«Доила корову, когда соседка сказала, что вечером в деревне состоится какая-то встреча по грантам. Села на лошадь и поскакала. Сегодня у меня более трехсот пчелиных семей. Собираюсь в Америку на учебу»." />

Хотелось чем-то заняться. Четыре истории о женщинах-фермерах

«Доила корову, когда соседка сказала, что вечером в деревне состоится какая-то встреча по грантам. Села на лошадь и поскакала. Сегодня у меня более трехсот пчелиных семей. Собираюсь в Америку на учебу».

На первый взгляд, oбщего у них ничего нет. Но факт – все четверо начали разговор со слов «хотелось чем-то заняться».

Наталия и Ирина из Тбилиси, Манана — из Цалки, еще одна Манана — из Земо Алвани. Одна выращивает огурцы, другая – помидоры, у третьей – чайное производство со своим магазином, а четвертая занимается кочевым пчеловодством и заодно просветительством.

28 марта в дискуссионном пространстве  Frontline Georgia по инициативе представительства «Оксфам-Грузии» четыре женщины собрались, чтобы поделиться своими историями.

История первая. Ната

Ната Фарцхаладзе, » Кона»

Маленькое, очень уютное помещение. На деревянных полках из бумажных упаковок разных форм и цветов виднеются какие-то травы.

— Один «Али и Нино», если можно, — громко заказываю я, и через пару минут передо мной возникает глиняный стаканчик, источайющий потрясающий аромат – черного чая, гвоздики, зерен какао, жареного миндаля, кокосового сахара, рододендрона, аниса и душистого перца.

В чайной на улице Ингороква в Тбилиси вам предложат чай двенадцати наименований в девяти комбинациях. Каждое предложение особенное, с собственными названиями – «Восточная сказка», «Наина», «Али и Нино», «Твоя звезда» — с разными свойствами — тонизирующий, седативный, антисептический, антистрессовый, лайм, мята, цветки граната и апельсина, лист винограда, роза, мак, малина, имбирь.

Все эти травы от предриятия Наталии Парцваладзе «Кона».

«Началось с того, что захотелось что-то создать. Такое, чтобы на нем было написано «Произведено в Грузии», и чтобы производственный процесс приносил удовольствие. Я хотела добиться финансовой независимости и морального удовлетворения. Я в этом очень нуждалась. Обратилась в банк. В ссуде отказали. Потом в интернете узнала о программе ENPARD (Европейская программа по развитию села и сельского хозяйства. В Грузии реализуется с 2013 года — JAMnews). Подала заявку — концепция производства травяных чаев давно крутилась в голове, поэтому много времени на ее изложение мне не понадобилось. Вскоре старый отчий дом в деревне Лаврисхеви Каспского района превратился в предприятие по производству травяного чая.

На полученный грант привела в порядок сад, устроила капельную систему орошения и запустила свое небольшое дело, назвав его «Кона».

А было время, когда петрушку от киндзы не различала.

Oдно дело – получить грант, но не менее важно было и то, что OXFAM дал своими тренингами. Это для меня не менее важно. (OXFAM – благотворительная организация. Ее цель – предоление бедности, помощь мелким фермерам — JAMnews).

Первый урожай я получила весной 2016 года. Сегодня у нас чайное производство, маленький магазин, кафе, интегрированные веб-продажи. Плюс кооператив, в котором работает пять человек.

Мне 41 год. У меня трое сыновей, и для них «Кона» стала хорошим жизненным примером. Мы совместно придумываем названия напитков, вместо собираем цветы и травы. Я часто ориентируюсь на их вкус. Успех искать надо не где-то в эмпиреях, а создавать условия здесь, и идти к нему.

История вторая. Манана

Манана Болквадзе,пчеловод

30-летняя Манан Болквадзе из Цалки. Три года назад у нее было три улья, сегодня – триста. Она рассказывает свою историю:

«Живу в Цалке. По профессии учительница географии. Денег ни на что не хватало, поэтому в течение трех лет мы каждое лето скотину всего села перегоняли в горы. Всей семьей шли, жили в палатке, ухаживали за стадом, чтобы чуть больше молока и сыра получить. Тяжело было. Тогда еще и дети совсем маленькими были.

