Как мать и дочь из Северной Осетии осудили за участие в акции 12 июня, на которой они оказались случайно" />

Шли на праздник – попали на митинг


Как мать и дочь из Северной Осетии осудили за участие в акции 12 июня, на которой они оказались случайно

Акция 12 июня в Санкт-Петербурге, Фото REUTERS/Anton Vaganov

Оригинал публикации на сайте Новой газеты

Эвелина Муртазина приехала в Петербург на несколько дней, чтобы познакомиться с парнем своей дочери. Молодые встречались уже год, а мама так и не знала, кто избранник ее Ирины. Эвелина и Ирина — из Моздока.

12 июня они договорились встретиться и погулять втроем — мама, дочка и дочкин кавалер: съесть мороженое, полюбоваться набережными. Молодой человек опаздывал, и женщины решили дойти до Марсова поля. «Мы слышали, что День России, что будет какая-то демонстрация против коррупции. Мы восприняли это как День России, мы поддерживаем людей, которые против коррупции, а кто митинг организовал, мы не знали. Я слышала про какого-то НавОльного, но кто это — не знала».

Женщины пошли вслед за толпой. «У многих были уточки, флаги России, было праздничное настроение, для нас все было в новинку — мы же с Кавказа, у нас такого нет», — рассказывает мама.

Вдруг подъехали автобусы с полицейскими, и толпа с криками побежала. Начался хаос. Они стояли, завороженные происходящим, когда набежали полицейские в шлемах. «Один схватил мою дочь, толкнул в кольцо и ударил дубинкой, она расплакалась, я ринулась за ней. Так мы оказались в кольце полицейских».

В кольце Ирина и Эвелина провели около получаса.

Когда женщин повели к автобусам, они пытались спросить, на каком основании их задерживают? Но их будто не замечали. По дороге в автобус кто-то сунул Эвелине листок с инструкцией -: как вести себя во время задержания. Эвелина поняла, что люди были готовы к такому развитию событий.

В отделении, куда их привезли, в холле стояли всего два стула. «На стульях сидели по очереди 22 человека восемь часов подряд. Ни воды, ни еды не давали, хотя по закону нас должны были накормить через три часа — в инструкции было написано. У кого были деньги, мог взять в автомате чай, но у нас с дочерью денег было мало», — вспоминает Эвелина.

Вскоре в отделение приехал молодой человек Иры — там они с Эвелиной и познакомились. «Он привозил нам передачки, переживал. Слава Богу, что он не попал с нами в историю — он учится, для него это опасно».

“Нам еще не было предъявлено обвинение, а с нами уже обращались как с преступниками. Нас поместили в ужасную камеру — нары были не отмыты от экскрементов, воняло бомжами. Я думала, установят наши личности, проверят биографию, поймут, что задержали по ошибке, и отпустят. Но нас обвинили в неповиновении полиции и участии в незаконном митинге. Когда нас посадили в камеру, я поняла, что творится беззаконие, что ты бессилен, ты просто клоп, которого легко раздавить”.

На следующий день Иру осудили на восемь суток и оштрафовали на десять тысяч рублей. «Я отказалась от адвоката, потому что собиралась просить судью оставить меня с дочерью. На суде я честно сказала, что ожидала защиты от государства, а не издевательств. Что не выкрикивала лозунги, которые мне приписывают, что оказалась на митинге случайно. Что не знаю Навольного — да, я его так называла. Что слышала, что люди протестуют против коррупции, и тоже выступаю против нее. Рассказала про моего сына-военного. Что он долго ждал повышения по службе, и вдруг ему говорят – а твое место другой купил! И что это и есть коррупция, и долг каждого гражданина — противостоять ей».

В отделении полиции. Фото Эвелины Муртазиной. В голубой куртке — ее дочь Ирина с телефоном

Судья Щербаков дал Эвелине двое суток ареста — учитывая время задержания, в тот же день она могла выйти на свободу. Но Эвелина попросила у судьи снисхождения: «Там моя дочь, мы с Кавказа, мы так не можем. Я не могу оставить дочь одну, не зная, что с ней, как обращаются. Он попросил подумать еще раз. Я сказала, что уже все обдумала. Это единственный человек во всей системе, кто поступил по-человечески, вошел в положение. Я бесконечно благодарна судье…».

Дочь с матерью воссоединились в автобусе, который увез их в СИЗО. Здесь, по словам Эвелины, по сравнению с отделом полиции, были санаторные условия. Новые палаты, новые матрасы и подушки («мы их сами распечатывали»), трехразовое питание (борщ, рассольник, второе), прогулка один раз в день, 15 минут общения по телефону.

На свободе

20 июля Эвелину и ее дочь выпустили на свободу. Их встречали журналисты и Володя, который все это время носил им передачи с едой и книжки.

Эвелина намерена подавать апелляцию на решение судьи, так как считает себя невиновной: «Мне сказали, что приговор может сказаться на нашей жизни. В аэропорту будут видеть, что мы с дочерью осуждены. Да и на карьеру сына может повлиять. Встретимся с адвокатом и решим, что делать».

По мнению адвоката Игоря Ана, участие Муртазиных в несанкционированном митинге не подтверждается, поскольку вывод судей о том, что Эвелина и Ирина скандировали лозунги, а также что они находились на расстоянии менее десяти метров от участников митинга, не подтверждается ни одним достоверным доказательством.


Читайте также