Карабах перед политической дилеммой" />

Суперпрезидент?

Карабах перед политической дилеммой

В Нагорном Карабахе через считанные дни — 20 февраля — состоится конституционный референдум. Люди скажут «да» или «нет» новой концепции главного закона страны. Парламентские и внепарламентские политические силы готовят население к решающему выбору.

Среди ряда изменений, предусмотренных в документе, — положение о замене действующей полупрезидентской модели правления на президентскую.

Следующий президент Арцаха – «суперпрезидент»?

Критики президентской формы правления считают предложенную модель «суперпрезидентской». Лидер оппозиционной парламентской партии Карабаха «Национальное возрождение» Айк Ханумян считает, что Конституция на самом деле меняется для концентрации полномочий в руках действующей власти и ее воспроизводства. По его мнению, другой цели быть не может, ведь действующая конституция была принята всего десять лет назад: «Президент страны переделывает Конституцию под себя. А сращение с Креслом может иметь для Арцаха роковые последствия».

Согласно действующей конституции, президент Бако Саакян не может больше оставаться у власти. А в проекте новой конституции есть неоднозначное положение, согласно которому глава государства может сохранить власть до 2020 года – в период перехода от старого основного закона к новому. После этого президент сможет снова дважды переизбираться до 2030 года.  

Власти, однако, заверяют, что данное положение вовсе не преследует этих целей. Как утверждает глава фракции Национального собрания НК «Демократия» Вардгес Багрян, конституционные реформы не могут быть самоцелью, конституцию нельзя менять под определенного человека или для сохранения конкретной должности, тем более что Бако Саакян не заявлял, хочет ли управлять в переходный период и будет ли баллотироваться.

Ради кого или чего?

В таком случае, зачем в Карабахе запущен процесс смены модели правления?

Министр юстиции НК Арарат Даниелян уверен, что предложенная президентская модель правления выбрана с максимальным учетом всех факторов: безопасности населения и настроя общества. По словам Даниеляна, стоящие перед Карабахом вызовы требуют сильной и сплоченной исполнительной власти, которая сможет как в мирное, так и в военное время мобилизовать все ресурсы страны и оперативно реагировать на ситуацию:

«Я принципиально против использования термина «суперпрезидентская модель», потому что в нашем случае, наоборот, мы придаем особую важность парламентским противовесам. Нельзя называть «суперпрезидентской» страну, в которой судьи всех инстанций будут назначаться парламентом, а президент не будет вовлечен в этот процесс, где можно будет отправить президента в отставку при наличии оснований, предусмотренных в Конституции, и где гарантировано местное самоуправление».

Министр юстиции не согласился также с мнением, что конституция меняется, чтобы Бако Саакян мог сохранить власть, отметив, что «в стране нет традиций наследования или воспроизведения власти».

А политолог Александр Кананян уверен, что ожидаемые перемены негативно отразятся на Нагорном Карабахе: «После принятия новой конституции снизится роль вовлеченности народа. Право на референдум, например, будет отобрано у народа и передано парламенту. А Национальным собранием проще управлять, чем обществом».

По словам политолога, неприемлем довод власти о том, что следует сказать «да» новой конституции, поскольку, по ней, Нагорно-Карабахская Республика будет называться Арцахской Республикой: «Это абсолютная нелепость. Меня оскорбляет, что меня и других арцахцев дурачат тем, что в этой конституции термины Нагорно-Карабахская Республика и Арцахская республика равнозначны».

Однако это не единственный аргумент в пользу принятия новой конституции, который приводит власть.

Как сказал глава фракции НС НКР «Родина» Артур Товмасян, пункт 175 Конституции устанавливает границы юрисдикции республики, что важно для воюющей страны. «После апрельской войны переговорный процесс зашел в тупик. А у Азербайджана воинственный настрой. В таких условиях роль вооруженных сил растет. Важно, что принятие новой конституции положительно скажется на эффективности политической системы и армии», — подчеркнул депутат от правящей партии.  

Общественное мнение

Пока политические силы представляют свои аргументы и контраргументы, население пытается понять что к чему. Журналист Белла Лалаян считает, что рядовые граждане еще не успели толком изучить новую конституцию. А пропаганда, которую ведут партии, в частности, сторонники документа, «скорее, запутывает людей, чем информирует».

«Проведение референдума назначено на 20 февраля, а это исторический день для Арцаха. Он считается днем его возрождения. Именно в этот день было принято решение о присоединении к Армении. Для арцахцев важнее всего борьба за независимость. А лозунги «Да Арцаху», плакаты и флаеры с изображением участников демонстрации «Миацум» (в переводе «воссоединение») 20 февраля 1988 года, дезориентируют людей», — говорит Белла Лалаян.

По словам журналистки, еще не определившаяся часть населения не может понять, за что будет голосовать 20 февраля, и на встречах с властями чаще всего задает вопросы социального характера.

В соцсетях  арцахцы тоже довольно активно обсуждают этот вопрос, загружая на свою страничку картинку «Да» Арцаху» или «Я против» в зависимости от своей позиции. Есть и такие, кто думает — неважно, что происходит, главное, чтобы пенсии были высокими, а у детей была работа.

Согласно единственному опросу, проведенному в Карабахе социологическим центром «Социометр», население поддерживает президентскую модель правления. 75 процентов опрошенных намерены участвовать в голосовании, из них 85 процентов проголосуют «за». В этом уверены и власти. А то, что исход референдума будет положительным для властей, признают даже те, кто борется против конституционных реформ.

Мнения, высказанные в статье, передают терминологию и взгляды авторa и необязательно отражают позицию редакции.


Читайте также