Почему не удается делимитировать границу между двумя странами и решить проблему Давид-Гареджи/Кешишдаг" />

Древний монастырский комплекс в горах может поссорить Азербайджан и Грузию

Почему не удается делимитировать границу между двумя странами и решить проблему Давид-Гареджи/Кешишдаг

Древний монастырский комплекс в горах на неделимитированном участке границы между Грузией и Азербайджаном стал причиной серьезного дипломатического спора между двумя странами, который привел к негативным политическим заявлениям и общественным возмущениям в обеих странах.

Речь идет об историческом памятнике, который в Грузии называют Давид-Гареджи, а в Азербайджане — Кешишдаг, или Кешикчидаг.

В 2018 году европейская организация Europa Nostra завершила свой обзор этого уникального исторического памятника. В докладе говорится, что в целом комплекс включает 21 храм и пять тысяч келий. Тогда же Europa Nostra внесла его в список важных для человечества памятников, которым угрожает исчезновение.

Поскольку комплекс был создан примерно в 6 веке, у каждой из двух стран имеются отличающиеся исторические факты и источники. Граница проходит прямо через комплекс, и неоднократно возобновлявшиеся по его поводу переговоры между двумя дружественными странами, которые являются стратегическими партнерами, пока ни к чему не привели.

Мины на грузино-азербайджанской границе

Свобода на Кавказе: в Армении улучшение, в Грузии ухудшение, в Азербайджане плохо

Грузия утверждает, что это памятник грузинской культуры. В Азербайджане считают, что комплекс – часть албанской культуры и не имеет к грузинам никакого отношения.

В итоге 35 процентов 480-километровой границы между Азербайджаном и Грузией остаются неделимитированными. Правда, вокруг этого вопроса все было спокойно десятки лет. Священнослужители и туристы могли беспрепятственно посещать Давид-Гареджи с грузинской стороны, в том числе переходя на его часть на азербайджанской стороне, без проверки паспортов и ограничений.

И вдруг ситуация вокруг исторического памятника резко обострилась в апреле-мае 2019 года.

Что произошло?

Проблема всплыла на поверхность после того, как 20 апреля президент Грузии Саломе Зурабишвили приехала в Давид-Гареджи и встретилась с грузинскими пограничниками на его территории.

Там президент говорила о том, что важно возобновить работу двусторонней комиссии и делимитировать границу. Вскоре после этого азербайджанская сторона на несколько дней закрыла доступ на территорию комплекса, что вызвало резкий всплеск негодования в Грузии.

Прозвучали резкие комментарии от политиков, появились резкие публикации в медиа. Аналогичная реакция была и в Азербайджане.

Хотя через три дня после телефонных обсуждений между двумя министрами иностранных дел проход был открыт, тема осталась актуальной для обеих сторон. В частности, в Грузии началось общественное движение в защиту Давид-Гареджи. Несколько сотен активистов приехали к памятнику и организовали “живую цепь” на склоне горы с грузинской стороны — стояли, взявшись за руки, в течение нескольких часов.

Теперь эта группа активистов обещает сделать свои акции у Давид-Гареджи постоянными.

Также, по сообщению различных медиа, стало больше пограничников на азербайджанской стороне.

Фото предоставлено азербайджанским Государственным историко-культурным заповедником «Пещерный комплекс «Кешикчидаг»

Заявления в Грузии осложняют ситуацию, считают в Баку 

«Закрытие входа в монастырский комплекс было решением официального Баку. И это было связано с заявлениями, которые сделала во время встречи с пограничниками президент Грузии. После этого многие официальные лица Грузии начали повторять ее слова. Такое впечатление, будто эти заявления управляются из одного центра», — сказал JAMnews руководитель Центра исследований «Атлас», аналитик Эльхан Шахиноглу.

Азербайджанский политолог Ильгар Велизаде тоже считает, что это грузинская сторона политизировала тему.

«Заявление президента Саломе Зурабишвили было расценено в Баку как политический вызов. После этого и начался ажиотаж вокруг этого вопроса», — сказал JAMnews Велизаде.

Мубариз Караев, который занимал пост советника президента Грузии по вопросам нацменьшинств во времена правления Михаила Саакашвили, говорит, что слова Зурабишвили стали как бы продолжением некоей цепи событий.

«Установка в начале этого года в Ахалкалаки [регион Грузии, где компактно живет армянская община — JAMnews] памятника армянскому бойцу периода карабахской войны 1990-х; шествие 23 апреля в Тбилиси, приуроченное к «геноциду армян»; столкновения местного населения с правоохранительными органами в Панкисском ущелье.

Появление вопроса комплекса Давид-Гареджи на фоне этих событий должно быть месседжем для политической элиты Грузии. Власти должны определиться с политическим вектором государства», — сказал JAMnews Караев.

Третьего мая 2019 года, то есть непосредственно в разгар спора вокруг монастырского комплекса, президент Азербайджана вернул на должность заместителя министра иностранных дел Халафа Халафова, несмотря на то, что освободил его всего пять месяцев назад. Халафов также вновь стал специальным представителем президента по вопросам границ.

Торнике Шарашенидзе, профессор Грузинского института общественных дел (GIPA), считает, что причина нынешнего обострения вокруг Давид-Гареджи – отсутствие нормальной политической коммуникации между руководящими структурами двух стран.

“Президент Алиев лично не знает нынешнего формального лидера Грузии премьер-министра Мамуку Бахтадзе. Глава МИД Грузии – не сильная фигура. В правительстве практически нет никого, кто мог бы просто позвонить в Баку и просто решить вопрос”, — сказал JAMnews Торнике Шарашенидзе.

