За пять лет на окраине приморского города Грузии, знаменитого своими пляжами и новыми отелями, выросли самые настоящие трущобы, ставшие символом невыполненных предвыборных обещаний" />

“Город мечты” — гетто в Батуми 


За пять лет на окраине приморского города Грузии, знаменитого своими пляжами и новыми отелями, выросли самые настоящие трущобы, ставшие символом невыполненных предвыборных обещаний

Сотни семей из высокогорной Аджарии переселились в приморский город Батуми осенью 2012 года — буквально сразу после победы коалиции “Грузинская мечта” на парламентских выборах в Грузии. Поселились они на окраине города на территории бывшей российской военной базы в собственноручно построенных хижинах из картона.

Вещей у пришедших с гор с собой было немного – здесь поселились в основном люди с ограниченными возможностями, многодетные семьи, семьи, потерявшие кормильцев, ветераны войны в Абхазии и августовской войны 2008 года. То есть — самые уязвимые слои.

“Город мечты” – так называется район, где, по официальным данным, живет 1500 семей. По неофициальным же – вдвое больше.  Пять лет назад он вырос буквально на пустом месте всего за несколько ночей. И его появление непосредственно связано с нынешней правящей партией “Грузинская мечта”.

Как появился “Город мечты”

В 2012 году представители тогдашней оппозиции — “Грузинской мечты” — щедро раздавали обещания.

Они обещали решить одну из самых острых проблем Аджарии – помочь экологическим мигрантам, которые лишились жилья из-за оползней в Верхней Аджарии, а также преодолеть бедность.

Когда оппозиционеры пришли к власти, с гор в долину потянулся первый поток экомигрантов. Они молниеносно построили хижины и будки под Батуми и поселились там в надежде, что так лучше напомнят властям о своих проблемах.

“Город мечты” вырос на окраине Батуми на площади в 25 гектаров. Чуть больше 20 гектаров – бывшая территория российской военной базы – сейчас является собственностью Аджарской автономии, остальное – собственность частной компании.

В «Городе мечты» вместе с людьми живут грызуны, бездомные собаки и кошки

“Картонный город” – так сначала местная пресса окрестила поселок, выросший буквально за пять дней вдоль дороги Батуми-Ахалцихе.

Постройки здесь действительно были из картона. В них поселился первый поток переселенцев. Хижины протекали, вокруг была грязь, не было воды, было темно и холодно. Однако несмотря на невыносимые условия, население поселка неуклонно росло, так как люди верили, что предвыборные обещания “мечты” скоро будут выполнены. Название “Город мечты” возникло позже — уже как ирония.

Второй поток устремился в “Город мечты”, когда экомигранты из Аджарии, проживающие в других регионах Грузии, вдруг обнаружили, что должны сами выкупать дома, в которые их заселило государство. Так случилось, например, в районе Цалка в восточной Грузии, где аджарцы заселились в дома покинувших Грузию греков. В 2013 году хозяева начали возвращаться и потребовали плату за свое имущество. Многим экомигрантам, лишившимся жилья раньше из-за стихийных бедствий, пришлось возвращаться назад, в Аджарию, в “Город мечты”.

Без воды и канализации

Всего у нескольких семей здесь есть бытовая техника – стиральная машина, газовая плита или холодильник

В 2015 году “Город мечты” посетил комиссар Совета Европы по правам человека Нильс Мужниекс. В отчете о положении в Грузии еврокомиссар посвятил “Городу мечты” целую страницу. Он отметил, что условия проживания около 900 семей в поселке тяжелые – у них нет водопровода, канализации. Семьи не имеют возможности воспользоваться услугами здравоохранения и получать социальную помощь. Еврокомиссар рекомендовал властям предпринять реальные шаги для удовлетворения элементарных потребностей и создания достойных условий жизни для этих людей.

Визит еврокомиссара привел к результату – “Городу мечты” дали электричество, а большинству семей, которые находились за чертой бедности, дали право посещения бесплатной столовой.

