Оказавшийся в плену армянин сумел спастись благодаря случайной встрече с другом-азербайджанцем " />

Семь часов в плену

Оказавшийся в плену армянин сумел спастись благодаря случайной встрече с другом-азербайджанцем

Семья Барсегян в течение двух десятилетий живет в высокогорье, занимаясь скотоводством. Супруги обитают в самодельном деревенском домике, отрезанном от внешнего мира.  

“У нас есть один радиоприемник и все. Нет ни телевизора, ни света, по вечерам зажигаем керосиновую лампу. Своей работой мы помогаем нашим детям – производим масло, сметану, топленое масло. Парни поднимаются сюда раз в неделю, чтобы унести нашу продукцию на продажу. После того, как Сейран попал в плен, мы отказались держать скот на деревенском пастбище: оно находится неподалеку от позиций и слишком опасно”, — рассказывает Сируш Барсегян.

У 67-летней женщины щеки обгорели под палящим горным солнцем и ветром, а руки покрылись трещинами из-за тяжелой работы. В самодельном домике, построенном ее мужем, есть все удобства для временного проживания – кухня, спальня, гостиная. В уголке кухни супруги складывают гостинцы, приготовленные собственными руками.

“У нас есть 12 коров, и Сейран доит их наравне со мной. А по выходным мои сыновья поднимаются сюда из деревни, чтобы спуститься обратно и продать нашу продукцию”, —  объясняет Сируш.

У Барсегянов пятеро детей и двенадцать внуков. Живут они в приграничной деревне Воскеван Тавушского региона, что в 180 километрах от Еревана. Прежнее название деревни – Гошгота, в переводе с азербайджанского означает «грубый плуг». Живописный Воскеван с населением 1400 человек имеет 12-километровую общую границу с Азербайджаном.

18 августа 1993 года двое жителей Воскевана – Сейран Барсегян и Арто Григорян – попали в плен к азербайджанским солдатам. Арто Григорян умер в 2008 году. Когда Сейран вспоминает о своем похищении, у него меняются голос и взгляд.  

“Я шел, чтобы пригнать скот. Вдруг на меня напали сразу четверо, крепко связали мне руки, затем привязали моего приятеля ко мне, так как он плохо видел. Мне на голову надели мешок для риса и потащили за собой. Когда нас повели в сторону границы, у меня все вылетело из головы, я понял, что мне пришел конец, что меня ведут на смерть. Я ничего не видел: меня потащили в их штаб с завязанными глазами и связанными руками”, — рассказывает Сейран Барсегян, силясь вспомнить каждую секунду произошедшего.

 

Приграничная деревня Воскеван в Армении постоянно подвергается обстрелам со стороны противника
Жители деревни проводят большую часть года в горах, где заниматься скотоводством более безопасно.
Сейран Барсегян поднимается в горы в середине весны, где наряду со скотоводством, наслаждается жизнью в природе
Сируш Барсегян начинает свой день с дойки коров ранним утром, затем отправляется готовить завтрак
Она относится к животным с любовью и заботой, говорит, что они содержат семью именно благодаря продуктам, что получаются из коровьего молока

В Дзитанке есть прекрасные  пастбища для выпаса скота

Война так и не ушла из деревни Воскеван, но она не мешает Сейрану жить с оптимизмом

Радиоприемник - единственный источник информации в горном “жилище” Барсегянов

Одиночество Сейрана и Сируш иногда нарушают их родственники и односельчане
Сируш готовит кофе, который приобретает чудесный вкус в высокогорье
Двери гостеприимного домика Барсегянов открыты для всех
Пора идти поить коров
Зеленые пастбища поднимают жирность коровьего молока, благодаря чему Сируш готовит качественное масло и сыр
Хотя Сируш признается, что жизнь в горах для нее в радость, она скучает по сыновьям и внукам, живущим в деревне
В печи, смастеренной Сейраном, раз в неделю Сируш выпекает хлеб
Во время заката супруги любят садиться на маленькие самодельные стулья и наблюдать за алеющим горизонтом
Изумрудные склоны горы Дзитанк
Он все еще помнит удары автоматом по голове, побои и унижения.