«Вопрос делимитации границы был почти решен к 2007 году, однако потом была августовская война в 2008 году, и об этой проблеме забыли. А в 2012 году пришло новое правительство, которое решило все начать заново. В любом случае, была нужна коммуникация не только между властями, но и между общественностью, историками и т. д. Но ничего сделано не было”.

Обмен территориями как выход?

Политолог Ильгар Велизаде напоминает, что территория, на которую претендует Грузия, де-факто является азербайджанской землей:

«Несмотря на то, что процесс делимитации еще не завершен, это – государственная граница. И она может открыться и закрыться в любое время. Азербайджанская сторона не обязана объясняться ни перед кем. Надо учитывать, что здесь нет контрольно-пропускных пограничных пунктов».

Велизаде объясняет затягивание работ по делимитации на долгие годы закрытостью процесса.

По его словам, грузинская сторона в разное время предлагала Азербайджану обмен территориями — другими словами, передачу иной территории в обмен на часть памятника, находящегося на территории Азербайджана. Официальный Баку ответил отказом на это предложение.

По мнению аналитика Эльхана Шахиноглу, хотя у Грузии имеются территориальные претензии к Азербайджану, но Баку в этом вопросе не пойдет на уступки.

«Официальный Тбилиси должен изменить риторику в переговорах с Азербайджаном. В противном случае, напряжение негативно повлияет на отношения между двумя странами. В Азербайджане тоже звучат призывы начать «требовать автономии для азербайджанцев Грузии». Все, что происходит, не служит интересам Грузии и приносит вред грузинско-азербайджанским отношениям», — считает Шахиноглу.

История не должна разделять народы и государства, она может их объединять — такое мнение не всегда популярно в период обострения. Но, считает политолог из Тбилиси Гела Васадзе, это был бы самый верный подход к проблеме Давид-Гареджи:

«Границы, которые существуют сегодня между двумя странами,  были проведены во время советской власти с расчетом на хозяйственную деятельность. В те времена не было делений между грузинами и албанцами, это был общий духовный центр.

Поэтому решать его сегодня надо не демаркацией границ. Проблему давно решило бы создание общего историко-культурного заповедника».

Почему так сложно делимитировать именно этот участок границы?

Межгосударственная грузино-азербайджанская двусторонняя комиссия по делимитации и демаркации государственной границы была создана в 1996 году. Работа комиссии никогда не была активной, а несколько лет она вообще не действует — последнее заседание было в 2011 году в Баку.

По информации пресс-секретаря министерства иностранных дел Азербайджана Лейлы Абдуллаевой, из 480 километров границы между двумя странами согласованы 314 километров. Остальные 166 километров изучаются на уровне экспертов.

Президент Грузии Саломе Зурабишвили комментировала вопрос границы и в интервью грузинской службе «Голоса Америки». Она сказала, что “ближе к распаду Советского Союза существовали только карты 1938 года, где есть только административные границы. После этого новых карт не было”.

Поэтому, сказала президент Грузии, юридически это простой вопрос.

Однако Лейла Абдуллаева говорит, что карта 1938 года, на которую ссылаются при обсуждении вопроса границы между Грузией и Азербайджаном, имеет масштаб 1:500000 — то есть она фактически схематическая.

«Эта карта является документом, принятым Азербайджанской ССР и Грузинской ССР. Впоследствии в 1942 году в СССР было принято решение о подготовке карт с более ясным видом в масштабе 1:100000. Кроме этого, существует еще карта 1963 года издания, утвержденная Верховным Советом Грузинской ССР. При рассмотрении вопроса делимитации на уровне рабочей группы ссылаются на эти карты. До сих пор никаких проблем из-за этого не возникало», — говорит пресс-секретарь МИД Азербайджана.

Но, как считают многие эксперты, проблема состоит не в картах. Даже если комиссия по делимитации возобновит работу в скором времени, как обещают политики с обеих сторон- решить вопрос памятника ей будет сложно. «Юго-западный склон возвышенности имеет стратегическую важность для Азербайджана, что превращает вопрос исторического памятника в политическую проблему», — пояснил JAMnews Мубариз Караев.

Какие могут быть последствия?

Международные экономические проекты на Южном Кавказе реализуются в основном с участием Грузии и Азербайджана: это прежде всего нефтепроводы Баку-Супса, Баку-Тбилиси-Джейхан, газопровод Баку-Тбилиси-Эрзурум, железнодорожный путь Баку-Тбилиси-Карс.

«Грузия является окном для энергоносителей Азербайджана, играет роль коридора для вывоза их за рубеж. Согласно официальным данным по прошлому году, торговый оборот между двумя странами составил один миллиард 88 миллионов долларов”, — говорит эксперт по экономических вопросам Натик Джафарли.

“И в товарообороте Грузии доля Азербайджана высока — девять процентов — что выводит его на третью позицию после России и Турции. В основном Азербайджан экспортирует в Грузию природный газ и энергоносители. И самым крупным налогоплательщиком в Грузии является компания SOCAR-Georgia».

По информации министерства экономики Азербайджана, страна вложила в экономику Грузии в общей сложности три миллиарда долларов и с 2012 года находится на первом месте по этому показателю.

«Пик Ильхама Алиева»

19 декабря 2007 года президент Азербайджана Ильхам Алиев подписал распоряжение об объявлении Государственным историко-культурным заповедником пещерный комплекс «Кешикчидаг», являющийся частью горной цепи Кешикчидаг на территории Акстафинского района Азербайджана. Самая стратегически высокая точка на территории заповедника названа «пиком Ильхама Алиева».

previous arrow
next arrow
Slider
∗ Фото предоставлено азербайджанским Государственным историко-культурным заповедником «Пещерный комплекс «Кешикчидаг»

Читайте также