Эксперт о позициях сторон после венской встречи премьера Армении и президента Азербайджана " />

Карабахский конфликт: «Прорыва нет, зато состоялся серьезный разговор о мире»

Эксперт о позициях сторон после венской встречи премьера Армении и президента Азербайджана

29 марта состоялась первая официальная встреча премьер-министра Армении Никола Пашиняна и президента Азербайджана Ильхама Алиева. Эксперт по вопросам карабахского конфликта Татул Акопян был в числе журналистов, освещавших переговоры в Австрии. Представляем его оценку того, что происходило в венском отеле «Бристоль» — изменились ли позиции сторон и чего можно ожидать в ближайшем будущем.

Сразу после переговоров

Пока правительственный Боинг набирал высоту, направляясь из Вены обратно в Ереван, премьер-министр Никол Пашинян в самолете по очереди подходил к журналистам, подавал руку и со сдержанной улыбкой спрашивал:

— Как вы, все хорошо?

Когда он подошел ко мне, я сам спросил его:

— Как вы, все хорошо? Какое настроение после встречи с Алиевым?

— Хорошее, очень хорошее, — уверенно сказал он.

Я знаю армянского премьера еще со студенческих лет, два десятилетия следил за его журналистской и политической карьерой, провел с ним множество интервью и прошел с ним десятки километров в дни «бархатной революции» [протестное движение в апреле 2018 года началось с шествия из Гюмри, второго города Армении, в Ереван, затем его участники провели шествия в столице — JAMnews]. И я никогда не видел его таким спокойным и умиротворенным, как в самолете, летящем из Вены в Ереван.

Итоги первой официальной встречи премьер-министра Армении и президента Азербайджана

• Меняется ли позиция Грузии по отношению к карабахскому конфликту?

Армянский премьер – о прямом разговоре с азербайджанцами и о своей семье

Первая оценка переговоров                                                     

За несколько часов до этого Пашинян на встрече с армянской общиной Австрии, дождавшись, когда умолкли аплодисменты и возгласы «Ни-кол, Ни-кол», в первую очередь, заговорил о переговорах. И здесь также он дал положительную оценку встрече с президентом Азербайджана.

«Я не могу сказать, что в переговорах произошел прорыв, революция, но важно, что начался процесс, который позволяет говорить о вопросах, стоящих в нашей повестке. Это очень глубокая, серьезная проблема, и я считаю важным наличие атмосферы, в которой мы можем высказывать свои позиции, говорить и понимать друг друга», — сказал премьер в переполненном зале посольства Армении в Вене.

Венская встреча армянского премьера и азербайджанского президента продлилась более трех часов и была четвертой по счету, но первой, в ходе которой процесс карабахского урегулирования обсуждался по существу.

Спустя три года после апрельской войны 2016 года и через год после апрельской «бархатной революции» 2018 года в процессе карабахского урегулирования наступил новый этап. Стороны конфликта и международные игроки решительнее говорят об укреплении перемирия, улучшении механизмов прямой связи между сторонами конфликта, возможном сотрудничестве в гуманитарной сфере и необходимости формирования атмосферы, способствующей миру.

Именно в атмосфере, исключающей воинственные заявления и пропаганду ненависти, можно проводить конструктивный диалог, обсуждать спорные вопросы и пытаться найти хоть и болезненный для сторон, но достойный выход из ситуации – решение, которое принесет долгосрочный мир региону и его народам.

Позиция Армении

Какие вопросы важны для официального Еревана в переговорном процессе:

Первое. Пашинян неоднократно говорил, что Армению не удовлетворяет формат, который действует последние 20 лет – встречи Ереван-Баку на высшем уровне, в которых, по сути, не представлен Степанакерт.

Участие карабахской стороны важно, поскольку Армения, будучи единственным гарантом безопасности Нагорного Карабаха, не может нести полноценную ответственность за переговоры, возможный прогресс и решение конфликта, а, самое главное, за долгосрочный мир.

Второе. Для Еревана важно, с какой точки продолжатся переговоры. Фактически процесс остановился в Казани в 2011 году, когда Алиев отверг рабочий документ по урегулированию. В апреле 2016 года смертельный удар процессу урегулирования нанесла четырехдневная война, которая не стала победой Баку или поражением Еревана и Степанакерта. Но она пошатнула основы переговоров и свела к минимуму доверие между сторонами.

Третье. Если основой для урегулирования является Мадридский документ или его производный вариант с тремя принципами:

  • национальное самоопределение,
  • территориальная целостность,
  • исключение применения силы или угрозы применения силы

и шестью элементами:

  • промежуточный статус Нагорного Карабаха,
  • возвращение территорий Азербайджану,
  • сухопутный коридор между Арменией и Карабахом,
  • определение окончательного правового статуса Нагорного Карабаха,
  • возвращение беженцев и вынужденных переселенцев,
  • гарантии безопасности,

то они нуждаются в уточнении, чтобы исключить возможные разночтения по всем пунктам.

Четвертое Армению интересует — конфликт должен решаться исключительно мирным путем, или азербайджанская сторона продолжит рассматривать войну как альтернативу, как это было в апреле 2016 года? Нужно ли готовить вовлеченные в конфликт общества к миру или мы возвращаемся к воинствующей риторике и пропаганде ненависти?

