Как решить энергокризис в Абхазии и спасти уникальную ИнгурГЭС? Анализ проблемы и репортаж" />

Абхазия: как выглядит жизнь без света

Как решить энергокризис в Абхазии и спасти уникальную ИнгурГЭС? Анализ проблемы и репортаж

С 20 февраля по всей Абхазии объявили веерные отключения с 11 до 14 часов. Такая необходимость возникла из-за низкого уровня воды в водохранилище ИнгурГЭС.

Ингур/и ГЭС [грузинская и абхазская версии написания — JAMnews] — уникальный объект. ГЭС расположена прямо в зоне грузино-абхазского конфликта и является единственным совместным грузино-абхазским проектом. Бетонная плотина станции высотой в 270 метров находится на территории, подконтрольной Тбилиси, а пять генераторов – на территории, контролируемой Абхазией. Стороны совместно управляют ГЭС и делят электричество, которое она производит. 

По неформальной договоренности между Тбилиси и Сухум/и, 40 процентов вырабатываемого станцией электричества потребляет Абхазия, а 60 процентов — Грузия. Абхазия практически полностью зависит от этой электроэнергии. 

П

устой зал кафе «Апра» в час дня всегда был редкостью. В обеденный перерыв сюда приходят перекусить и посмотреть на море работники ближайших учреждений: Абхазского морского пароходства,  таможни, кабинета министров.

Но в эти дни здесь никого нет.

«Даже кофе не сваришь без света, удрученно констатирует управляющий кафе Алхас Сангулияу нас нет газовых баллонов, это не безопасно, но, видимо, придется их установить».  

фото JAMnews

В какую сумму выльется помощь России?

В предыдущий раз такая ситуация возникла в 2016 году, когда была холодная зима с небольшим количеством осадков.

Но тогда веерные отключения продлились меньше двух недель — благодаря тому, что правительство Абхазии договорилось с российской стороной о переправке электричества.

Есть ли в Абхазии нефть — и почему столько споров вокруг проекта ее разведки?

Алкоголь, скорость, коррупция — о причинах пугающей статистики аварий на дорогах в Абхазии

Экономический кризис в Турции: полиция контролирует цены на хлеб

В «Черноморэнерго», компании, которая отвечает за энергоснабжение Абхазии, утверждают, что и сейчас ведутся переговоры с Россией.

«Мы не знаем, на каких условиях и в каком объеме Россия согласится нам помогать. И в какую сумму долга это может вылиться, говорит генеральный директор «Черноморэнерго» Аслан Басария. — Этим занимаются политики».  

24 февраля свет включили по расписанию — в два часа дня. Но вскоре испортился трансформатор, и центр Сухума остался без электричества более чем на сутки.

Специалисты объясняют, что гибель трансформатора была неизбежной. За три часа, что нет электричества, все оборудование остывает, а когда его включают — холодные провода и другие детали не выдерживают резкого скачка напряжения.

Чтобы этого не происходило, электрики настоятельно рекомендуют населению выключать все электроприборы из сети.

Управляющий «Апры» Алхас так и поступает. Но заботится он прежде всего о своем дорогом ресторанном оборудовании. Поэтому во время отключений он не отлучается из кафе. А следит за тем, чтобы все вилки были отключены от розеток.

«Но хуже всего, конечно, что света нет в самый час пик, почему нельзя его отключать ночью?», — возмущается Алхас.

Проблема — в нерациональном потреблении электричества

«Чтобы сэкономить максимальное количество воды в водохранилище — нужно экономить свет в самое энергозатратное время», — говорит председатель совета директоров ИнгурГЭС Леван Мебония.

И это — конкретный ответ на вопрос управляющего кафе «Апра».

Но  все же отключения света не решают проблемы, это лишь временная и экстренная мера.

Основная проблема — не в недостатке осадков или притока талой воды. Проблема — в нерациональном потреблении электричества.

«7,8 миллиона киловаттчасов в сутки потребляет Абхазия. При минимальном тарифе в 40 копеек [небольшая доля от одного центанаселение не утруждает себя экономией», — говорит Леван Мебония.

«Очень комфортно — включить все обогреватели в доме и открыть окно для свежего воздуха. Но это очень нерационально. У людей такой менталитет — не заставишь экономить, если свет дешевый. Нужно волевое решение руководства республики — во много раз повысить цену на электричество».

Мебония считает, что это единственный способ решить проблему — заставить население экономить. 

«Сейчас в правительстве активно обсуждается этот вопрос, возможно, чтото решится. Должно решиться. В Тбилиси цена на электричество — 20 тетри [около семи центов]. А в Абхазии — 1,6 тетри, это же невозможно»,говорит глава ИнгурГЭС.

