Есть впечатление, что большинство протестующих против Стамбульской конвенции ее не читали" />

Почему в Армении борются с европейской конвенцией против домашнего насилия? Мифы и их опровержение

Есть впечатление, что большинство протестующих против Стамбульской конвенции ее не читали

Стамбульская конвенция, подписание, ратификация, протест, национальные ценности, предотвращение насилия, домашнее насилие, насилие против женщин, Совет Европы, Евросоюз, ЛГБТ, церковь, Армения, Հայաստան, Ստամբուլյան կոնվենցիա, ստորագրում, վավերացում, բողոք, ազգային արժեքներ, բռնության կանխարգելում, ընտանեկան բռնություն, կանանց նկատմամբ բռնություն, Եվրոպայի խորհուրդ, Եվրամիություն, ԼԳԲՏ, եկեղեցի, Հայաստան,

До конца года Армения должна ратифицировать конвенцию Совета Европы «О предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием», которая более известна как Стамбульская конвенция.

Однако часть общества активно выступает против ратификации документа, хотя большинство даже не знакомо с его содержанием. Основной аргумент противников конвенции – она противоречит национальным традициям и ценностям.

Предлагаем анализ текста конвенции: что на самом деле говорится в документе, какие аргументы приводятся против ее ратификации – и их опровержение.

Борьба с домашним насилием противоречит национальным ценностям? В Армении протестуют против Стамбульской конвенции

В Ереване требуют отставки министра образования. Как это связано с Стамбульской конвенцией

Положения конвенции

• Государство отвечает за предотвращение всех видов насилия по отношению к женщинам, а также за защиту жертв и наказание виновных.

• Государство должно содействовать равенству между мужчинами и женщинами и предотвращать насилие в отношении женщин, поощряя разрешение конфликтов в условиях взаимного уважения и без насилия, содействуя уничтожению гендерных стереотипов (в том числе с помощью образовательных материалов).

• Государство должно расследовать все заявления о насилии и привлекать к ответственности виновных.

• Государство должно защищать и поддерживать тех, кто подвергается насилию (например, изолируя насильника и обеспечивая безопасность жертвы, предоставляя убежище).

• Государство должно обеспечивать жертвам возможность требовать компенсацию и должно само предоставлять ее, если компенсация не может быть выплачена из других источников.

• Жертвы насилия должны быть осведомлены о службах поддержки, которые должны быть доступны для них.

 Сотрудники полиции и системы правосудия должны пройти переподготовку, чтобы должным образом защищать права потерпевших и предотвращать дальнейшие угрозы, правильно реагировать и управлять опасными ситуациями.

Борьба против ратификации конвенции в Армении

Борьба с конвенцией началась сразу после ее подписания, но протест особенно обострился в последние полгода. Власти страны планировали ратифицировать конвенцию во второй половине сентября 2019 года. Ратификация продолжает откладываться, так как часть общества по-прежнему не допускает такую возможность и даже проводит уличные акции протеста.

В Армении принято считать, что в стране такого явления просто нет, и конвенция представляет угрозу армянским традициям и ценностям, в том числе религиозным.

Чтобы перенести обсуждения в конструктивное русло, министр юстиции Армении Руслан Бадасян встретился с Католикосом всех армян Гарегином Вторым. Через несколько дней после встречи церковь выступила с заявлением:

«Конвенция содержит неприемлемые положения».

В парламенте продолжается жаркое обсуждение документа. Предлагается даже вместо Стамбульской конвенции принять свой, «местный», документ по предотвращению и борьбе с насилием – еще более строгий, но без неопределенных формулировок и положений, которые могут двусмысленно истолковываться. Больше всего депутатов беспокоят положения конвенции, которые, по их мнению, допускают возможность создания однополых союзов и усыновления ими детей.

В связи с этим даже было предложение внести запрет на однополые браки. Однако парламентская комиссия по правовым вопросам не приняла его, так как 35 статья конституции и 1 статья «Семейного кодекса» уже определяют, что брак может регистрироваться между мужчиной и женщиной.

Все опасения противников ратификации и контраргументы

Вот список основных аргументов противников конвенции и их фактическое опровержение.

Первый аргумент:

Стамбульская конвенция противоречит традиционной модели армянской семьи.

На самом деле конвенция не регулирует семейную жизнь или устройство, структуру семьи, и государства не принуждаются к изменению традиционных представлений о семье.

Второй аргумент:

традиции и ценности под угрозой.

На самом деле конвенция только отмечает, что традиции, культура и религия не могут быть оправданием насилия против женщин.

Третий аргумент:

слово «гендер» не может заменить термины «женщина» и «мужчина».

На самом деле слово «гендер» в конвенции используется, чтобы подчеркнуть тот факт, что женщины часто подвергаются насилию именно из-за своей половой принадлежности. То есть часто насилие имеет гендерную основу.

Четвертый аргумент:

конвенция вводит понятие «третий пол», которое относится к представителям сексуальных меньшинств или тем, кто изменил пол.

На самом деле термин «третий пол» ни разу не используется в тексте конвенции. Нет также никакого принуждения к его принятию. Государства только обязуются защищать права жертв в любом случае дискриминации – в том числе из-за пола, расы, языка, возраста, семейного положения, сексуальной ориентации или гендерной идентичности.

Пятый аргумент:

конвенция требует одобрения государством однополых браков.

На самом деле конвенция никак не влияет на местное законодательство о семье, более того, об этом в конвенции нет и речи. Поводом для подобных манипулятивных заявлений служит использование в тексте конвенции слова «партнер». Из-за этого у многих создается впечатление, что речь идет об однополых парах.

Однако союзом «партнеров» можно считать любой случай, когда отношения двоих не оформлены юридически в государственных органах (ЗАГСах). И в Армении очень много пар, которые венчаются в церкви, но не оформляют свои отношения в ЗАГСе, что фактически делает их «партнерами». И это положение важно, так как согласно действующему законодательству инцидент не может считаться семейным насилием, если партнеры не состоят в браке.

Шестой аргумент:

однополые пары смогут усыновлять детей.

На самом деле порядок усыновления вообще никак не рассматривается в конвенции. Он регулируется местным законодательством.

Седьмой аргумент:

конвенция утверждает, что государства должны бороться против устоявшихся гендерных стереотипов.

На самом деле конвенция говорит, что государства должны бороться с теми гендерными стереотипами, которые могут привести к насилию. Среди них, например, мнение о том, что у женщины нет права голоса в семье, или убеждение, что ее место на кухне.

Восьмой аргумент:

Стамбульская конвенция навязывается Армении Турцией, свершившей в начале прошлого века геноцид армян.

На самом деле это всего лишь условное название документа. Он никак не связан с национальной политикой или идеологией Турции.

Справка о конвенции

Документ был утвержден в мае 2011 года в Стамбуле и с тех пор открыт для подписания. В марте 2012 года Турция первой подписала его. За ней последовали 46 стран-членов Совета Европы и Евросоюз. Однако ратифицировали ее только 33 страны.

Из членов Совета Европы Россия и Азербайджан отказались подписывать документ. А Конституционный суд Болгарии в июле 2018 года официально признал его антиконституционным.

Правительство Армении одобрило подписание конвенции в декабре 2017 года. А в январе 2018 года в Страсбурге ее подписал представитель Армении в Совете Европы посол Паруйр Ованнисян. Однако она до сих пор не ратифицирована.


Читайте также