Истории из уникального села Ивановки" />

Вера, колхоз и сметана: как русские молокане сохраняют традиции предков в Азербайджане

Истории из уникального села Ивановки


«Можете не закрывать машину, никто не влезет!»,

— смеется женщина, показывая нам, в какой дом идти за молочными продуктами. На ней длинная юбка, куртка, а на голове светлый платок, как у многих местных.

В русском селе Ивановка в Азербайджане до сих пор не запирают двери, тут практически нет преступности. А еще оно славится своими молочными продуктами – сметаной, сливками, творогом, сыром, и, конечно, знаменитой «молоканской» квашеной капустой.

Сейчас Ивановка переживает не лучшие времена. Чтобы понять это, достаточно пройтись по улицам. Многие магазины и дома, живописный, но неухоженный пруд оставляют впечатление заброшенности.

По улице ходят в основном пожилые люди. Молодежь, не без помощи российского посольства, массово уезжает учиться и жить в Россию. Другие едут в Баку.

Народ в Ивановке дружелюбный и приветливый. Многие  на улицах здороваются с нами, как с давними знакомыми. Войти можно в любой дом. С тобой с радостью пообщаются, помогут советом, если надо. С интервью ситуация другая – люди не хотят рассказывать о ситуации в селе на камеру – боятся неприятностей, как они говорят.

Молокане — религиозная община русских староверов, которые не признают православные каноны. Насколько известно, община впервые возникла в Тамбовской губернии в 18 веке. Как говорит учительница истории Надежда Жабина, название «молокане» связано, видимо, с тем, что члены общины в пост пили молоко — что запрещено православным христианам.

Однако по поводу происхождения названия есть и другие версии. Часть молокан утверждают, что их вера «чиста как молоко». Еще одна версия связана с тяжелым переходом ссыльных молокан из центральной России на Кавказ. Якобы царские чиновники докладывали, что в ссыльные в пути «много канут» — то есть умирают. А в ответ власти якобы отвечали, что раскольники еще «мало канут», рассказывает Надежда Жабина.

Молокан в России причисляли к «особо вредным ересям» — православие они принимать отказывались, не признавали икон и крестов. Императрица Екатерина Вторая стала выселять молокан подальше от центра России в дальние губернии.

В 1834 году после трудного пути молокане обосновались в Исмаиллинском районе Азербайджана (который к этому моменту входил в состав Российской империи), среди поросших лесом холмов. 

Надежда Васильевна Жабина – учитель истории в сельской школе. Дети ее уехали в Россию, как она говорит, «так уж обстоятельства сложились». Но все равно часто приезжают и очень скучают по родному селу.

Надежда Жабина


Кто такие молокане?

Как рассказывает Надежда Жабина, молокане как-то сразу нашли общий язык с азербайджанцами. Местным понравилось, что молокане, как и мусульмане, не признают икон, не пьют, не сквернословят. В Азербайджане молокане из Ивановки известны прежде всего как хорошие, честные работники.

Татьяна Козориз давно уже живет в Баку. Мы попросили ее рассказать, чем отличается молоканская религия от «остального» христианства.

Татьяна Козориз

Как реагируют в Баку, когда узнают, что Татьяна из Ивановки?

«Почему-то сразу вкусную еду вспоминают, — смеется она. — Самая первая реакция: «а, Ивановка, там вкусная сметана, молоко, творог»».

Нужно оговориться, что далеко не все жители Ивановки строго соблюдают религиозные обычаи. Кроме того, раньше этнические русские составляли большинство, теперь — половину населения села. Так что молоканское сообщество, хоть и медленно, но становится все меньше и меньше.

Колхоз

Михаил Жабин. Ивановка, Азербайджан, декабрь 2017 г. Фото: JAMnews

Михаилу Жабину 82 года. Он живет один в доме, который построил своими руками, среди мебели, которую тоже сделал сам. У него пятнадцать кур, для которых дядя Миша каждый день замачивает комбикорм. Он любит пошутить, а к молодым, которые не знают таких простых слов, как «тяпка» и «подвода», относится со снисходительным добродушием.

Дядя Миша проработал в колхозе всю жизнь — с десяти лет. Дослужился до тракториста, чем очень гордится.

Михаил Жабин

Про теперешние дела в колхозе Михаил Жабин говорит без лишних церемоний: «Воруют. Воруют больше, чем в колхоз сдают».

