Скоро будет 30 лет как грузинская община в Абхазии живет в условиях нерешенного конфликта" />

Через Ингурский мост — на другую сторону конфликта

Скоро будет 30 лет как грузинская община в Абхазии живет в условиях нерешенного конфликта

Через Ингурский мост - на другую сторону конфликта
Slider
Мост через реку Ингур/и разделяет абхазскую и грузинскую стороны со времени конфликта в 1990-х годах. Он пролегает между Зугдидским районом Грузии и Гальским районом Абхазии. Для перехода по мосту нужно пройти три контрольных пункта - грузинский, абхазский, а также пункт, где стоят российские пограничники. После “августовской войны” в 2008 году Россия и еще несколько стран признали независимость Абхазии. Грузия, которую поддерживает Запад и большинство международного сообщества, настаивает на своей территориальной целостности и считает Абхазию частью своей страны.
В Гальском районе живут преимущественно грузины, и у них много дел на другой стороне. На грузинском контрольном пункте всегда много народу. Маршрутки едут одна за другой, но у многих конечная остановка сразу за мостом. Пассажиры спрыгивают с подножки и торопятся встать в очередь, которая ведет к двери другой, более современной маршутки. Это - мобильный банк. “Мы тут стоим, чтобы получить свои пенсии. Их нам платит Грузия, это очень маленькая сумма, но она лучше, чем ничего », - говорит пожилая женщина.
Slider
previous arrow
next arrow
Slider
previous arrow
next arrow
Slider
Slider
За несколько дней до этого мы шли через мост из Зугдидского района, направляясь в Абхазию. Много людей шли вместе с нами, они возвращались домой и несли сумки, заполненные до краев товарами и продуктами из Грузии. На вопросы отвечали: потому что их невозможно купить в Абхазии. Хотя один человек нес с собой только три бутылки грузинской минеральной воды «Боржоми».
«Я живу в Зугдиди, но у меня семья в Сухуми. Я навещаю их время от времени », - сказала грузинка примерно 60 лет, которая ждала вместе с нами на российском контрольном пункте.
Slider
Slider
Вскоре к нам присоединилась еще одна женщина, которая тоже ехала навестить семью. Ее младшая дочь спорила на грузинском с мамой и сестрой о том, на каком языке мы говорили – на английском или на испанском. Мы прояснили сами на ломаном грузинском: “Это английский”.
“Да, я бы предпочла сейчас ехать в Америку вместе с семьей. Но нам нужна виза, кто ее нам даст”, - как-то рассерженно среагировала мама девочек.
Slider
Slider
В тени огромного раскидистого дерева сидели на траве несколько мужчин, они спорят, сколько пачек сигарет им разрешат пронести с собой. Разговор стал настолько горячим, что к ним подошел пограничник и попросил быть потише.
Еще через полчаса, наконец, приблизилась наша очередь к контрольному пункту, где нас ждали российские пограничники. Человек с бутылками “Боржоми”, который был впереди нас, еще ждал своей очереди, но российские солдаты опознали в нас людей, приехавших с Запада, и предложили нам пройти без очереди. Начался разговор на разные темы, так как солдатам было явно скучно.
Slider
Slider
Паспорта у нас проверили на абхазском контрольном пункте. Абхазские пограничники сидели все вместе, курили. Один из них встал, бросил окурок на землю, придавил тяжелым черным военным ботинком и затребовал наши паспорта.
“Вот если бы ваши правительства признали [независимость Абхазии] - вам не пришлось бы через это все проходить», - сказал он, вернул паспорта – и мы двинулись в путь.
Slider
Slider
Термины, топонимы, мнения и идеи, предложенные автором публикации, являются ее/его собственными и не обязательно совпадают с мнениями и идеями JAMnews или его отдельных сотрудников. JAMnews оставляет за собой право удалять те комментарии к публикациям, которые будут расценены как оскорбительные, угрожающие, призывающие к насилию или этически неприемлемые по другим причинам

Читайте также