“Кровь капала с головы. Я тоже отвечал им пинками, понимая, что проживаю последние часы своей жизни. Я забыл про семью, про жену. Потом нас отвели в овечий хлев. Мне показалось, что именно там нас собираются убить. У двери загона была привязана огромная собака, которая даже не посмотрела в мою сторону, что разозлило азербайджанского военного. Ты смотри, говорил он, даже собака на этого не лает”, — вспоминает Сейран.

Оказавшихся в плену крестьян снова избивали в овечьем загоне. Позднее, когда их вытащили оттуда, один из азербайджанских военнослужащих подошел к Сейрану, назвал его по имени, спрашивая “это ты?”.

Сейран тоже узнал азербайджанца – своего давнего друга Амирхана, который жил в деревне Параклу соседнего Казахского района.

“Мы обнялись, расчувствовались… Я и сейчас бы обнял и крепко поцеловал Амирхана, если бы увидел вновь. Нас бы сейчас здесь не было, если бы не он. Мы знали друг друга еще с тех хороших советских времен. Он не позабыл хлеб-соль, что мы с ним не раз делили. Я работал в автосервисе в соседнем селе Воскепар. Неподалеку от автосервиса была хорошая столовая. Тогда всех этих передряг не было, и армяне с азербайджанцами наравне ходили в эту столовую. Мы очень часто обедали с ним там”, — рассказывает 72-летний Сейран Барсегян.

Супруги считают счастливой случайностью то, что их сын Меружан, который в тот день был с отцом, не попал с ним в плен.

“Меружану тогда было 17 лет, я взял его с собой на поле, чтобы присматривать за овцами и коровами. Мой старший сын Мартик тогда только вернулся из армии, и Меружан ходил в его военной форме. В тот день я сказал Меружану оставаться стеречь овец, а сам повел коров вверх по склону, где меня и схватили азербайджанцы. Если бы мой Меружан повел коров вместо меня, а я остался стеречь овец, то его бы похитили вместо меня и убили бы. Мальчика не отпустили бы. Меня узнали, поэтому и освободили”, — продолжает Сейран.  

Сируш Барсегян, которую муж ласково называет Гушик («голубок»), взволнованно вспоминает, что, услышав о произошедшем, в первую очередь подумала о сыне.

“Думала, если он с отцом, то пусть хотя бы он спасется, но, слава Богу… то, через что мы прошли, было ужасно. Это нельзя передать словами, у меня не было надежды. Но случилось чудо, и Сейран тоже вернулся. Вся деревня тогда собралась у нас дома, чтобы встретить Сейрана, сумевшего избежать смерти. Пировали всю ночь”, — рассказывает Сируш.

По словам ее мужа, когда он стал прощаться с Амирханом на армяно-азербайджанской границе, попросил его снова встретиться на границе на следующий день вечером. Так Сейран хотел выразить ему особую благодарность за спасение своей жизни.

“Я попросил его сделать выстрел в воздух, добравшись до места. Так я бы понял, что он подает сигнал. Я сказал, что приведу с собой барана, водки и вина, и мы славно поедим у нашего источника, а наша дружба станет крепче прежнего. Я верил, что это было возможно. Амирхан пришел в тот день и выстрелил, как мы и условились ранее. В тот момент, как назло, в деревне подняли сигнал тревоги и началась перестрелка. Мне не позволили пойти туда, а ведь я готовился к встрече с Амирханом. Мы с ним так и не встретились, но я буду благодарен ему до конца своей жизни”, — заключает Сейран Барсегян.

Проект «Неуслышанные голоса» является частью работы организации International Alert по нагорно-карабахскому конфликту. Это результат работы с журналистами из сообществ, затронутых конфликтом, и их совместных усилий рассказать о том, как конфликт влияет на повседневную жизнь людей, находящихся в состоянии «ни войны, ни мира». Этот проект дает возможность услышать голоса этих людей как в свое  обществе, так и в обществе на «другой стороне», позволяя читателю увидеть реальные лица, скрытые за образом врага.
Проект осуществляется благодаря помощи Европейского Союза в рамках Европейского партнерства с целью мирного урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха (EPNK).
Материалы, выставленные на этой странице, подготовлены под ответственностью журналистов и не обязательно отражают точку зрения организации International Alert и доноров. Все журналисты, участвующие в проекте, придерживаются этического кодекса, который находится здесь.
Facebook Comments

Читайте также