Популярные версии прямо противоположны: манипуляции Трампа или некомпетентность власти президента Эрдогана" />

Экономический кризис в Турции: полиция контролирует цены на хлеб

Популярные версии прямо противоположны: манипуляции Трампа или некомпетентность власти президента Эрдогана

Стамбул. Фото: Давид Пипия, JAMnews

После долгого и очень сильного падения курс турецкой лиры в последние недели начал понемногу укрепляться. Первая реакция на этот процесс — радостная, и у местного населения, и в соседних странах, в том числе на Кавказе, экономика которого довольно сильно связана с турецкой.

Но эксперты говорят, что говорить о конце экономического кризиса в Турции, к сожалению, не приходится.

• Турция между Эрдоганом и Гюленом

• Как влияет падение турецкой лиры на экономику стран Южного Кавказа?

• Стамбул — город, который выше султанов и президентов

Власть президента Реджепа Тайипа Эрдогана настаивает, что в действительности никакого экономического кризиса в Турции и не было, а все, что происходит — результат махинаций правительства США и лично Дональда Трампа.

Но оппозиция уверена, что единственная причина нынешней сложившейся в стране ситуации — 16 лет провальной работы правящей «Партии справедливости и развития».

Событие, сопровождавшее падение курса доллара и подорожание лиры

12 октября 2018 года суд в городе Измир приговорил на три года лишения свободы американского пастора Эндрю Брансона. Его арестовали еще 15 июля 2016 года, сразу после попытки переворота в Турции, и обвинили в шпионаже в пользу США.

Поскольку он уже провел эти три года под арестом в ходе предварительного следствия — Брансона освободили в зале суда. На специальном самолете он сразу же вылетел сначала в Германию, а потом в Вашингтон, где в Белом доме встретился с президентом США.

Встреча с Дональдом Трампом сразу по прибытии — неслучайна. 17 апреля 2018 года Трамп поставил на своей странице в Twitter пост в защиту Бренсона:

 

«Пастор Эндрю Брансон, прекрасный джентльмен и христианский лидер в Соединенных Штатах, под следствием и преследуется в Турции без какой-либо причины. Его называют шпионом — но я больший шпион, чем он. Надеюсь, ему позволят вернуться домой к его прекрасной семье».

 

После этого заявления Трампа экономический кризис в Турции еще более углубился, а курс лиры еще больше обвалился.

Дональд Трамп вплоть до момента вынесения приговора продолжал отправлять турецким властям сообщения по поводу пастора Эндрю Брансона. Вначале это были резкие высказывания типа «Пока я на этом посту — вы не получите этого террориста».

Потом Эрдоган стал говорить более сдержанно, в таком ключе, что «в Турции независимый суд, и решение будет принимать он».

Сразу после возвращения Брансона в США несколько улучшилось соотношение лиры к доллару: было около 6,07 лиры за один доллар — стало 5,61 лиры за доллар.

Комментарий. Почему Трамп никому не доверяет?

• Министр обороны Израиля побывал в Грузии и Азербайджане. Почему он не поехал в Армению?

• Граждане Грузии в Европе — без виз, без убежища

Как все начиналось

Цена доллара впервые в истории Турции поднялась до четырех лир еще до того, как Трамп обратил внимание на ситуацию с Брансоном. Это было в апреле 2018 года. Тогда же усугубилась внутриполитическая ситуация.

До очередных выборов в Турции оставалось больше года. Но Эрдоган решил провести внеочередные парламентские и президентские выборы — и провел их 24 июня, с крайне позитивным для себя результатом.

Эти политические события в стране сопровождались внезапным и резким ростом курса доллара. Уже в мае один доллар стоил 4,50 лиры.

Влияние политического авторитаризма на экономику

В 2008 году курс доллара в Турции был примерно 1,15 лиры. Тогда ведущим трендом в стране была либерализация экономики.

Но Эрдоган становился все более авторитарным и в итоге создал такую систему государственного устройства, в которой политические шаги напрямую влияют на экономику.

Именно Эрдоган первым в Турции заговорил о том, что Запад давит на Турцию курсом доллара, — когда 30 мая 2013 года он связал между собой протесты с целью защитить «Гези парк»в центре Стамбула с ростом курса доллара. Хотя курс доллара тогда за месяц поднялся несущественно — с 1,85 лиры до 1,92 лиры.

Тем самым Эрдоган открыл новую страницу в истории страны. Турция перестала быть в глазах Запада страной с либеральной экономикой, желающей вступить в Евросоюз и стремящейся решить курдский вопрос. Турция стала еще одним ближневосточным государством с авторитарным режимом.

