Истории мужчин, взявших на себя уход за детьми, и почему их так мало в Грузии " />

Грузины в декрете: отцы, решившиеся на отпуск по уходу за ребенком

Истории мужчин, взявших на себя уход за детьми, и почему их так мало в Грузии

31-летний Гиоргий Балахашвили ожидает рождения второго ребенка. Он собирается повторить то, на что в Грузии осмелились всего несколько мужчин. Гиоргий уходит в декретный отпуск во второй раз. Сейчас все будет намного проще: сменить памперс, приготовить кашу, искупать ребенка для отца больше не проблема.

Трехлетний Илия, первый ребенок Гиоргия, уже ходит в детский сад. Поначалу ухаживать за малышом было страшно, вспоминает отец.

«Помню, как наступил тот момент, когда ребенку надо было постричь ногти. Я и жена переглянулись и некоторое время пребывали в растерянности – как прикоснуться ножницами к крохотным пальчикам, не повредив их. Потом я все-таки решился. На самом деле ничего сложного – ни в том, чтоб убаюкать младенца, ни в том, чтобы переодеть».

Гиоргий не считает, что совершил что-то уникальное, стал каким-то особенным папой. Он уверен, что в Грузии многие мужчины ушли бы в декретный отпуск, если бы не стереотип, что это не мужское дело. В традиционной Грузии считают уход за ребенком делом исключительно женщины и сомневаются в способностях мужчин справиться с обязанностями по воспитанию детей.

«Мужчины просто не решаются на такой шаг. И просто оставаться с ребенком вдвоем, кстати, тоже. Некоторые не уверены в том, что справятся. Не знают, как быть, когда младенец плачет, не спит или не ест. Они считают, что с этим может справиться только женщина. А я самого начала следовал принципу – если что-то может делать моя жена, то почему с этим не должен справляться я?!» — говорит Гиоргий.

• «Хочу дружить с мамой». Исследование UNICEF об отношениях детей и родителей в Грузии 

• Мистер Няня: когда детей воспитывают мужчины. Короткий фильм из Грузии

• Без права выбора – когда мужчин в Азербайджане женят насильно

Неотцовские заботы

В Грузии считается, что в семье основные заботы о ребенке должны ложиться на плечи женщины, а обязанность мужчины – быть добытчиком, обеспечивать семью всем необходимым. Стереотип, сформировавшийся много веков назад, по-прежнему «функционален» и в современной Грузии, стране, где зачастую именно женщины работают больше мужчин и обеспечивают семью в большей степени, чем мужчины.

Согласно данным Фонда населения ООН (UNFPA) за 2014 год, от 30 до 42 процентов отцов никогда не готовят еду детям до шести лет, никогда не меняют им пеленки и не купают. С детьми постарше ситуация не лучше. Согласно тем же данным, только семь процентов отцов готовят еду, стирают одежду и читают книги детям от семи до 12 лет. Участие отцов в воспитании подростков 13-18 лет еще меньше: только пять процентов пап вовлечены в процесс выбора литературы для чтения, встречаются с педагогами, помогают в выполнении домашних заданий или ежедневно стирают детям одежду.

“Глава семьи” не вмешивается

Психолог Кети Таварткиладзе считает, что слабое участие мужчин в уходе за детьми и их воспитании тесно связано с установившимися в Грузии культурными нормами и представлениями о гендерных ролях.

«Многие отцы, активно участвующие в воспитании ребенка, не афишируют это, где-то внутри себя полагая, что занимаются все-таки не совсем мужским делом», — говорит она.

По ее словам, согласно упомянутым гендерным ролям, мужчина стоит ступенькой выше женщины, «глава семьи», которому не следует вмешиваться во внутренние дела, дела, связанные с уходом за детьми, но при этом все члены семьи ему подотчетны.

«Очень хрупкая граница отделяет такое положение от семейного насилия», — утверждает Таварткиладзе.

По словам психолога, очень важно сформировать эмоциональную связь между отцом и ребенком в период сразу после рождения ребенка.

«До двух лет формируется важный феномен привязанности. Здоровая привязанность означает прочную эмоциональную связь с человеком, заботящемся о ребенке, и эта связь сохраняется всю жизнь. Это так же важно, как питание, воздух», — говорит Кети Таварткиладзе.

Но в Грузии, как правило, отцы такие связи не формируют, что потом сильно отражается на их отношениях с детьми. О чем свидетельствует то обстоятельство, что в подростковый период отношения детей с отцами зачастую не бывают дружескими, а наоборот – дистанция между ними растет.

Специалист по системе здравоохранения из Тбилиси Сандро Асатиани во время декретного отпуска. Фото из личного архива

В 2017 году Детский фонд ООН провел исследование, изучив проблемы подростков в Грузии. Большинство опрошенных представило отцов авторитарными фигурами, охарактеризовав их как требовательных, строгих, не скупящихся на замечания и наказания людей. Порой, этот суровый имидж сохраняется и в дальнейшем.

«Все подбегал к ребенку, прислушивался – дышит или нет»

37-летний Гиоргий Чиковани вышел в декретный отпуск после рождения дочки Леи. Перед этим они с женой Мариам оценили свое финансовое положение и решили, что Мариам не сможет взять декретный отпуск дольше, чем на месяц. Гиоргий работает в госучреждении и читает лекции в частном университете, а его жена работает в частной компании.

