При любом ответе - пора реабилитировать журналиста" />

Российский кредит для Абхазии на восстановление железной дороги – афера или нет?

При любом ответе - пора реабилитировать журналиста

Два месяца назад Москва и Сухум подписали документ о реструктуризации долга по взятому семь лет назад у России двухмиллиардному кредиту на ремонт железной дороги.

Согласно этим договоренностям, теперь погашение кредита растянуто еще на шесть лет, то есть до 2029 года. Кроме того, отменена выплата процентов, и, соответственно, сумма годовых выплат, которая тяжелым бременем лежала на абхазском бюджете, снижена с 316 до 109 миллионов рублей [примерно $ 2,5 миллиона].

Но чтобы документ вступил в силу, требовалась его ратификация. И вот сейчас парламент Абхазии, единогласно высказавшись «за» (а иного варианта странно было бы и ожидать), окончательно оформил эту сделку.

Постояльцы «Брехаловки» — знаменитой сухумской кофейни — выдохнув успокоительное «уфффф», принялись путем нехитрых вычислений распределять сэкономленные средства на свои пенсионные карточки. Повышения пенсий за счет высвободившихся средств кажется им самым разумным решением.

А местные политики с чувством собственного удовлетворения наверняка пошли дружно обмывать это дело за стаканом доброго вина, славя свое умение разжалобить до слез обитателей Кремля, который-таки после многократных челобитных от представителей Абхазии сдался. Чего только не сделаешь ради любимой Родины!

Этот злосчастный кредит в свое время, естественно, тоже брался исключительно из «любви к Родине». Впрочем, другой мотивации у властей Абхазии, когда речь заходит о деньгах, в общем-то никогда и не было. Два миллиарда рублей [примерно $ 35 миллионов] брали без всякой сметной документации и без основанных на реальном анализе выкладок экономического эффекта от этой операции.

Надо признаться, в тот момент приступ беззаветной любви к Родине в стране настолько зашкаливал, что даже ратифицировать в парламенте эту сделку в президентской администрации посчитали излишним буквоедством и пустой тратой времени.

В итоге в Москву ушел подложный документ. Деньги в кассе были получены и на славу потрачены. В том числе и на кое-какой ремонт железнодорожного тупика, каким, собственно говоря, и является абхазская дорога, хватило. Хотя акт приема проделанной работы так и не подписали. Но это мелочи.

Когда наступило время платить по счетам, и у части депутатского корпуса вдруг появились сомнения, парламент обратился в генеральную прокуратуру с просьбой дать правовую оценку кредитной сделке. Там разве что мамой не поклялись, что все как положено — и за Родину стало как-то совсем спокойно. «Эти точно не продадут», — подумалось тогда.

Но не может быть, чтобы в целой, хоть и достаточно маленькой стране, нет непатриотов. Какая-нибудь заблудшая овца обязательно должна найтись. Законы жанра обязывают. Даже, если готовой к закланию «овцы» нет — на ее роль необходимо кого-нибудь назначить. Иначе народу не объяснить, с одной стороны, из-за кого коммунизм в Абхазии до сих пор не наступил, с другой, – почему к нему все еще надо стремиться.

Но в итоге крайний нашелся сам. Журналист Антон Кривенюк имел неосторожность назвать только-только зарождавшуюся сделку по железнодорожному кредиту аферой. Патриоты из генпрокуратуры тут же завели уголовное дело, а не менее патриотичный абхазский суд приговорил Кривенюка к двум годам лишения свободы. Правда, условно.

Тот вскоре покинул Родину, доведя число патриотов в покинутой стране до стопроцентного показателя.

Однако ожидаемого счастья так и не наступило. Увы, Абхазия до сих пор платит по счетам, и не только по железнодорожному кредиту. И будет платить до тех пор, пока стрелочниками будут назначаться вопрошающие журналисты, а не чиновники, под патриотичную песню вогнавшие страну в системную кабалу.

Антона Кривенюка пора реабилитировать. Это нужно не ему, а нам, чтобы у нас хотя бы появилась надежда на будущее.

Редакция может не разделять прозвучавшие мнения и терминологию 

Читайте также