Почему парламентское большинство выступает против предложения оппозиции" />

Что такое «немецкая модель», которая может разрешить политический кризис в Грузии

Почему парламентское большинство выступает против предложения оппозиции

В Грузии не стихают протесты с тех пор, как парламент провалил конституционную поправку о переходе на полностью пропорциональную систему парламентских выборов.

Оппозиция требует, чтобы правительство выполнило свое обещание и провело выборы по пропорциональной системе.

• Все, что нужно знать о протестах в Тбилиси — в трех минутах видео

Однако правящая партия отвечает отказом. Главный аргумент такой: парламент уже отклонил поправки, и следующая попытка также потерпит неудачу, потому что «мятежные» депутаты от большинства, которые выступили против мнения главы партии Бидзины Иванишвили и проголосовали против реформы, не передумали. Они снова будут голосовать против. Однако для этой поправки необходимо конституционное большинство — 113 голосов, то есть голоса «мятежников» однозначно нужны.

Оппозиция, конечно, не верит в историю о “восстании” товарищей по команде Бидзины Иванишвили, но в нынешних условиях предлагает правительству другое решение: чтобы парламентские выборы 2020 года проводились не по полностью пропорциональной системе (которая требует конституционного большинства), а по компромиссной, так называемой «немецкой модели”.

Что означает “немецкая модель”

•Согласно «немецкой модели» парламентские выборы по-прежнему будут проводиться по смешанной, то есть пропорциональной и мажоритарной системам. То есть в день парламентских выборов избиратели по-прежнему получат два бюллетеня – в первом будут указаны только партии (это называется пропорциональной системой); во втором будут фамилии кандидатов, баллотирующихся в конкретном избирательном округе (мажоритарная система).

•Если «немецкая модель» вступит в силу, в парламенте Грузии по-прежнему будет 150 депутатов, 77 из которых будут избраны по пропорциональному списку, а 73 — по мажоритарной системе. Также, как сегодня.

•Основное и принципиальное отличие будет внесено в механизм подсчета голосов, полученных по пропорциональной и мажоритарной системам, и в принцип преобразования этих голосов в парламентские мандаты:

Сегодня мандаты, полученные партиями по партийным спискам и по мажоритарным округам, просто механически добавляются друг к другу.

Почему важно бороться за пропорциональную избирательную систему в Грузии

В случае же «немецкой модели» распределение мандатов будет другим:

Например, если партия Х получила 10 процентов голосов по пропорциональной системе и выиграла в семи из 73 мажоритарных избирательных округов, партия получит 15 мест в парламенте из 150 депутатов.

Кто именно пройдет в парламент от этой партии, будет установлено следующим образом — все семь депутатов, избранных по мажоритарным округам, обязательно попадут в парламент, а остальные будут добавлены из пропорционального списка.

То есть сколько именно депутатов из партийного списка пройдут в парламент, будет зависеть от количества депутатов, избранных мажоритарным порядком.

Что делать, если партия получила 10 процентов или 15 депутатов по партийным спискам, но в то же время победила в 30 мажоритарных избирательных округах?

В таком случае в парламент попадут все 30 мажоритариев, но ни одного депутата из пропорционального списка. То есть победитель мажоритарных выборов безоговорочно выигрывает мандат, независимо от результата его партии.

«Эта модель не самая лучшая, в ней тоже есть несправедливость. Но согласно действующей конституции это  -лучшее решение», — говорит конституционалист Вахушти Менабде.

•Также, согласно «немецкой модели», разрешено объединяться в избирательные блоки. А избирательный барьер составляет три процента вместо нынешних пяти процентов.

Какие аргументы у оппозиции в отношении «немецкой модели», и что отвечает власть?

Первый аргумент заключается в том, что принятие этой модели не требует конституционного большинства, поскольку это не конституционная поправка. Простого большинства, или 76 депутатов, достаточно, чтобы принять этот закон, а это означает, что он может быть свободно принят даже без поддержки «мятежных» депутатов.

Второй и главный аргумент состоит в том, что «немецкая модель» намного более справедлива и может более адекватно отразить волю электората, чем нынешняя.

Власти отклонили предложение оппозиции.

25 ноября парламентское большинство вновь собралось в офисе «Грузинской мечты». После встречи генеральный секретарь партии Кахи Каладзе заявил, что «тема закрыта» и что в 2020 году выборы пройдут по нынешней смешанной системе, а не так, как требует оппозиция.

В последние дни представители правящей партии выступили против «немецкой модели» с единственным аргументом. Их заявления можно резюмировать следующим образом — принятие «немецкой модели» требует конституционного большинства, так как для ее принятия конституция должна быть изменена. Но это невозможно, потому что в правящей партии есть законодатели, которые не будут голосовать за какие-либо изменения.

26 ноября телекомпания «Имеди» транслировала специальные дебаты на тему «немецкой модели» между бывшим спикером парламента Давидом Усупашвили и представителем правящей партии Иракли Кобахидзе.

Усупашвили как инициатор «немецкой модели» настаивал на том, что она совместима с конституцией, и что ее принятие предотвратит политический кризис в стране. Он сказал, что она позволит всем политическим партиям участвовать в на равных в предвыборной борьбе.

Усупашвили предложил Кобахидзе отправить проект для экспертизы в Венецианскую комиссию (консультационный орган Совета Европы по конституционному праву).

“Если Венецианская комиссия скажет, что это (“немецкая модель”) неконституционно – значит, все. Если скажет, что соответствует конституции, тогда парламент принимает закон 76 голосами», — предложил Усупашвили Кобахидзе в ходе дебатов.

Но, по словам Кобахидзе, «немецкую модель» нужно сначала обсудить внутри страны.

«Сначала должно состояться юридическое обсуждение, а затем политическое. Давайте сядем и обсудим проблему сначала с юридической точки зрения в любом формате, с участием любого эксперта, неправительственной, иностранной или национальной организации. Если мы определим, что это казус на уровне лекции первого курса, то давайте не будем уподобляться банановой республике и не будем отправлять такой казус в Венецианскую комиссию», — ответил Кобахидзе.

Аргументы  экспертов

Юридическая дискуссия на эту тему ведется уже несколько дней.

Наиболее видные конституционалисты, юристы и неправительственные организации страны согласны с тем, что «немецкая модель» не нуждается в поправках к конституции и может быть легко принята нынешним парламентом при наличии политической воли.

Эксперты говорят, что, углубляясь в юридические детали, правительство пытается отклонить предложения оппозиции. Учитывая падение рейтинга правящей партии, ей будет трудно получить большинство на выборах в 2020 года, если «немецкая модель» вступит в силу.

Конституционалист Вахушти Менабде пишет в Facebook:

«Немецкая модель» (ее модифицированная версия) полностью соответствует конституции. Наша конституция гласит, что парламент состоит из «77 депутатов, избираемых по пропорциональной системе и 73 избранных по мажоритарной системе». Сегодняшняя эта пропорция рассчитывается из 77 депутатов, а по «немецкой модели» будет рассчитываться из 150. Это не противоречит конституции, поскольку в конституции не указано, откуда именно должна рассчитываться пропорция».

По мнению конституционалиста Алика Куправа, это решение требует только политической воли:

«Необходимо принять политический консенсус по этому решению. “Грузинская мечта” не готова к этому. Она хочет видеть в мажоритарной системе только тот смысл, который позволяет ей     получить больше депутатов в парламенте, чем по логике она должна была бы иметь. Если будет введена «немецкая модель», возникнет риск того, что на выборах 2020 года правящая партия не сможет самостоятельно получить абсолютного большинства».


Читайте также