Отец рассказывает, что первый месяц после рождения дочери, почти не помнит. «Нервничал, в стрессе потерял 12 килограммов. Первый месяц в воспоминаниях не сохранился. Ни есть не мог нормально, ни пить. Все подбегал к ребенку, прислушивался – дышит или нет», — вспоминает он.

Гиоргий говорит, что ему повезло с окружением. На работе его решению удивились, но отнеслись с пониманием. Поначалу друзья подшучивали на тему декретного отпуска и мужественности отца, но вскоре им это наскучило.

Игры с ребенком, уход за ним, приготовление еды – все эти обязанности Гиоргий и Мариам и сегодня распределяют поровну. Лее – один год и семь месяцев. Она любит танцевать с папой и играть с ним. Перед сном именно его просит почитать книжку.

«За те месяцы я получил самый важный опыт своей жизни пребывание с ребенком с первых дней его жизни позволило установить такие отношения, в которых я никогда не бываю чужим», — говорит Гиоргий.

Декретные деньги тем, кто рожал

Законодательство Грузии не предусматривает отдельной возможности предоставления декретного отпуска мужчинам. В законе прописано, что родитель (пол не уточняется), работающий на государственной службе, имеет право на двухлетний декретный отпуск, из которых полгода – оплачиваемые. А частные компании сами решают вопросы оформления и оплаты декретных отпусков сотрудников.

Формально закон ставит родителей в одинаковое положение вне зависимости от пола. Однако у мужчин, желающих воспользоваться правом на декретный отпуск, возникают проблемы. После рождения ребенка государство оплачивает декретный отпуск в размере максимум 1000 лари [около $375], конкретно же сумма зависит от зарплаты. Но эти деньги отцы получить не могут, поскольку они выдаются только на основании выписки из роддома – то есть на практике это означает, что деньги может получить только тот, кто сам же и рожал.

Поэтому нет и точных данных о мужчинах, взявших декретный отпуск. Агентство социальной защиты ведет учет на основании выписок из роддомов и выданных денег. Мужчина может получить эти деньги только в одном случае – если роженица скончается во время родов.

Поэтому зачастую мужчинам, решившимся уйти в декрет, приходится отказываться от государственных денег. Но некоторые находят выход и здесь. Официально декретный отпуск оформляется на мать – она получает компенсацию от государства. Однако за ребенком ухаживает отец, который договаривается об отпуске со своим работодателем.

Мужские декреты в Конституционном суде

В Конституционный суд Грузии поступил иск от 28-летнего Лаши Чаладззе. Он требует отмены именно этой нормы, согласно которой все необходимые документы роддома выдают только матерям. Сам Лаша – юрист. Он пока холост, детей не ждет, но тем не менее заинтересовался ситуацией и нашел упомянутую статью антиконституционной, считая, что имеет точно такие же права на декретный отпуск, как и мать его будущих детей.

«Я не знаю, воспользуюсь ли сам когда-нибудь декретным отпуском, но считаю, что такая возможность у меня должна быть по закону. Растить ребенка мужчина может в той же степени, что и женщина», — говорит Лаша.

Это предложение поддерживают и в Фонде населения ООН. Вместе с этим UNFPA  считает нужным обязать законом все компании и учреждения, вне зависимости от формы собственности, в обязательном порядке предоставлять сотрудникам декретный отпуск до 14 дней.  

Менеджер гендерной программы фонда Мариам Бандзеладзе говорит, что мужчины зачастую и не знают, что имеют право на декретный отпуск, и тем более о своих правах в период такого отпуска. По ее словам, необходимо повышение информированности населения, изменение отношения общества к этому вопросу и стимулирование мужчин, чтобы они активнее пользовались правом на декретный отпуск и участвовали в воспитании детей.

«Одно дело, что будет содержать закон, и другое, как его преподать населению, как внедрить на деле желание и мотивацию, чтобы люди реально стали пользоваться этим отпуском», — говорит Мариам.

«Грузинские мужчины уже не те»

Ираклий Какабадзе – самый известный из грузинских отцов, ушедших в декретный отпуск. Он был первым, кто использовал это право, и был первым, о ком в таком качестве сообщили медиа.

Сегодня Ираклий вместе с семьей живет в Стамбуле. В одном из старых кварталов держит маленькое грузинское кафе, дела идут хорошо.

Его сыну Даниэлу уже восемь лет и он ходит в школу. Ираклий рассказывает, что у жены было важное предложение по работе, и когда стало известно, что можно взять декретный отпуск отцу, решил им воспользоваться и создать в Грузии прецедент.

Ираклий Какабадзе с детьми. Фото из личного архива

Это было сделать не так уж легко. Только после продолжительной борьбы с министерством здравоохранения Ираклий и его тогдашний работодатель – министерство образования – сумели все-таки оформить ему декретный отпуск.

Хуже всего отреагировали посторонние. Когда история Ираклия была опубликована в медиа, в Facebook появилось много нелицеприятных комментариев.

«Я был потрясен этими комментариями. Особенно разбушевались женщины. Писали, что мужчины уже не те, «перерождаются», все обесценивается», — рассказывает Ираклий.

Время, когда он ухаживал за Даниэлом, Ираклий вспоминает с удовольствием:

«Родитель, участвующий в уходе за ребенком, его воспитании, растет и сам. В личностном плане. Развиваются навыки. Я большего удовольствия в жизни никогда не получал, когда видел, как растет ребенок, и осознавал, что сам принимал в этом участие. Когда не участвуешь в их жизни, то становишься несчастным человеком».

При поддержке «Медиасети»
Facebook Comments

Читайте также