Что по этому поводу думают российские и грузинские эксперты" />

Южная Осетия и Сирия установили дипломатические отношения

Что по этому поводу думают российские и грузинские эксперты

Портрет президента Сирии Башара Асада в Дамаске. 15 апреля 2018, фото REUTERS/Ali Hashisho

Южная Осетия подписала в Дамаске соглашение об установлении дипломатических отношений с Сирией, сообщает пресс-служба министерства иностранных дел Южной Осетии.

«Глава МИД Сирии Валид Муаллем выразил благодарность Российской Федерации за поддержку сирийского народа в его борьбе с силами международного терроризма», — говорится в сообщении.

Муаллем также сказал, что признание независимости Южной Осетии – «глубоко продуманный шаг руководства Сирии».

Со своей стороны, министр иностранных дел Южной Осетии Дмитрий Медоев сказал, что «Южная Осетия всецело поддерживает … совместные действия Российской Федерации и законного сирийского правительства«.

23 июля в Сирию прибыл с визитом президент Южной Осетии Анатолий Бибилов. Во время поездки предусмотрена встреча Бибилова с президентом Сирии Башаром Асадом.

•  Мнение: Сирия признала Абхазию из чувства благодарности к России. Но как это поможет Абхазии развиваться?

•  «Сирия настолько зависит от России, что власти Грузии никак не смогли бы повлиять на ситуацию» — грузинские политики и эксперты о решении Сирии признать независимость Абхазии и Южной Осетии

Комментарии

Николай Силаев, старший научный сотрудник находящегося в Москве Центра проблем Кавказа и региональной безопасности сказал в интервью онлайн-порталу «Эхо Кавказа»:

«Даже если Башар Асад приедет в Южную Осетию – Грузия не сможет предпринять больше ничего кроме того, что она уже предприняла, разорвав дипломатические отношения с Сирией».

«В Грузии уже действует закон об оккупированных территориях, действуют санкции, введенные с подачи Грузии, ограничивающие выдачу европейских и американских виз для граждан Абхазии и Южной Осетии. Грузия на международных площадках ставит вопрос в очень конфронтационной форме об Абхазии и Южной Осетии. Я не вижу, куда еще наращивать давление с теми ресурсами, которые есть у Грузии», — сказал Николай Силаев.

Торнике Шарашенидзе, профессор Грузинского института общественных дел (GIPA):

«Признание Сирией независимости Абхазии и Южной Осетии – на самом деле неприятная новость для Тбилиси. Период успешного непризнания в течение нескольких лет прерван, и прерван не благодаря какому-нибудь образованию вроде островного государства Науру, а одной из ведущих стран Ближнего Востока.

Конечно же, можно говорить о том, что признание осуществил “преступный режим Асада” и, соответственно, это признание неполноценно. Однако насколько преступным не был бы этот режим — факт, что он победил в гражданской войне и уже контролирует значительную часть страны. А такие вещи в политике намного важнее, чем апеллирование к образу режима либо морали.

У этого признания несколько причин. Грузинская дипломатия явно была недостаточно активна и никак не смогла выйти на контакт с властью Асада. Ясно, что это не было бы простым делом. Но вспомним, что ранее грузинская дипломатия решила не менее сложную задачу – заставила передумать Беларусь, которая уже приняла решение о признании. А значит, и эта задача не была невыполнимой миссией.

Также ясно, что свою роль сыграла абхазская диаспора в Сирии, да и Сухуми не пожалел усилий. Аргументы там были такие: абхазы — союзники России, а грузины – союзники США, и министр иностранных дел Грузии в своем Твиттере приветствовал бомбежку Сирии американцами.

Но решающее слово, разумеется, принадлежало Москве. Там как минимум решили не мешать признанию, так как, скорее всего, посчитали, что в отношениях с Сухуми и Цхинвали нужен определенный позитив.

Стоит отметить, что у этого шага Москвы нашлись критики даже в российской националистически-консервативной среде. Например, Максим Шевченко назвал признание большой ошибкой на фоне нормализации в последнее время взаимоотношений между Москвой и Тбилиси и свалил все на “антигрузинское лобби”.

Что касается долгосрочных последствий признания, по моим наблюдениям, это событие не вызвало такого энтузиазма в Сухуми и Цхинвали, как в свое время – признание Венесуэлой. Наверное, уже и там понимают, что процесс их признания зашел в тупик и в этом плане мало что поменяется.

И сирийского признания тоже не случилось, если бы само существование этого режима настолько не зависело бы от России. Соответственно, признание и в этот раз не вышло за рамки круга российской клиентуры и, по идее, никогда и не выйдет.

Эффекта домино у этого признания быть не может, даже в масштабах региона – в регионе Ближнего Востока у Сирии нет союзников, кроме Ирана. И даже если бы они были, никому не нужна головная боль ради Сухуми и Цхинвали. Под головной болью имеется в виду поощрение сепаратизма на собственной территории (такая проблема есть и у Ирана) и ухудшение отношений не только с Тбилиси, но и с его западными союзниками.

Поэтому сирийское признание так и останется единичным случаем, за исключением двух вариантов развития событий:

1. Россия спасет режим в еще нескольких странах, а потом решит подарить Сухуми и Цхинвали признание этими режимами.

2. Абхазию и Южную Осетию независимыми государствами признает Тбилиси.

Ясно, что это сказка, но в Сухуми и Цхинвали об этой сказке говорят всерьез, из-за чего я и решил этот вариант упомянуть».

•  В Сирии до начала там военного конфликта проживали около двух с половиной тысяч осетин, предки которых переселились из Осетии на Ближний Восток в ходе Кавказской войны в середине XIX века. Вторая волна эмиграции пришлась на начало ХХ века.

Сирия объявила о признании независимости Южной Осетии и Абхазии 29 мая 2018 года.

Термины, топонимы, мнения и идеи публикации не обязательно совпадают с мнениями и идеями JAMnews или его отдельных сотрудников. JAMnews оставляет за собой право удалять те комментарии к публикациям, которые будут расценены как оскорбительные, угрожающие, призывающие к насилию или этически неприемлемые по другим причинам

Читайте также