Жители “Города мечты”. Они питаются в социальной столовой

Сегодня, спустя пять лет, мало где остались хижины из картона. Сейчас здесь вовсю идет строительство домов из бетонных блоков. В поселке, построенном без какого-либо плана, нет ни улиц, ни централизованной канализации, ни магазина, ни медпункта.

Дато Мжаванадзе — ветеран войны 2008 года и один из строителей «Города мечты»

Водопровода здесь тоже нет. Сначала жители таскали воду издалека. Потом нашли выход. “Привозим трактор и роем землю на глубину трех метров, делаем колодец. Из колодца в дома качаем воду насосами. Одним колодцем пользуются несколько семей”, — рассказывает местный житель Гоча Шаинидзе.

Гоча и его жена — люди с ограниченным возможностями. Они уже построили себе небольшой дом и сейчас пытаются обустроить туалет. У них трое детей. 13- и 14-летние девочки Гиули и Меги учились в музыкальной школе, но семья больше не смогла платить за их занятия 60 лари (24 доллара) в месяц, и музыку пришлось бросить. Девочки знают, в каком положении находятся их родители, и пытаются смириться с тем, что их мечтам о музыке не суждено сбыться.

По официальным данным, в “Городе мечты” живет 1500 семей, по неофициальным – до трех тысяч

50-летняя Зейнаб — вдова, воспитывает четырех дочерей. Вместе с несовершеннолетними дочками она годами ездила в Турцию – работать на сборе чая. Так ей удалось накопить десять тысяч лари (около четырех тысяч долларов) и построить дом. В новом доме есть гостиная и спальни, но пол и стены — голый цемент. Зато есть туалет и ванная, а это здесь редкость. Соседи еще ходят к Зейнаб посмотреть на “этот комфорт”.

Дочери Зейнаб выросли. Старшая вышла замуж за парня, живущего тут же, в “Городе мечты”. Прихожую, туалет и ванную Зейнаб отремонтировала как раз к приходу в гости семьи будущего зятя. Она говорит, что новые родственники сами живут не лучше, но она не хотела бы принимать их в неотремонтированном доме.

В “Городе мечты” – своя модель примитивной канализации: роют колодец глубиной три метра, в который спускают нечистоты. “Канализацию” необходимо как следует закупорить сверху, иначе это грозит распространением инфекций. Вырыть такие колодцы далеко не всем по карману.

Тамар Кокобинадзе  — мать семерых детей, жительница «Города мечты»

Жители поселка утверждают, что на его территории проживает до 450 детей школьного, еще около 300 — детсадовского возраста и  250 малышей помладше. Но это приблизительные цифры, так как официального учета здесь никто не ведет.

Уроки английского

В правительстве Аджарии говорят, что лишь малая часть жителей “Города мечты” – экологические мигранты, остальные просто ждут помощи от государства

40-летняя Марина Беридзе — одна из первых жителей поселка. У нее четверо детей. Местные жители часто проводят акции протеста, чтобы обратить на себя внимание властей. Марина, как правило, — их главный организатор. Недавно Марина учредила неправительственную организацию:

“Мы построили центр просвещения, где дети будут изучать английский язык и технические предметы. Английский бесплатно преподает волонтер из Голландии, также отель “Хилтон” обещал нам бесплатных учителей. У нас есть десять парт и, наверное, сможем принять за раз не больше двадцати детей. Но мы сделаем несколько смен, начнем с младших классов”.

В центре выделено место под баню, где купаться смогут только дети. Здесь же есть место для туалета, стиральной машины и сушилки, которыми смогут воспользоваться особо нуждающиеся семьи.

Молельня

Молельня и имам

Местные жители говорят, что большинство проживающих тут – мусульмане. Мечети у них нет, но местные о такой потребности никогда особо не говорили. Сейчас здесь строят небольшую молельню. Инициатор строительства – 27-летний Тазо. Он поселился здесь с женой три года назад.