Как-то летом, у палатки остановилась машина, груженная ульями. Кто-то решил переместить своих пчел в экологически чистую среду. Поначалу я как-то не обратила внимания. Но потом заинтересовалась. К тому же предложили научить пчеловодству.

Как только я заканчивала дойку коров, закладывала сыр, прибирала палатку, кормила детей, тут же шла к ульям. Знаете, какое это ощущение — собственными руками пчелиную семью выводить?! Три года работала добровольно, следила в горах за ульями. Мне подарили две пчелиные семьи, мол, пригодятся. А третью семью сама вывела.

Палатка наша была разбита от села примерно в двенадцати километрах. Как-то  мне сказали, чтобы вечером я спустилась в деревню, дескать, какая-то встреча должна состояться по кооперативам и грантам. Заинтересовалась, оседлала коня и спустилась в село.

На первый грант приобрела пустые ульи. В деревне усмехались — не женское дело пчеловодство, и для чего пустые ульи. В кооперативе, который я основала, поначалу было три человека. Потом постепенно стали появляться новые проекты, стала искать деньги, понемногу расширялись, и сегодня нас в кооперативе 19 женщин – кто из Цалки, кто из Ачары, кто из Марнеули или даже из Зестафони.

Сейчас свою сотрудницу отправила в Китай на двухмесячные курсы. А сама в мае в Америку поеду для изучения дисциплины по внутрикооперативным отношениям.

Сегодня у нас более 300 пчелиных семей. Год назад такое и представить было невозможно.

Занимаемся кочевым пчеловодством, чтобы получать разнообразную продукцию различных наименований, иметь мед всех экологических зон.

К сожалению, пчеловоды утратили доверие грузинского потребителя. Поэтому нам приходится работать вдвойне, чтобы убедить, что мы добросовестные пчеловоды.

Мне очень повезло, что я получила образование, а то сидела бы сейчас дома взаперти. Женщины, куда более бойкие и способные, чем я, живут в горах в деревнях, но сегодня они остались в тени, потому что не знают своих возможностей.

В школе мне к урокам географии добавили еще часы по обществоведению. Это мне многое дало – позже я смогла принять участие во многих интересных тренингах и встречах, многому научилась.

Для одной из презентаций мне пришлось провести небольшое исследование по гендерному балансу в нашем регионе. Результаты встревожили и заставили задуматься. И тогда я решила не замыкаться в себе, а, наоборот, побольше встречаться с женщинами и рассказывать, как мне удалось добиться успеха, с чего  я начала свое дело. Потом научилась проекты составлять, теперь стараюсь и другим помочь. Прошла курс Евросоюза «Тренинг тренеров» и сейчас сама могу заниматься переподготовкой педагогов.

Иногда так устаю, что думаю про себя какое-то из дел бросить. Но не могу. Хочу помочь женщинам иметь свой бизнес, верить в свои способности, в себя. Хочу, чтобы они для своих детей стали примером, чтобы могли вложить средства в их образование».

История третья. Ирина

«Дорогие потребители, по вашей просьбе сообщаем, где можете приобрести наши продукты. Собранные сегодня утром в теплицах помидоры можно купить по следующему адресу…» — на это объявление я натолкнулась на странице «Помодорна» в Фейсбуке.

Тепличное хозяйство «Помодорна» создано в Душетском районе, в Булвачаури всего лишь год назад. 38-летняя Ирина Одишария по профессии юрист-экономист. Образование получила в Грузии и Германии. Вернувшись на родину, она основала неправительственную организацию по проблемам этнических меньшинств и помогала молодежи, приезжающей из регионов.

«Интересное было дело.  Но хотелось чем-то другим заняться. И однажды мое внимание привлекло объявлении по линии «Энпард» – это программа по развитию села, финансируемая Евросоюзом. Я с друзьями тщательно изучила рынок, хорошенько взвезили все «за» и «против» — и остановились на устройстве тепличного хозяйства. И тогда обратились в «Энпард» с заявкой. Это себя оправдало.

По профессии я юрист, и представить себе не могла, что когда-нибудь обзаведусь тепличным хозяйством, стану фермером и собственноручно начну ухаживать за растениями. Я радикально изменила свою жизнь. Вообще, думаю, мы не должны опасаться громко говорить о своих желаниях и планах.