Выход — приватизация?

В абхазском сегменте Facebook идет активное обсуждение веерных отключений.

Многие уверенно пишут, что Абхазию специально оставляют без света, чтобы оправдать увеличение тарифов.

Другие предполагают, что власти специально создали эту ситуацию, чтобы получить поддержку общества в проекте инициировать добычу нефти.

Некоторые же призывают прямо сейчас отдать энергетику в частные руки.

Глава компании «Энергосбыт» Инал Лазба считает все эти предположения спекуляцией — и тоже говорит, что решить проблему энергетики в Абхазии можно путем рационального подхода  граждан к использованию электричества.

«Нужно всего лишь платить за свет, а также выключать свет там, где он не нужен. Речи о повышении тарифа пока не идет. Но если энергетика попадет в частные руки — это будет неизбежно», — уверен Инал Лазба.

Единственный источник энергии в Абхазии сегодняэто ИнгурГЭС. Все производства и отопление домов — на электричестве.

Даже отремонтированная в конце прошлого года СухумГЭС без подпитки от ИнгурГЭС работать не может, у нее нет автономного режима. И 20 февраля ее пришлось остановить изза перегрузок при отключении.

По словам технического директора СухумГЭС Резо Зантария, станция приносит  пользу энергосистеме Абхазии, но в любом случае вопрос не решает. Ее мощность чуть менее 20 мегаватт и этого хватает  только для добавки в электросеть в пиковые часы энергопотребления. 

Расследование или концепция развития энергетики?

Проблема со светом зашла так далеко, что в Абхазии создали специальную парламентскую комиссию, которая занимается расследованием деятельности «Черноморэнерго».

Депутат  Дмитрий Дбар, который входит в комиссию, сомневается — действительно ли нужны веерные отключения и передача электроэнергии из России.

Но его коллега Батал Айба уверен, что нужно не расследование, а концепция развития энергетики в Абхазии.

Пока депутаты, энергетики и власти пытаются найти способ выйти из энергетического кризиса, частные компании разворачивают деятельность по производству альтернативных источников электричества.

Российская компания «Синоторг» недавно презентовала проект завода по изготовлению малых ветряных и солнечных электростанций. Предполагается построить новое предприятие в городе Очамчира на территории бывшего эфиромасличного завода.

Реализовывать полученную электроэнергию «Синоторг» предполагает не только в Абхазии. В компании прямо говорят, что их заинтересовала не проблема с электроэнергией, а выгодное территориальное расположение республики.

О цене строительства малых станций, как и о том, сколько будет стоить произведенное ими электричество, пока речь не идет. Но вряд ли можно ожидать, что цена будет ниже или даже такой же, по которой жители Абхазии получают сегодня свет от ИнгурГЭС.  

Спасти ИнгурГЭС

По словам директора станции Левана Мебония, который всячески поддерживает идею  поднятия тарифа на свет, оптимальной ценой станет 0,7 цента за киловаттчас.

«Это будет неплохой заработок. Хотя при такой цене вряд ли жители Абхазии будут тратить столько электричества, как сейчас. Даже если они просто начнут экономить свет — для ИнгурГЭС это будет большое облегчение, нагрузки сократятся значительно», говорит Мебония.

Сегодня ИнгурГЭС работает за счет финансирования Грузии, которая взяла кредит у Европейского банка развития на полную реабилитацию станции. В 2020-21 годах предстоит осуществить последний этап ее восстановления. Это ремонт деривационного тоннеля и очистка от ила дна водохранилища.

«И для Грузии, у которой есть множество малых ГЭС, ИнгурГЭС, — это ключевой объект энергосистемы. Без этой станции Грузия не обойдется, — говорит Мебония. — Мощность станции 1300 мегаватт. Объекта такого масштаба нет во всем Закавказье. Мы должны сохранить станцию».

Между тем, адекватная эксплуатация ИнгурГЭС — это еще и вопрос безопасности. При аварии на плотине могут пострадать и Абхазия, и Грузия, и Турция, и Россия. 

Но простому обывателю трудно представить связь между лампочкой в его квартире и миллионами тонн воды.

«По восемь тысяч рублей [около $122] каждый месяц я плачу за свет, — говорит управляющий кафе «Апра» Алхас Сангулия, — почему меня должны волновать их проблемы?»

Термины, топонимы, мнения и идеи публикации не обязательно совпадают с мнениями и идеями JAMnews или его отдельных сотрудников. JAMnews оставляет за собой право удалять те комментарии к публикациям, которые будут расценены как оскорбительные, угрожающие, призывающие к насилию или этически неприемлемые по другим причинам

Читайте также