Его история – типичная для экологического мигранта из Аджарии: в детстве с семьей он оказался сначала в Марнеули, потом в Кварели, потом в Цалке, где поселились в доме, оставленном местным греком. В конце концов хозяин вернулся и потребовал либо заплатить 14 тысяч евро либо освободить дом. Так Тазо вместе с родителями и братьями оказался в “Городе мечты”. Говорит, что ему повезло – он учился в исламской духовной школе и сейчас работает имамом мечети в соседней деревне. Зарплата у него – 300 лари (около 120 долларов) в месяц. Его отец и братья сейчас в Турции – собирают чай.

“Я учу детей религиозной догматике. У нас 24 ученика, занятия три раза в неделю. Я сам начал обучение религии в Батуми, потом закончил институт в Бурсе, в Турции”, — рассказывает Тазо.

В “Городе мечты” он построил себе дом. Его дом от молельни отделяет стена.

“Я бы вам соврал, если бы сказал, что я на свои деньги строю молельню. Такой возможности нет ни у одного духовного лица. Мне помогли мои учителя из Турции. Я рассказал им, в каких условиях мы живем, и они дали денег”.

Изгои

У местных жителей нет скота или домашней птицы, нет земли, чтобы ее обрабатывать. Они убивают время в беседах друг с другом

В поселке нет детского сада. Манана Беридзе говорит, что здесь очень много беременных, и надо думать о садике.

“Каждая вторая женщина беременна. На нас смотрят и говорят – зачем этим несчастным дети, зачем они надутыми ходят?”, — пытается шутить Марина.

Здесь говорят, что к их бедам безразличны не только власти, но и обычные люди.

“Власть убедила людей, что мы просто мошенники, которые завладели чужим имуществом, пытаемся нажиться за счет общества. Соответственно, в обществе нет к нам никакого сочувствия”, — говорит одна из жителей “города”.

“Город” и “Мечта”

Жители “Города мечты” копают колодцы для “канализации”

В правительстве Аджарии (укомплектованном правящей партией “Грузинская мечта”) говорят, что на самом деле лишь малая часть проживающих в “Городе мечты” экологические мигранты. Речь идет о примерно тридцати семьях, которые правительство включило в программу помощи размером в 25 тысяч лари (около десяти тысяч долларов).

“Это семьи, которые участвуют в программе для экомигрантов согласно установленной очереди. Мы приобретем для них жилье”, — говорит заместитель министра здравоохранения и социальной защиты Аджарии Реваз Джинчарадзе. Он возглавляет комиссию при правительстве автономии по изучению социально-правового положения экомигрантов.

Уже несколько лет в правительстве говорят — существует план того, что делать с “Городом мечты”, однако в чем именно он состоит, ответа ни у кого нет.

“Сейчас предвыборный период [21 октября в Грузии выборы органов местного самоуправления], и говорить об этом мы не считаем целесообразным. Но мы сделаем все в рамках закона, чтобы ни одна семья не осталась без внимания. Мы не говорим о тех семьях, у которых есть свое жилье, но они хотят получить какие-нибудь бенефиты от государства. Мы говорим о по-настоящему бездомных семьях. Мы собираемся над этим работать вместе с неправительственным сектором, а с нашими планами мы ознакомим граждан после выборов”, — говорит заместитель министра.

Однако Джинчарадзе также говорит, что “70 процентов проживающих там не нуждаются в помощи государства”.

Марина Беридзе говорит, что такие заявления призваны внести раскол среди жителей. “Однако жители “Города мечты” не собираются говорить с правительством каждый по-отдельности”, — говорит Марина.

Несколько лет правительство утверждает, что у него есть план, касающийся “Города мечты”, однако никто не знает до сих пор, в чем он состоит

По ее словам, жители “Города мечты” просят власти о строительстве на этом месте многоэтажных домов. Они считают, что государство должно найти инвестора, который построит дома, часть площади продаст, а часть передаст безвозмездно местным жителям.

А пока что жители “города” остаются в собственноручно построенных домах и выживают в основном благодаря работе в Турции — сбором чая и орехов летом, а зимой — уборкой домов и уходом за детьми и стариками.


Читайте также