Старое оборудование, отравление воды и земли, протестуют и общество, и местные власти. Но владельцы - крупная российская корпорация - закрывать завод не хотят" />

Удастся ли закрыть канцерогенный завод во Владикавказе — угрозу экологии Кавказа?

Старое оборудование, отравление воды и земли, протестуют и общество, и местные власти. Но владельцы - крупная российская корпорация - закрывать завод не хотят

Новые и новые пугающие факты открываются в ходе расследования вокруг завода «Электроцинк» во Владикавказе, который стал скандально известным после огромного пожара 21 октября.

В течение многих лет против опасного производства в Северной Осетии протестовала только небольшая группа экологов и активистов. Но теперь протест стал массовым, и к нему впервые присоединились депутаты местного парламента и местные власти. В частности, все 58 депутатов парламента Северной Осетии единогласно проголосовали за прекращение работы завода.

Однако владельцы завода — крупная российская корпорация «Уральская горно-металлургическая компания» — сдаваться не намерены.

Как горел канцерогенный завод «Электроцинк» во Владикавказе

В Армении научились обходиться без газа и электроэнергии

Чем дышит Тбилиси — экологи говорят, что город надо спасать 

Экологические нарушения, похожие на преступления

Прокуратура Северной Осетии 4 ноября направила официальное письмо в Госдуму РФ, в котором сообщила шокирующие факты.

«Деятельность предприятия осуществлялась с превышением установленных допустимых нормативов выбросов по свинцу в 2,2 раза, по цинку в 2,7 раза, по оксиду кальция в 2,2 раза», — говорится в письме.

Выяснилось, что:

• Завод не сообщил никому об 11 аварийных остановках сернокислотного цеха в последние несколько лет. Каждая остановка сопровождалась сверхнормативными выбросами ядовитых веществ.

• Опасные ядовитые отходы цинкового производства просто зарывали в землю, даже без лицензии.

• Поверхность этого захоронения не была защищена от размывания дождями, снегом и ветрами.

• Канцерогенные производственные сточные воды без какой-либо очистки сбрасывали в реку Собачья балка.

• На заводе вообще отсутствует паспорт санитарно-гигиенического контроля канцерогенного производства.

Что такое «Электроцинк»

«Электроцинк» — одно из ведущих предприятий цветной металлургии России, входит в состав Уральской горно-металлургической компании. И это крупнейшее предприятие в Северной Осетии. До пожара тут работали 1806 человек, получали неплохую зарплату — в среднем 41 тысяча 155 рублей [немного больше $600].

Теперь, когда завод остановлен после пожара, все они остались без работы, что добавляет остроты в ситуацию.

«Электроцинк» производил цинк, кадмий, серную кислоту и сплавы в крупных масштабах. В 2017 году выпустили 73 тысячи тонн цинка, 123 тысячи тонн серной кислоты и 307 тонн кадмия. Все эти химические вещества известны своей токсичностью, но, как правило, не ощущаются людьми непосредственно.

Производство расположено в жилой зоне Владикавказа, на внушительной площади в 70,2 гектара.

Основная проблема завода — изношенное оборудование сернокислотного цеха. Он был построен в начале 1980-х годов. При строительстве срок эксплуатации сернокислотного цеха определялся в 20 лет. Прошло почти 40 лет, но ни оборудование, ни технологические процессы практически не обновлялись.

Что случилось 21 октября

Пожар на заводе вспыхнул в три часа ночи 21 октября. Тушили его 12 часов.

Люди в панике покидали Владикавказ, на выезде из города образовался огромный затор.

«Я не уехала из города, подумала, дома сижу, ничего не будет. Потом днем вышла на улицу, мне нужно было купить цветы маме на день рождения — и увидела это страшное облако над городом. Я бросилась назад домой, чтобы надеть медицинскую маску», — вспоминает жительница города Сабина Гатагова.

«Мы с мужем испугались за детей и увезли их в горы подальше от этой катастрофы. Но на следующий день пришлось вернуться, потому что нужно было выйти на работу», — рассказала Алана Габуева.

Протест, объединивший общество и власти

Эта большая акция протеста прошла во Владикавказе на другой день после пожара, 22 октября. Сотни людей собрались перед зданием правительства Северной Осетии и кричали «Выходи!», обращаясь к главе республики Вячеславу Битарову.

Он в итоге вышел к народу:

«Я вам слово даю, что поговорю с президентом РФ и подниму вопрос о закрытии завода «Электроцинк», — сказал Вячеслав Битаров.

С требованиями остановить завод выступили многие местные политики, в том числе председатель парламента Северной Осетии Дзамболат Тедеев, сенатор Арсен Фадзаев, а также глава Владикавказа Махарбек Хадарцев.

С тех пор протесты на улице не проводились, но нарастают в социальных сетях.

Профессор Тамерлан Камболов разместил на сайте change.org петицию, адресованную президенту России Владимиру Путину. К моменту публикации этой статьи под петицией почти 26 тысяч 500 подписей. Надо получить минимум 35 тысяч.

«Надо бить в набат всему Кавказу — токсичные облака не знают границ», — написал в комментарии к петиции один из подписавших ее.

Осетинский адвокат Руслан Калоев направил запросы в ООН и «Гринпис». Он подробно перечислил экологические проблемы в Северной Осетии, которые, предположительно, вызваны «Электроцинком».

Он также обратился к следственному комитету России с требованием завести уголовное дело против генерального директора «Электроцинка» Искандера Махмудова и директора завода «Электроцинк» Игоря Ходыко. Калоев также требует привлечь к уголовной ответственности руководство Уральской горно-металлургической компании, которой принадлежит завод.

«Игорь Ходыко преднамеренно, последовательно и хладнокровно … наносит непоправимый, необратимый урон нашему здоровью», — заявляет адвокат.

В своем обращении Калоев ссылается на результаты экспертиз, выявивших предельно допустимые концентрации тяжелых металлов в почве Владикавказа и апеллирует к конституции России, согласно которой каждый житель страны имеет право на благоприятную окружающую среду.

Артист Вадим Чельдиев ведет кампанию против «Электроцинка» на своей странице в Instagram.

Владельцы завода закрывать его не собираются

Однако владельцы завода сдаваться не намерены.

Генеральный директор «Электроцинка» Игорь Ходыко заявил журналистам, что вопрос о закрытии завода не стоит.

«О дальнейшей судьбе завода «Электроцинк» — мы будем восстанавливать существующий цех. Для этого мы будем работать быстро и все сделаем в кратчайшие сроки. Минимально шесть-восемь месяцев», — сказал Ходыко.


Читайте также