Исследование: как при Владимире Путине уличная преступность сменилась на мафиозное государство" />

Россия – рай для воров?

Исследование: как при Владимире Путине уличная преступность сменилась на мафиозное государство

Москва, 2018, фото REUTERS/Максим Шеметов

Британский политолог Марк Галеотти занимается изучением России в целом и российской организованной преступности в частности уже на протяжении 30 лет. Своими выводами и наблюдениями он поделился с читателями британской газеты The Guardian.

Начало

Впервые Марк Галеотти побывал в России еще при СССР в качестве студента-историка, специализирующегося на этой стране. Тогда он столкнулся с теми, кого называли «афганцы» — людьми, участвовавшими в боевых действиях в Афганистане.

Это были люди, пережившие чудовищный моральный и психологический стресс. Вначале их вынуждали участвовать в жестоких карательных операциях в чужой стране. А по возвращении они сталкивались с непониманием и отчуждением со стороны общества.

Многие «афганцы» нашли выход в алкоголе и наркотиках.

Но среди них нашлось много и таких, кто пополнил ряды организованных преступных группировок. В этой среде высоко ценились их навыки снайперов и саперов, приобретенные в Афганистане.

Питательная среда

Конец 1980-х в СССР был временем формирования свободного рынка. И он привлек не только предприимчивых людей — свой шанс в нем увидел и советский криминальный мир, те, кого принято называть «ворами в законе».

 

 

 

Это криминальный мир со своими законами, правилами и представлениями. Существует даже особая воровская субкультура. Например, по татуировкам на теле вора эксперты легко могут восстановить его биографию, количество лет, проведенных в тюрьме, и даже статьи, по которым он сидел.

 

 

 

Возможности перед криминалом в то время открывались беспрецедентные. В дополнение к традиционным промыслам – квартирные кражи, хищения, разбой – появились новые: вымогательство, силовое прикрытие бизнеса за мзду, участие в приватизации, масштабная контрабанда.

Следствием всего этого стали гангстерские войны 1990-х, захлестнувшие улицы советских городов, в особенности в России – с автоматными перестрелками, взрывами и применением ядов против конкурентов. В этих войнах были очень востребованы люди с навыками работы в спецслужбах и службы в армии.

Следующий этап

К концу 1990-х – началу 2000-х годов российская организованная преступность перестала быть явлением национальным. Она вышла на глобальную арену.

С этого момента она стала полноправным участником таких криминальных рынков как поставки афганского героина и колумбийского кокаина в Европу, нелегальная продажа оружия в зонах локальных конфликтов в Африке, международная торговля людьми.

Доходы организованной преступности росли стремительно, и возникла новая проблема – как «отмывать» деньги и как их потом инвестировать? В связи с этим нужны уже были не наемные убийцы, а люди совсем других специальностей – юристы и финансисты.

В это время взошла звезда, например, Семена Могилевича – самого разыскиваемого человека в мире по версии американской ФБР. Его подозревают в многомиллиардных хищениях в связи с поставками газа из России, Туркмении и Азербайджана, отмывании этих денег в западных странах, а также во множестве других преступлений.

Что не мешает гражданину России и Израиля Семену Могилевичу спокойно и открыто проживать в Москве.

Закономерный итог

По мнению Марка Галеотти, за 18 лет правления в России президента Путина ситуация с организованной преступностью приобрела качественно иной характер. Стало очень трудно отличить, где заканчиваются преступные группировки и где начинается российское государство. Причина – в системной коррупции, охватившей все уровни власти.

Показательным может служить дело полковника министерства внутренних дел РФ Дмитрия Захарченко. В его квартире при обыске было обнаружено 123 миллиона долларов наличными. Вряд ли это его личные деньги. Скорее, речь идет о так называемом «общаке» — совместной кассе преступной группировки. В данном случае это — группировка полицейских.

И это показательно для состояния дел в России.

Российское государство нанимает преступников в тех случаях , когда надо сделать «грязную» работу – например, осуществить кибератаку на территории другого государства или убить нежелательного человека. Именно так, считает Марк Галеотти, произошло в случае с бывшим российским агентом Сергеем Скрипалем и его дочерью, которые недавно стали объектами покушения с применением нервно-паралитического вещества на территории Великобритании.

Государство в России не управляет мафией и не подчиняется ей. Государство и мафия тут мирно и плодотворно сотрудничают друг с другом, полагает автор Guardian.


Читайте также