Смогут ли когда-нибудь мобильные приложения и интернет конкурировать с традиционным сватовством?" />

Tinder vs Toynder: почему в Азербайджане не приживается популярное приложение для знакомств

Смогут ли когда-нибудь мобильные приложения и интернет конкурировать с традиционным сватовством?

– Извини, не смог ответить на твой звонок. С девушкой говорил, недавно познакомились, — как бы невзначай хвастается Гусейн.
— Ну, поздравляю. И где познакомились?
— На Tinder.
— Гдеее?!

Принято считать, что в Баку романтическое знакомство можно завести на работе/учебе, на Facebook, в гостях, в очереди к дантисту, в пробке на Гагаринском мосту – в общем, где угодно, только не на Tinder.

Tinder — мобильное приложение для знакомств с учетом геолокации. То есть – с людьми, находящимся относительно близко от вас (в радиусе 100 километров).
Прототипом этой программы был Grindr, предназначенный для геев и лесбиянок. Но позднее гетеросексуалы решили положить конец этой дискриминации.
На Западе Tinder очень популярен. Им пользуются как искатели приключений, так и совершенно серьезные товарищи, мечтающие о большой и чистой любви. И даже уже подрастает немало детей, родители которых познакомились таким путем.

Про то, что Tinder-ом можно пользоваться и в Азербайджане, многие просто не знают. А когда узнают, относятся к такому варианту очень скептически. В представлении большинства, азербайджанский сегмент Tinder – этакий тёмный переулок, населенный гопниками обоих полов.

Откуда берется такое отношение? Возможно, всё объясняется тем, что в Азербайджане как-то не принято выставлять напоказ свое желание познакомиться. Тем более – открыто заявлять об этом в интернете. Считается, что этим занимаются лишь сексуально озабоченные мужчины и легкодоступные женщины. Соответственно, даже те, кому, в принципе, не свойственно мыслить штампами, все равно не верят, что на Tinder можно встретить «нормального» человека.

Чтобы понять, настолько ли ужасен Tinder, как его малюют, пришлось устроить следственный эксперимент. И да простит меня та неведомая турецкая девушка, чьей фотографией я воспользовалась для этих целей. Видит Зевс, всё только ради науки.

Следственный эксперимент

У Tinder есть одно неоспоримое преимущество – писать вам личные сообщения могут лишь те, кого вы сами одобрите, и наоборот.

С другой стороны, система не сказать, чтобы очень удобная в использовании.

Загрузив приложение на телефон и зарегистрировавшись, вы задаете параметры поиска (пол, возраст и допустимое расстояние), в соответствии с которыми программа «вываливает» перед вами стопку фотографий людей, теоретически могущих вас заинтересовать. Некоторые из фото сопровождены короткой информацией. «Перелистываете» их, и ставите «лайк» тому, кто приглянулся. Если этот человек, также просматривая фото, поставит «лайк» вам, в небе запоет хор ангелов, и для вас двоих откроются врата чата. Теперь можете переписываться, узнавать друг друга получше, назначить свидание и так далее.

В принципе, пяти минут переписки вполне достаточно, чтобы сделать первичные выводы о степени адекватности и приемлемости «кандидата». Хотя, если позволить себе определенную категоричность, то хватит и нескольких секунд. Заодно можно поломать себе голову над всякими занятными лингвистическими вопросами. Например, почему столько народа пишет «как дела» без вопросительного знака?

 

Добрую половину мужчин, представленных в «азербайджанском» Tinder составляют иностранцы – студенты, экспаты и путешественники, волею судьбы или начальства заброшенные в Азербайджан и, судя по всему, изнывающие тут от одиночества. Привычку пользоваться Tinder они, видимо, привезли с собой.

Вторая половина – местный контингент. Большинство анкет, откровенно говоря, вызывает желание поскорее это «развидеть». Кстати, как вы думаете, чем руководствуются мужчины, ставящие в качестве «заманухи» фотографии с детьми (явно, своими)? Демонстрируют, какие они любящие отцы или предупреждают, что половина зарплаты уходит на алименты? На их фоне те, кто фотографируются в обнимку с автомобилями, кажутся великими стратегами.

Справедливости ради надо сказать, что попадаются и вполне приличные персонажи. Вежливые, неглупые, вменяемые, симпатичные. Собственно, их наличие и сыграло немалую роль в том, что эксперимент был прекращен.

Меня хватило ровно на сутки. После чего я позорно сбежала, удалив аккаунт и стерев отпечатки пальцев. Как всегда, в самый неподходящий момент заговорила совесть, не позволяющая морочить голову ни в чем не повинным людям. Это во-первых. Во-вторых, от такого количества лиц начался приступ агорофобии и мизантропии. Да и турчанка с фотографии смотрела как-то недобро и обещала сниться в кошмарах.

