Десять лет он живет один в глуши в Южной Осетии. Выстроил уникальное рыбное хозяйство, будет стеклянный рыбный ресторан. Но ему нужны инвестиции" />

Рыбак

Десять лет он живет один в глуши в Южной Осетии. Выстроил уникальное рыбное хозяйство, будет стеклянный рыбный ресторан. Но ему нужны инвестиции

Рыбак
Slider

Это в Южной Осетии, 20 километров от Цхинвала, по вполне терпимой дороге. Едешь через лес и даже не ожидаешь, что будет за поворотом. Леонид Гагиев сделал так десять лет назад – и остался. Создал здесь рыбное хозяйство, к нему приезжают покупать форель, лосося и икру не только со всей Южной Осетии, но и из России.

Но он так и живет тут один все десять лет, никто пока не присоединился.

Леониду 60 лет. Сегодня его хозяйство под названием «Южные ворота» -это пять бассейнов.

«У меня была лайка, такой красавец пес, отчаянный. Как-то ночью слышал его лай, но в тот день света не было . Я вышел, покричал, он не откликнулся. У утром нашел его. Стая волков его загрызла. Я сам виноват, в тот день привез ему из города вкусного мяса и костей, да и оставил на морозе. Вот волки на запах и пришли. А он начал сражаться - хозяина защищал. Я с тех пор решил не заводить больше собаку никогда. Но Мурзилка сама пришла, приблудилась. Я один, скучно. Вот и живем вместе».

«У меня была лайка, такой красавец пес, отчаянный. Как-то ночью слышал его лай, но в тот день света не было . Я вышел, покричал, он не откликнулся. У утром нашел его. Стая волков его загрызла. Я сам виноват, в тот день привез ему из города вкусного мяса и костей, да и оставил на морозе. Вот волки на запах и пришли. А он начал сражаться - хозяина защищал. Я с тех пор решил не заводить больше собаку никогда. Но Мурзилка сама пришла, приблудилась. Я один, скучно. Вот и живем вместе».

«У меня была лайка, такой красавец пес, отчаянный. Как-то ночью слышал его лай, но в тот день света не было . Я вышел, покричал, он не откликнулся. У утром нашел его. Стая волков его загрызла. Я сам виноват, в тот день привез ему из города вкусного мяса и костей, да и оставил на морозе. Вот волки на запах и пришли. А он начал сражаться - хозяина защищал. Я с тех пор решил не заводить больше собаку никогда. Но Мурзилка сама пришла, приблудилась. Я один, скучно. Вот и живем вместе».

previous arrow
previous arrow
next arrow
next arrow
Shadow
Slider

«Я вырос в этом ущелье, мое село называется Касагджын (Рыбное). Наверное, было предопределено, что я займусь этим делом. В детстве мы делились на группы и забирали себе ручьи и реки. И рыбачить разрешалось только на «своих» водоемах. Однажды я все же пошел потихоньку порыбачить на «чужую территорию». Потом думал: может, и ко мне кто-то так захаживает?»

Когда Леонид начинал свое дело в 2010 году, у него были только те знания рыбака-любителя. Он начал много читать и бродить вдоль местных речек, уже изучая их совсем другим глазом.

Сегодня в его пять бассейнов вода поступает из реки Сусаг, что переводится как «тишина». И получает примерно пять тонн рыбы в год.

«Если бы я знал, что будет так тяжело, — никогда не начал бы это дело. Вспомнить только самое начало. Я обосновался здесь, построил сам первый в моей жизни бассейн – и поехал за рыбой в Северную Осетию. Но по дороге большая часть рыбы погибла. Я потерпел огромные убытки и был в отчаянии. Хорошо, не сдался – в следующий раз все получилось».

Килограмм форели или лосося у Леонида можно купить за 600-700 рублей [около $6-9]. Вес каждой рыбины лосося пять-семь килограммов, попадаются и такие, которые весят за 20 килограммов.

«Встаю в четыре утра, кормлю рыбу. Делать надо это четыре раза в день. Тогда она быстро растет и получает товарный вид».

Икру он продает за четыре тысячи рублей за килограмм [около $70]. К примеру, в Северной Осетии такая же стоит почти в два раза дороже.

«Когда начинал — жил будке от машины ГАЗ-66. Спать было не очень удобно, во весь рост не мог вытянуться. Прожил в ней три года. Земля тоже не моя, взял в аренду у государства».

previous arrow
previous arrow
next arrow
next arrow
Shadow
Slider

Со временем Леонид построил тут себе деревянный дом. Тоже сам, учась по книгам и получая советы от других.

«В моем доме две спальни, кухня и столовая. Еще есть подвал, там морозильные камеры. Единственное, что я не люблю делать сам, это электричество. Поэтому проводку у меня дома делал известный кардиохирург из Беслана (Северная Осетия). Он мой двоюродный брат».

Но в доме он живет один. У Леонида есть семья, но они живут в Северной Осетии. Слишком тяжело тут, говорят. Приезжают только летом, погостить.

«Бывает, приходят мародеры, чтобы потихоньку рыбу выловить бесплатно. Я установил камеру наружного наблюдения, получил разрешение на ружье. В общем, обороняю свое хозяйство».

Shadow
Slider

Рядом с домом он строит ресторан — из речного камня. Там все будет необычно. Стеклянный пол над бассейном, в котором будет плавать рыба. Чтобы доставлять камни, Леонид уже изобрел свой особый «подъемный кран».

Но все идет очень медленно. Леонид по профессии финансист. Он давно посчитал, сколько нужно денег, чтобы сделать большое хозяйство — 50 миллионов рублей [около $76 тыс.]. Тогда можно расширить ассортимент, отдельно выпускать икру, копченую рыбу и малосольное рыбное мясо.

Он и проект подготовил и передал его в инвестиционное агентство.

previous arrow
previous arrow
next arrow
next arrow
Shadow
Slider

«Я вернул бы кредит уже через пять-десять лет. Но мой проект не профинансировали».

Все, что ему удалось, — взять кредит в Национальном банке Южной Осетии. Ему дали только два миллиона рублей [около $30 тыс.]. Это дало небольшую возможность немного расширить хозяйство.

«Я купил холодильники и коптильню. Кредит закрою до ноября 2019 года и тогда, может, возьму еще один».

Прямо через дорогу — большая река. Леонид Гагиев уже выкопал тут котлованы для больших бассейнов. Если все получится — рыбы у него будет много.

Термины, топонимы, мнения и идеи, предложенные автором публикации, являются ее/его собственными и не обязательно совпадают с мнениями и идеями JAMnews или его отдельных сотрудников. JAMnews оставляет за собой право удалять те комментарии к публикациям, которые будут расценены как оскорбительные, угрожающие, призывающие к насилию или этически неприемлемые по другим причинам
Facebook Comments

Читайте также