Колхоз в Ивановке был создан в 1936 году. Под руководством легендарного председателя Николая Никитина, которому на момент вступления в должность было всего 27 лет, колхоз приносил селу невероятную прибыль. Село росло, дороги асфальтировали, построили больницу и детский сад. Работникам платили за «трудодни» — грубо говоря, за количество работы. Председатель был строг, но справедлив. Никитин управлял колхозом 41 год, и это время в Ивановке вспоминают с восторгом, благоговением и грустью. Грустью — потому что теперь колхоз «уже не тот».

Жители Ивановки о колхозе

Едем в тот самый легендарный колхоз. Останавливаемся перед огромными воротами.

Встречает нас сторож, говорит, что начальства на месте нет. Просит подождать 15 минут, пока он созвонится с руководством.

Минут через пять выходит из своей клетушки, выглядит удивленным. Нельзя, говорит, посмотреть. У нас карантин.

О карантине, судя по всему, не подозревал не только сторож, но и работники колхоза. Однако пробраться внутрь нам не удается, и фотографировать не разрешают даже эту самую будку. Мы успеваем снять только собаку, привязанную рядом.

Ивановка, Азербайджан, декабрь 2017 г. Фото: JAMnews


Как колхоз хотели украсть

«Мы не воруем, а берем зарплату продуктами, как при Никитине».

Именно так объясняли свои действия работники колхоза председателю Николаю Дубровину. Дубровин, племянник того самого Никитина в 2015 году пытался провести реформы, для чего при помощи предпринимателя из Баку добился государственной поддержки.

Николай Дубровин. Ивановка, Азербайджан. Декабрь 2017 г. Фото: JAMnews

Однако в итоге никаких реформ не случилось, потому что им слишком сильно сопротивлялись как сами жители, подозревавшие какой-то подвох («оформят колхоз на себя и все у нас отберут»), так и исполнительная власть Исмаиллинского района, которая в итоге провела свои собственные, «добровольно-принудительные» реформы и получила полную власть над колхозом.

Дело в том, что колхоз имени Никитина после земельных реформ в Азербайджане оставался в старой форме по устному указанию президента Гейдара Алиева. Позже его определили как «товарищество», но устав оставался прежним, образца 1970 года. Важные решения принимались на общем собрании колхоза, там же выбирали председателя. После вмешательства исполнительной власти в колхозе был учрежден Совет, лояльный к этой самой власти, а председатель стал полностью зависеть от Совета.

Теперь в Исмаиллах могут не бояться, что усилившийся колхоз «займет» все экономическое пространство Ивановки, а председатель сможет это пространство контролировать.

Ивановка, Азербайджан. Декабрь 2017 г. Фото: JAMnews


Что дальше?

Несмотря на запустение, улицы Ивановки отличаются от многих других деревень Азербайджана. Например, скот не пасется на улицах — за это штрафуют. Такой порядок сохранился с тех самых пор, когда село процветало. Воздух остается чистым, да и в коровью лепешку ненароком не наступишь.

А еще по Ивановке ходят восхищенные туристы. Из Баку, других городов Азербайджана, иностранцы.

«Из России туристы почти не приезжают. Их просто не интересует русская деревня. В основном здесь интересно иностранцам и жителям Азербайджана. Смотрят, интересуются, как здесь люди живут — традиции, условия, быт», —

рассказывает Сархан Садыхов, владелец «John & Tanya Ivanovka Guesthouse».

Идея открыть гостевой дом возникла у его мамы, Тани, и ее мужа, Джона.

Сархан Садыхов

И все же, молодым людям здесь скучновато. Об этом говорят парни-туристы, которых мы встретили на улице:

«Нам тут очень нравится, тут спокойно, но это хорошо на несколько дней».

Об этом говорит и Татьяна Козориз:

«Вся моя родня в Ивановке, я часто езжу туда с ребенком, но все-таки жить мне нравится в городе».

Ивановка, Азербайджан. Декабрь 2017 г. Фото: JAMnews

Много лет прошло с того момента, когда Ивановка перестала быть сытым цветущим селом с «колхозом-миллионером». Тем не менее, она все еще своеобразный символ мультикультурализма и все еще уникальный бренд. Кредит доверия к селу был так велик, что и теперь, покупая подсолнечное масло из Ивановки, любой бакинец уверен, что оно только из семечек и там нет никаких добавок.

Как использовать эти преимущества для сохранения и возрождения этого уникального места – зависит не только от властей, но и от самих жителей.


Читайте также