24 июня 2018 года Турция вновь передала президентство Эрдогану, а большинство в парламенте — поддерживающему его «Народному альянсу» (входят две политические группы — «Партия справедливости и развития» и «Партия националистов»). В тот же день курс доллара поднялся до 4,70 лиры.

Несмотря на относительно спокойный послевыборный период, с начала августа 2018 года турецкая экономика оказалась в самом глубоком кризисе с 2001 года.

Хроника подорожания доллара в Турции

В августе США ввели санкции против министра внутренних дел Турции Сулеймана Сойлу и министра юстиции Абдулхамита Гюля. Причина – опять же арест пастора Эндрю Брансона.

Тогда же Дональд Трамп перечеркнул внешнюю политику своего предшественника Барака Обамы и объявил о новых санкциях в отношении Ирана.

Первого августа доллар стоил уже пять лир. Но и этим дело не закончилось.

Девятого августа в ходе митинга в провинции Ризе президент Эрдоган заявил:

«У них есть доллары, а у нас — Аллах».

Тем временем доллар продолжал дорожать и стоил уже стоил 5,95 лиры.

Десятого августа президент Эрдоган в этот раз в Байбурте сказал:

«Те, у кого есть доллары или золото под подушками, должны обменять их на лиры в наших банках».

В тот же день, сразу после выступления Эрдогана, его зять и назначенный в новом правительстве министром казначейства и финансов Берат Албайрак выступил на телевидении и представил новую экономическую программу. Когда он начал выступать, доллар стоил 6,04 лиры. Спустя 50 минут, когда выступление закончилось — уже 6,30 лиры.

В это же время Дональд Трамп объявил о поднятии таможенной пошлины на алюминий и металл. Курс лиры поднялся до 6,40 за доллар.

Затем, уже 13 августа, Трамп принял решение отложить продажу Турции самолетов типа F-35.

Через два дня Эрдоган призвал свой народ отказаться от покупки американской технологической продукции и отдать предпочтение товарам корейского и японского производства. Одновременно была введена дополнительная таможенная пошлина на ввозимую из США алкогольную и табачную продукцию.

После этого курс доллара, однако, оставался довольно стабильным. До того момента, как 13 сентября Центральный банк Турции принял решение увеличить процент, под который турецким банкам предоставлялись заемы — с 17 до 24.

Турция оказалась на третьем месте в мире по этому показателю, после Аргентины и Суринама.

Сразу после этого курс доллара начал падать и в сентябре остановился на уровне 6,05 лиры за доллар.

Освобождение обвиняемого в шпионаже американского пастора стало вторым фактором, сильно повлиявшим на курс доллара. Его значение по отношению к лире опустилось с 5,95 лиры до нынешних 5,64 лиры.

Является ли укрепление лиры концом экономического кризиса?

Эксперты в это не верят. Августовские цены, которые увеличились из-за предположения, что доллар будет стоить шесть или даже семь лир, не изменились и после того, как курс доллара стал гораздо ниже. Инфляция остается сильной экономической угрозой.

Цена природного газа не только не снизилась, а в третий раз повысилась с первого октября. По сравнению с июлем 2018 года, для рядовых граждан газ стал на 30 процентов, а для предприятий даже на 48 процентов дороже.

Цены не снижаются и во всех других сферах. Эрдоган и провластные круги, однако, говорят не об экономическом кризисе, а об оппортунизме бизнесменов.

Более того, государство объявило официальную борьбу с теми, кого оно обвиняет в оппортунизме. Во всех регионах страны полиция проверяет цены в магазинах, где продают хлеб. Продавцов, устанавливающих цены выше объявленных 1,25 турецкой лиры, ждет наказание.

Министр внутренних дел Сулейман Сойлу обратился к главам всех исполнительных властей с требованием вынести решение о снижении цен.

Борьба с инфляцией с помощью полиции — может ли это быть успешным?

Эксперт по экономике Угур Гюрсес говорит, что результатом вмешательства государства в свободную рыночную систему, да еще с помощью правоохранительных органов, станет то, что производство остановится и начнется тотальный дефицит.

Эксперт Сельва Демиралп считает, что требование снижения цен на товары без понижения расходов на производство компаний приведет к еще большему углублению кризиса. И для борьбы с инфляцией нужно не давление, а правильное регулирование финансов и финансовой политики.

Оппозиция также подвергла резкой критике программу борьбы с инфляцией с помощью полиции. Председатель партии İYİ Parti («Хорошая партия»), кандидат в президенты на последних выборах Мерал Акшенер заявила, что «заявленная программа по борьбе с инфляцией является, по сути, программой по борьбе с предпринимателями».


Читайте также