Показания свидетелей

После того разговора с Гусейном прошла пара недель. За это время он успел встретиться со своей загадочной незнакомкой, проникнуться к ней симпатией и даже прервать общение. Ибо незнакомка оказалась слишком уж загадочной и имела неприятную привычку надолго «уходить под воду», а это наталкивало на мысль, что Гусейн у нее не один такой. Но, тем не менее, он продолжает относиться к Tinder как к перспективному и надежному способу поиска пары:

«Хорошо уже то, что переписываться могут только понравившиеся друг другу люди. К тому же, когда пытаешься познакомиться с девушкой, например, на Facebook, всегда есть вероятность, что это ей вообще не нужно. А на Tinder регистрируются именно те, кто нацелены на знакомство».

Но, судя по всему, Гусейн – единственный, кому так везет с Tinder. Все остальные опрошенные мной мужчины вспоминают о своем Tinder-опыте, как о походе в налоговую:

Анар, 30 лет: «Честно говоря, публика там малосимпатичная. Наверно, потому, что в Азербайджане очень плохо развита культура взаимоотношения полов. И это сильно сказывается на знакомствах в интернете».
Орхан, 25 лет: «Разве красивая девушка будет искать себе парня по интернету? В Баку на Tinder сидят только страшненькие или дуры».
Мурад, 32 года: «Не понимаю, зачем местные девушки вообще регистрируются на Tinder, если они почти никогда не идут на контакт».
Чингиз, 43 года: «Нормальных девушек в бакинском сегменте Tinder почти нет. Половина регистрируется там, чтобы продать себя, а вторая половина уверена, что это место для замужества».

Женщины тоже особо позитивных эмоций от Tinder не получили:

Самира, 31 год: «Уговорила сестру там зарегистрироваться и сто раз пожалела. Ей все подряд секс предлагали с первых же строк».
Гюнель, 27 лет: «Как-то с подругой зарегистрировались, пять минут посмеялись, а потом стало не до смеха, потому что ни одного светлого лика не увидели».
Лала, 29 лет: «Пыталась пользоваться этой программой, но безо всякого успеха. Абсолютно бессмысленная штука, на мой взгляд».
Айсель, 26 лет: «Живя в Европе, вполне успешно пользовалась Tinder, а вот в Баку не риску зайти. Страшно там, наверно».
Медина, 30 лет: «В целом, я нормально отношусь к знакомствам по интернету. Но, все же, лично для меня, это как-то неестественно и знак полного отчаяния».

Замкнутый круг

При этом многие из опрошенных признают, что у них есть потребность в платформе для виртуальных знакомств. Но никакая из ныне существующих на азербайджанской почве как-то не приживается. Кроме, разве что, Facebook, который, хоть и не предназначен конкретно для этих целей, но вполне успешно их выполняет. Хотя, возможно, именно потому и выполняет, что не предназначен.

Вообще, судьба целенаправленных интернет-знакомств в Азербайджане не задалась еще с первобытных времен дайл-апа. Началось всё с сайта Mamba, который на заре своего появления худо-бедно использовался по назначению, но со временем переквалифицировался в рынок сексуальных услуг. И, возможно, Tinder бодро шагает тем же путем.

Женщины избегают его, боясь нарваться на неадекватов и быть принятыми за жриц любви.
Мужчины – боясь быть принятыми за этих самых неадекватов и нарваться на жриц любви. Замкнутый круг.

Стоит учитывать и то обстоятельство, что в Баку существует целая пропасть между, скажем так, «консервативной» и «современной» молодежью. Первым вообще не придет в голову искать серьезные отношения в интернете. Для этого существуют, например, свадьбы родственников. Как пошутил один из наших респондентов: «Азербайджанский вариант Tinder – это Toynder» (от азербайджанского «toy» — «свадьба»).

Happy end

37-летняя Ирада после расставания с бойфрендом три года сторонилась мужчин и не заводила никаких отношений. Пока подруга чуть ли не силком зарегистрировала её на Tinder.

«Поначалу я очень сильно сомневалась. К тому же, все говорили, что Tinder – это для секса на одну ночь. Но та же подруга убедила меня, что на непристойное предложение можно натолкнуться где угодно, и всё зависит от того, как ты себя поставишь. Так что, я всё же рискнула. Правда, азербайджанцев я вообще не рассматривала. «Лайкала» только иностранцев. И встретила двух совершенно прекрасных мужчин – турка и колумбийца. Интеллигентных, привлекательных, образованных и стремящихся к серьезным отношениям. Самым сложным было выбрать из них. Не знаю, может, мне просто повезло, и это единичный случай. Но, так или иначе, мне кажется, интернет-знакомства ничем не хуже любых других. Это совсем не глупо. Глупо лишать себя возможности встретить любовь».


Читайте также