Все было бы гораздо упешнее, если бы в селах Араратской долины появились агрономы" />

Тархун как армяно-грузинский бизнес

Все было бы гораздо упешнее, если бы в селах Араратской долины появились агрономы

Села Араратской долины постепенно переходят на выращивание определенных культур, то есть каждая деревня специализируются на чем-то одном. Выбор жители села делают без профессиональных консультаций, самостоятельно рассчитывая спрос, производительность и прибыльность.

Вот село Арагац специализируется на выращивании бахчевых культур и тархуна — эстрагона, как его больше знают.

Еще десять лет назад выращивание этой душистой травы считалось больше способом дополнительного заработка, и не все этим занимались. Но появился спрос — и засеянные тархуном площади постепенно стали расти. Дошло до того, что жители села, следуя примеру друг друга, перешли на выращивание этой культуры в массовом порядке.

 

 

В результате 90 процентов обрабатываемых территорий села Арагац занял тархун. Это привело к тому, что предложение превысило спрос. Нарушенный баланс мог быть восстановлен только снижением цены — и убытками для производителей.

Обработка и сбор тархуна

В Арагаце и в других соседних общинах тархун выращивают путем рассады в теплицах дважды в год. Урожай собирают через два месяца после посадки. Сбор урожая происходит в течение 60-70 дней раз в пять дней. Если вовремя не собрать урожай, растение затвердевает, и его уже нельзя использовать.

Житель Арагаца Лева Амбарцумян выращивает тархун уже 20 лет. По его словам, когда выращивали зелень в небольших количествах, проблем с реализацией не было. Урожай продавали и на местном рынке, и даже в столице. Одна связка стоила 150-200 драмов [примерно 40 центов]. Когда все село стало его выращивать, цены резко упали.

Расчеты крестьян

По расчетам жителя Арагаца Сурена Матевосяна, с участка в 1000 кв.м в лучшем случае можно собрать 30 тысяч связок тархуна. С учетом расходов на строительство тепличного хозяйства, посадку рассады, удобрение, орошение, сбор зелени и формирование пучков, себестоимость одной связки составляет примерно десять драмов.

 

 

Если продавать по 25 драмов за пучок, прибыль производителя с каждой связки составит примерно 15 драмов, то есть порядка 500 тысяч драмов [чуть больше тысячи долларов]. И это без учета физического труда всей семьи. Продавать дешевле 25 драмов крестьяне считают невыгодным.

Основные покупатели тархуна – в Грузии

Грузинские покупатели готовы брать тархун в неограниченных количествах. Сурен Матевосян продает в Грузию эту зелень уже десятый год. По его словам, грузинские перекупщики прекрасно знают, что у тархуна ограниченные сроки сбора и продажи, и, пользуясь этим, часто диктуют собственные условия, иногда противоречащие здравому смыслу.

 

 

Например, когда крестьяне отказываются продавать зелень по заниженной цене, перекупщики договариваются между собой и несколько дней не покупают ее вообще. И когда сбыт оказывается под угрозой, они предлагают еще более низкую цену — скажем, 17 драмов за связку. Бывали годы, когда самая высокая цена на тархун составляла 12 драмов, рассказывает Сурен.

Расчеты грузинских закупщиков

Грузинский закупщик Эмзар Архамая уже 20 лет вывозит товар из Арагаца. Он говорит, что в Грузии зелень тоже стоит недорого, ее продают за 30-40 драмов, в зависимости от спроса. По словам Эмзара, цены, которые они предлагают армянским крестьянам, обусловлены стоимостью зелени на грузинском рынке.

Кроме того, закупленный ими товар попадает в Грузию после нескольких перепродаж — как минимум трех.

 

Помимо стоимости самого тархуна, перекупщикам приходится оплачивать и его транспортировку, дорожный налог, а еще покупать лед, чтобы расфасовать его по тарам для перевозки и довезти зелень в нормальном состоянии.

Главная проблема – отсутствие координации

Жители Арагаца ссориться с грузинскими закупщиками точно не хотят — реализовать урожай на внутреннем рынке невозможно, а грузины ежедневно экспортируют из села порядка шести тонн тархуна.

 

 

Староста Арагаца Ашот Камавосян уверен, что главная проблема – отсутствие координации и планирования при выращивании тархуна, из-за чего товар, бывает, залеживается и пропадает.

Камавосян пробует договориться с сельчанами, чтобы на будущий год снизить производство тархуна, а взамен увеличить площади выращивания картофеля и капусты.

 

 

А Левон Амбарцумян уже решил — он начнет сажать картофель. Говорит, все сельчане должны попробовать разделить свои земли на участки и выращивать разные культуры. Так и севооборот произойдет, и площадь выращивания тархуна сократится, соответственно, цена его возрастет, а с ним и прибыль.

 

 

По словам Амбарцумяна, если бы в селах были агрономы, консультанты, можно было бы проводить правильные расчеты и распределять участки для выращивания различных культур. Пока же такой должности в сельских администрациях нет, и крестьянин, следуя примеру соседа, будет выращивать то же самое, а потом думать, как это продать.


Читайте также