Расскажу одну историю: когда мы с мужем поженились, в начале семейной жизни возвращались с работы уставшие, он садился перед телевизором, я на кухне ужин готовила. В Германии когда училась, обзавелась друзьями, среди них были уже и родители, и увидела, как после работы они сообща готовили ужин, накрывали стол и т.д. До меня дошло, что я свою жизнь не такой представляла.

— У меня другие ожидания. Я иначе представляла нашу семью, — как-то сказала я мужу.

—А в чем проблемы? —  спокойно спросил он меня.

Думаю, что это главная наша проблема: у нас надежды, ожидания, о которых мы вслух не говорим, держим их в себе. А в таком случае несбывающиеся ожидания создают проблемы, почву для конфликта.

Первые плоды своего труда я сдала в тот магазин, в котором сама отоваривалась. На следующий день позвонили и попросили подвезти еще.

У нас пока одна теплица, и урожай мы собирать стали только что, в середине марта. Сейчас только то печалит, что меньше времени остается на детей, но я тешу себя тем, что они самостоятельности учатся. Это, должно быть, неплохо, когда они видят свою маму, которая занята делом, которое ей нравится».

История четвертая. Тинико, Тинико, Софико, Нино и Дали

В кооперативе пять женщин с мужьями. Софико и Тинико выращивают потрясающие помидоры — и на вид, и на вкус. Нино способна любое, на первый взгляд, обычное семейное дело сделать бизнес-идеей. А Дали – бухгалтер, экономист.

Они подруги. Вместе работают в Ахмета, в школе Земо Алвани. У них большой преподавательский стаж — 20-30 лет.

«В учебный период еще ничего, но во время каникул тяжело сидеть в четырех стенах… Тем более, если с рождения — сельчанка. Все время хочется быть на природе. Зарплаты не хватало. И однажды Тинико, которая не вылезает из интернета, натолкнулась на объявление OXFAM о финансировании хозяйства», — рассказывает 53-летняя Дали Вешагуридзе.

Тогда и началось: с 9 утра до 6 вечера – школа. Вечером с 6 до 9 часов – домашние дела (обед, ужин, уборка, стирка и т.д.). А уже потом, до 3-4 часов утра, – работа над проектом у кого-нибудь дома. Потом звонок «дежурящему» мужу – закончили, приезжай, развези по домам.

«Полтора года мы в таком режиме жили. Оправдалось – выделили грант. Устроили теплицу, капельное орошение, даже отдельное помещение для помидорной рассады построили. Финансирование для всего этого найти было тяжело – 30 тысяч лари на все требовалось. Банки отказывали, пришлось ссуды под зарплату взять. В семьях это не очень понравилось – изначально не все верили в нашу идею. В деревне народ подозрительно косился, предрекали, что скоро рассоримся, и ничего у нас не выйдет. Сосед – дедушка Отар, сказал: «Самое легкое советовать, а вы не всех слушайте».

Сейчас иногда посмеиваемся – в деревне нашей достопримечательностей нет, поэтому народ селфи на фоне нашей теплицы делает.

Выращиваем помидоры и огурцы. Все у нас натуральное. Заболевания бордосской жидкостью выводим, удобряем настоем крапивы. Ожидали пятнадцать тонн урожая получить, но вышло всего четыое. Но мы довольны – главное, что продукция натуральная. Реализуем ее в основном в своей деревне и в соседних тоже, даже из Тбилиси был запрос, но не смогли отправить – не хватило овощей.

Сейчас хотим выкупить находящийся около теплицы дом 19-го века. Это деревянный дом, с многочисленными резными украшениями. Думаем проводить в нем различные тренинги о биопредприятии. Придут школьники, студенты, поделимся с ними опытом. Несколько комнат переделаем под жилые – получится небольшая гостиница. Когда устанете от города и приедете к нам, поселим вас в этом доме. Заодно и нам сможете помочь, и отдохнете.

Знаете, главное для успешного дела – идея, вокруг которой сплотятся несколько человек. Агентство кооперативов – рядом с нами, искать гранты, находить доноров стало намного легче, а что еще нужно?!»

Facebook Comments

Читайте также