Несколько месяцев они требовали повышения зарплаты, а сегодня остановили метро" />

«24 года работаю под землей» — истории бастующих работников метрополитена

Несколько месяцев они требовали повышения зарплаты, а сегодня остановили метро

Работники тбилисского метрополитена – машинисты, контролеры и другие сотрудники — несколько месяцев предупреждали о готовности бастовать. Они требовали повышения зарплат на 45 процентов и начали-таки забастовку 3 июня… поздно вечером, уже после окончания рабочего дня.

Утром 4 июня метро уже не работало. Передвижение по грузинской столице стало затруднительным. Автобусы и маршрутки не справлялись с очередями, возникшими на остановках. Некоторые остановки водители просто игнорировали – оттого, что их машины и так были переполнены.

В создавшейся ситуации мэр Тбилиси Каха Каладзе обвиняет бастующих. Он заявил, что забастовка ухудшает условия жизни горожан. Мэрия отказывается удовлетворить требования работников метро и поначалу даже воздерживалась от переговоров. Однако депутат от правящей «Грузинской мечты» Бека Нацвлишвили заявил, что правом на забастовку обладает любой гражданин страны, и мэрия должна сделать первый шаг и начать переговоры.

Председатель НПО «Ассоциация молодых юристов» Сулхан Саладзе в транспортном коллапсе обвинил не забастовщиков, а мэрию, поскольку она еще месяц назад была оповещена о возможной забастовке и «в течение этого времени должна была предпринять меры, которые позволили бы избежать таких сложностей из-за остановки метро».

«Такие забастовки устраиваются и в других странах, и в других городах. Работники метро по закону имеют право на забастовку, но она не должна оборачиваться такой транспортной катастрофой, как у нас – власти должны были позаботиться об этом», — говорит Саладзе.

Часть забастовщиков, в их числе машинисты, второй день как объявила голодовку. Люди разбили палатки у депо в Глдани и ждут выполнения выдвинутых требований. Выражая сожаление в связи с неудобствами, доставленными горожанам, бастующие, тем не менее, утверждают, что другого выхода у них нет.

______________________

Арчил Лорденидзе 43 года, машинист:

В метро работаю уже 17 лет. Рабочий график у нас такой, что дополнительного приработка не найти. У нас скользящий график с перегруженным режимом работы. Трудимся в тяжелых условиях — вибрация, воздействие высокого напряжения, ответственность за безопасность огромного количества пассажиров. Все это – на нас, машинистах. Домой с работы возвращаемся физически и психологически измотанными.  Свободного времени не хватает на поиск другой работы. Ежемесячно в среднем работаем по 150 часов. Если повезло и пришлось работать в какие-то праздничные дни, например, на Пасху, то зарплата может дойти до 1200 лари (меньше 500 долларов).

У меня четверо детей. Старшему – 13 лет, младшему – годик и восемь месяцев. Жена не работает. Родители – пенсионеры, живут со мной. Работа только у меня одного.

С 2013 года зарплату нам не повышали. Зато за этот период подорожали продукты, горючее, электричество. Каждый месяц приходится влезать в долги – зарплаты не хватает. Мэр Тбилиси нам говорит, что у полицейских и спасателей заплаты меньше, чем у нас. Но нам-то что от этого? Каждый должен требовать достойную оплату своего труда.

Хатуна Читишвили, 47 лет, дежурная центрального поста метрополитена:

Я здесь нахожусь не только из чувства солидарности. Многие опасаются реакции начальства, боятся потерять работу. Мы не повышения зарплаты требуем по сути, а доведения ее до покупательской способности 2013 года.

Я в метро 12 лет работаю, начала в 2006 году контролером, потом дежурной центрального поста. Рабочий график – два дня работы, два отдыха. Рабочий день составляет 12 часов, из них полчаса – перерыв, но станцию не покидаю, все равно ничего не успеть за эти 30 минут, так что и отдыхать в тоннеле приходится.

Политики к нам приходят, когда, например, новоотремонтированные поезда поступают в эксплуатацию. Я призываю нашего мэра Каху Каладзе прийти к нам в обычный день без каких-то торжеств и посмотреть, в каких условиях на самом деле нам приходится работать.

Амбросий Нишнианидзе, 47 лет, машинист-инструктор:

Я в метро уже 24 года. Средняя зарплата – 1300 лари (чуть больше 500 долларов). Общеизвестно, как подорожала жизнь с 2013 года. В 2016 году должна была появиться комиссия, которая рассмотрела бы вопрос зарплат. Нам также обещали повысить жалованье. Все дорожает. А мы не можем ни дополнительную работу найти, ни на эти зарплаты свои семьи содержать.

Эка Мачавариани, контролер:

В метро работаю одиннадцать лет. Сейчас мы просим одного – повысить зарплаты. Я, например, получаю 450 лари. Условия работы, например, нехватка кислорода – это особый разговор, на данном этапе мы этого не затрагиваем.

Авто Мкервалидзе, 64 года, слесарь-сварщик:

Оплата должна соответствовать выполняемой работе. Я, например, на руки получаю 848 лари плюс 40 лари за вредные условия работы (всего около 360 долларов). В метро работаю четвертый год. Мы требуем, чтобы мэрия и Транспортная компания обратили внимание на наши проблемы – какой смысл в моей работе в таких тяжелых условиях – в дыму и в пыли, если половину заработка я трачу на лекарства?!

До пенсии работники метро, чтоб вы знали, фактически не доживают. Нам угрожают законом, увольнением и даже тем, что поймают, но мы все делаем в рамках законодательства и не боимся угроз. Наши требования справедливы. Мы хотим повышения зарплат на 45 процентов. Согласны, чтобы повысили не сразу, а поэтапно — пусть в этом году повысят на десять процентов, в будущем – на 15 процентов… Кто-то должен, в конце концов, обратить внимание на нас!

Facebook Comments

Читайте также