"Абхазия получила безопасность - но с ней комплекс иждивенца" - абхазские эксперты о плюсах и минусах сегодня" />

Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии ровно 10 лет назад

"Абхазия получила безопасность - но с ней комплекс иждивенца" - абхазские эксперты о плюсах и минусах сегодня

Ровно 10 лет назад — 26 августа 2008 года, сразу после грузино-российской войны вокруг Южной Осетии — Россия объявила о признании суверенитета Абхазии и Южной Осетии. С тех пор еще четыре страны-члена ООН признали их независимость — Сирия, Венесуэла, Никарагуа и Науру.

Грузия настаивает на том, что Абхазия и Южная Осетия остаются регионами страны (историческая справка по этим двум конфликтам — в конце этой публикации). Большинство в международном сообществе поддерживает принцип территориальной целостности Грузии.

Но в Абхазии день 26 августа каждый год отмечается как праздник.

Что дало Абхазии признание ее Россией на фоне непризнания западными странами? Мы предложили двум абхазским экспертам ответить на этот вопрос.

Алхас Тхгушев, глава Ассоциации «Инва-Содействие»:

Безопасность

«Плюс, который очевиден, — Абхазию признала одна из крупных держав мира, и это дало нам возможность сразу же по-другому посмотреть на вопросы безопасности.

Тогда, десять лет назад, нам казалось, что мы сможем переключиться на свои внутренние проблемы, потому что внешняя угроза, угроза новой войны до тех пор постоянно переводила внимание на проблемы внешней безопасности.

Однако эти надежды оказались, к сожалению, не в полной мере реализованы.

И это как раз и есть минусы признания».

Комплекс иждивенца

«Помощь, которая идет в Абхазию, очень сильно развратила нас. Она не стимулирует нас к тому, чтобы искать какие-то другие выходы, кроме как ждать денег от другой страны, пусть это даже наш стратегический партнер.

Но это ведь другая страна и не нами заработанные деньги. А мы просто перестали шевелиться. Наш чиновничий аппарат и этой, и прежних властей быстро переключился на то, чтобы постараться как можно больше получить средств, не своих.

И вот этот комплекс иждивенца нас поглотил. Мы все меньше верим, что сами можем что-то делать — и все больше рассчитываем, что нам должен кто-то помогать.

Почему кто-то должен нам помогать еще пять, десять или пятнадцать лет – никто объяснить не может. Я думаю, это главная проблема. Зарплаты людям нужно платить из заработанных своих денег, и тогда, может быть, мы более вдумчиво и правильно выстраивали бы политику создания новых государственных институтов и структур».

Огромный чиновничий аппарат

«Каждая новая власть обещает, что с ее приходом все будет оптимизировано, сокращено. Но по факту мы видим, что чиновничий аппарат только растет, и это изнанка этого признания.

То, что сегодня происходит, — это катастрофа для нас.

Огромный, абсолютно неэффективный бюрократический аппарат — проблема номер один сейчас для Абхазии. И она, к сожалению, косвенным или прямым образом проистекает из факта нашего признания.

Вина в этом вся на нас. Извне никто не виноват, что мы таким несовершенным образом ведем свои дела».

Россия должна структурировать помощь

«Что бы мы ни говорили, сегодняшние плюсы признания — не наша заслуга. Россия охраняет наши границы и мы благодарны ей за это и за стабильность.

Теперь было бы очень полезно, если бы наш стратегический партнер — Россия — поставила бы жесткие сроки и дала возможность нам понять: даже если и будут поступать средства — они будут строго направляться на инфраструктурные проекты: дороги, энергетику и так далее. Чтобы мы уже постарались сами заработать деньги на зарплаты, на содержание госаппарата».

Ахра Смыр, гражданский активист:

Плюсы признания

«Плюсов от признания много.

Первый – это решенный вопрос безопасности, а это всегда большой шанс для развития.

Еще очевидный плюс – если раньше для мира мы были каким-то недоразумением, то сейчас с нашим существованием хоть как-то вынуждены считаться.

И третий плюс, на мой взгляд, – это пенсионное обеспечение жителей Абхазии. Россия взяла на себя это бремя, это очень важно, что люди, живущие в Абхазии, не оказались брошеными».

Беспомощность элиты

«Минус признания – то, что абхазская элита привыкла чувствовать себя беспомощной.

Если раньше беспомощность объясняли блокадой, послевоенной разрухой, отсутствием средств — то сейчас молчаливо кивают в сторону России: дескать, там решают.

Но Москва не обязана решать наши проблемы. Имея в руках инструмент равноправного взаимодействия с Россией, мы совершенно бездарно его используем. Это касается и комплексного плана, по которому в Абхазию идет финансовая помощь из России, и экономического взаимодействия с Москвой в широком смысле.

Так что самый большой минус признания в том, что при таком положении дел многие приходят к выводу, что нам и не нужно государство, раз мы ничего не можем сами решить и сделать».

• В советский период Абхазия была автономной республикой в составе Грузии. Современная история грузино-абхазского конфликта начинается примерно в 1980-х. Чем ближе был конец Советского Союза – тем активнее развивался конфликт. Абхазия стремилась стать независимой страной после исчезновения Советского Союза. Грузия настаивала на том, что Абхазия как была автономной республикой в составе Грузии, так ею и останется. 

14 августа 1992 года в Абхазию вошли грузинские войска и этот день считается началом войны. Она продолжалась 13 месяцев и 13 дней. Днем окончания военной фазы конфликта считается 27 сентября 1993 года. 

Война закончилась поражением грузинских вооруженных сил. По разным данным, вооруженный конфликт унес жизни более 13 тысяч человек с обеих сторон, беженцами стали около 300 тысяч человек.

После пятидневной войны вокруг Южной Осетии в августе 2008 года Россия признала Абхазию как независимую страну. Дипломатические отношения между Москвой и Тбилиси были разорваны.

Стран-членов ООН, признающих независимость республики, насчитывается лишь четыре: Сирия, Венесуэла, Никарагуа и Науру.

Термины, топонимы, мнения и идеи публикации не обязательно совпадают с мнениями и идеями JAMnews или его отдельных сотрудников. JAMnews оставляет за собой право удалять те комментарии к публикациям, которые будут расценены как оскорбительные, угрожающие, призывающие к насилию или этически неприемлемые по другим причинам

Читайте также