эксплуатацию железной дороги Карс-Гюмри.

Политолог Сергей Минасян считает, что для властей Армении не столь важно донести свою озабоченность по этому поводу до Анкары, сколько привлечь внимание сверхдержав:

«Не думаю, что в Турции не знакомы с особенностями этого вопроса. Эта информация больше направлена на Европу, США — как способ задействовать рычаги, обладающие большим влиянием на Турцию, чем есть у Армении».

В результате процесса, начавшегося в 2008 году и получившего название «футбольная дипломатия», 10 октября 2009 года в Цюрихе были подписаны армяно-турецкие протоколы.

В связи с футбольной встречей сборных Армении и Турции, которая должна была состояться восьмого сентября в Ереване, к приезду президента Гюля по инициативе армянской стороны даже были начаты ремонтные работы на 12-километровом армянском участке железной дороги Гюмри–Карс.

Почему восстанавливается армянский участок не говорили, но всем было ясно — если политический диалог между сторонами увенчается успехом, одним из первых результатов станет открытие железной дороги, имеющей для Армении существенное значение. Однако подписание протоколов не принесло ожидаемых результатов. Более того, сами протоколы канули в Лету.

«Если в дальнейшем стороны попытаются урегулировать отношения, эти протоколы, хотя они уже и являются просто историческим фактом, станут основой для продолжения диалога, следуя той же логике. Начало подобному процессу может быть положено в связи с разными обстоятельствами. Но мы не можем сказать, благодаря чему стороны могут прийти к новому диалогу.

Протоколы, которые имели цель наладить общение Армении и Турции во всех направлениях, потерпели неудачу. Какую форму примет следующая попытка, зависит от того, какая философия ляжет в основу процесса сближения», — предполагает политолог Сергей Минасян.

• Подробности, почему Армения аннулировала армяно-турецкие протоколы

• «Германия окажет поддержку Армении» – канцлер Ангела Меркель в Ереване

Постскриптум

После августа 1991 года Каринэ Давоян больше не ездила в Турцию. Но она считает необходимым открытие границы:

«Несколько лет назад в Ереване состоялась встреча армянской и турецкой делегаций, представляющих туристические сферы двух стран. Мы предложили тогда представителям Турции написать совместное письмо руководителям обоих государств с призывом открыть границы. Мы получили предварительный положительный отклик от коллег, но окончательного ответа от них так и не последовало».

Каринэ с удовольствием вспоминает о ярких и теплых встречах, которые были у нее во время единственного визита в Турцию, но повторить его не торопится. Говорит, что просто для отдыха предпочитает европейские страны. Но если железная дорога снова откроется, хотела бы вновь быть одним из первых пассажиров поезда, двигающегося по железнодорожной линии Гюмри–Карс:

«Сегодня закрытые границы выходят за рамки логики. Ненависть не приводит к развитию, и если еще раз поеду в Турцию, именно эту мысль я хотела бы донести до наших соседей».

Кадры сняты в 1991 г. участниками путешествия
Термины, топонимы, мнения и идеи, предложенные автором публикации, являются ее/его собственными и не обязательно совпадают с мнениями и идеями JAMnews или его отдельных сотрудников. JAMnews оставляет за собой право удалять те комментарии к публикациям, которые будут расценены как оскорбительные, угрожающие, призывающие к насилию или этически неприемлемые по другим причинам.
Facebook Comments

Читайте также