Изменилась ли позиция Азербайджана?

В Азербайджане разграничивают роль в переговорах бывших президентов Армении Роберта Кочаряна и Сержа Саргсяна и нынешнего премьер-министра Пашиняна. Причем отношение к ним определяется тем, что первые двое родились в Нагорном Карабахе и участвовали в войне, а Пашинян родился в Армении и, по большому счету, не имел отношения к войне или конфликту. Однако подход армянской стороны к карабахскому конфликту не обусловлен личностями, так как это вопрос безопасности всего армянского народа.

Для Азербайджана также важен вопрос, с какой точки продолжатся переговоры. Баку продолжает считать, что самоопределение Нагорного Карабаха может рассматриваться исключительно в рамках территориальной целостности советского Азербайджана.

Единственный приемлемый для Баку формат переговоров – прямые контакты с Ереваном на высшем уровне. Тем самым Азербайджан хочет закрепить на международном уровне восприятие того, что конфликт является территориальным спором между двумя странами, и Армения захватила часть азербайджанской территории.

Пашинян недоволен полученным «наследством»

Никол Пашинян в публичных выступлениях и в частных беседах не скрывает того, что недоволен переговорным «наследием», оставленным ему экс-президентом Саргсяном.

Первое. Пашиняна беспокоит, что он продолжает переговорный процесс при ситуации, когда союзнические государства уверены — без какого-либо статуса пять районов вокруг Нагорного Карабаха должны вернуться к Азербайджану.

Второе. Мадридские принципы, или три принципа и шесть элементов, вокруг которых велись переговоры во время президентства Кочаряна и Саргсяна, неприемлемы, пока по ним существуют разночтения.

Недавно в Степанакерте Пашинян озвучил важнейшие для переговорного процесса вопросы:

  • Принимает ли Армения три принципа и шесть элементов, которые предлагают сопредседатели Минской группы ОБСЕ в качестве основы для переговоров?
  • Что могут на практике означать эти принципы, и кто обладает правом толковать их?

То, как их понимает Азербайджан, для Армении неприемлемо, подчеркнул премьер.

Третье. Важнейшим вопросом является подготовка народов к миру. Пашинян считает, что подготовка народов к миру не может быть отдельной задачей одного из правительств, вовлеченных в переговоры, это совместная работа. Заявления Пашиняна о подготовке к миру являются революционными, непривычными и беспрецедентными:

«Подготовка азербайджанского общества к миру должна проходить с участием не только азербайджанских, но и армянских властей. Любой вариант урегулирования карабахского вопроса должен быть приемлемым для жителей Армении, Нагорного Карабаха и Азербайджана. Это был мой вклад в подготовку к миру не только жителей Армении и Карабаха, но и азербайджанского народа.

Мы не видим соответствующих заявлений и шагов со стороны президента Азербайджана. Но, несмотря на это, я готов продолжать диалог не только с президентом, но и с народом Азербайджана, потому что я уверен: азербайджанский народ так же миролюбив, как и жители Армении и Нагорного Карабаха».

Четвертое. Пашинян заявляет, что участие Нагорного Карабаха в переговорном процессе – это не прихоть Армении и тем более не предусловие. Это простая констатация того факта, что в урегулировании карабахского конфликта важнейшее значение имеет вовлеченность Степанакерта.

Пашинян подчеркивает, что, может, и имеет право вести переговоры от имени Армении, однако конфликт касается Нагорного Карабаха. Следовательно, кто-то должен представлять позицию Степанакерта. В Нагорном Карабахе есть власть, сформированная в результате выборов. При этом жители Карабаха не участвуют в выборах в Армении.

«Они мне не давали мандата представлять их интересы где-либо. У жителей Нагорного Карабаха есть свои представители, которые должны участвовать в переговорном процессе», — подчеркивает Пашинян.

После венской встречи Ильхам Алиев подчеркнул, что «формат переговоров остался прежним, и переговоры проходят между Арменией и Азербайджаном, как это было долгие годы».

Заключение

Формат переговоров, несомненно, важен. Важно и то, с какой точки они продолжатся. Однако эти вопросы, по большому счету, решаемые.

Самое главное другое — хотят ли стороны мира или говорят о необходимости мира, но не готовы заплатить цену за этот самый мир. Если они не готовы к болезненным компромиссам, то ситуация «ни войны, ни мира» сохранится еще десятки лет, отбирая новые человеческие жизни и оставляя открытой дверь для войн, подобных апрельской, но с другими названиями.

 

Татул Акопян – аналитик сетевого издания «СивилНет», координатор Центра армянских исследований «Ани» и автор книг «Зеленое и черное: карабахский дневник» и «Взгляд с Арарата: армяне и турки».

 

Термины, топонимы, мнения и идеи, предложенные автором публикации, являются ее/его собственными и не обязательно совпадают с мнениями и идеями JAMnews или его отдельных сотрудников. JAMnews оставляет за собой право удалять те комментарии к публикациям, которые будут расценены как оскорбительные, угрожающие, призывающие к насилию или этически неприемлемые по другим причинам
Facebook Comments

Читайте также