Спрос на детские сады в Степенакерте растет из года в год: число детей дошкольного возраста возрастает, а детских садов не хватает" />

БЛОГ: Решили проблему собственными силами

Спрос на детские сады в Степенакерте растет из года в год: число детей дошкольного возраста возрастает, а детских садов не хватает

Как-то мой близкий друг попросил меня помочь устроить его племянницу в детский садик. Тогда впервые я столкнулся с этой проблемой и понял, что задача не из легких. В Степанакерте есть детсады, но, чтобы устроить туда ребенка, нужно подумать об этом сильно загодя. С каждым годом у нас рождается все больше деток, нам на радость, и им всем нужны садики для развития. Они нужны и для родителей, чтобы у них было свободное время заняться своими делами.

С Леной  по «нету» общаюсь несколько месяцев. С ее мужем Полом, ирландцем, знаком лично – он не раз приходил в наш офис. И всегда я удивлялся его хорошему армянскому. Узнал их историю: оба они работали волонтерами в одной ереванской общественной организации и, естественно, он влюбился в красавицу Лену, а по-другому никак не возможно. Они поженились, родились дети.

Я знал, что у Лены есть небольшая детская группа в Степанакерте. Мне захотелось увидеть ее своими глазами, и я попросил у Лены разрешения посетить этот «детский садик». Лена дала «добро», и три дня назад, когда она приехала из Еревана в Степанакерт, мы встретились.

В назначенное время я пришел к частному дому, на окраине Степанакерта,  где Лена арендует помещение для детской группы. Осмотрелся. Вокруг красивая природа, горы. При желании минут через десять можно оказаться в лесу. Лена пришла со своим сыном малышом Даниелом.

Мы вошли в комнату и стали ждать прихода детей. Я оглянулся, на стенах были развешаны рисунки, веселые картинки, на полках стояли детские игрушки.

Лена показывает, а детишки говорят, что означает каждый рисунок

В нашем распоряжении было минут двадцать, и я попросил ее рассказать о себе, о детской группе. Мне было все интересно.

«Родом я из Баку, жили мы в поселке Монтино, Хотя я была маленькой, но прекрасно запомнила наш детский сад. Однажды нас взяли на прогулку, и я всем детям с гордостью показывала наш дом на пятом этаже. А когда в садике во время какого-то праздника шел спектакль «Маша и медведь», я играла роль Маши.

После замужества поехали с мужем в Карабах, где прожили четыре года, а потом снова вернулись в Армению. В Степанакерт мы переехали в 2013 году и сразу же решили отдать ребенка в детский садик. Также в наших планах было присмотреться, чем мы можем быть полезны в Карабахе.  Мы обошли все детские садики, но практически нигде не было места, тем более, что мы были иногородними и у нас не было прописки.  

Это подтолкнуло меня, чтобы я сама начала заниматься своим ребенком, потому что не хотела, чтобы он отставал от своих сверстников. Оказалось, что такая проблема не только у меня, так как детские садики были переполнены, и появилось еще два-три  ребенка, родители которых хотели, чтобы я занималась ими. А после этого люди начали узнавать друг от друга о нашей маленькой группе, и родители стали приводить своих малышей. Уже пятый год, как действует наш, как здесь говорят, детский садик. Но это не детсад, это группа детей, с которыми мы занимаемся. Их у нас не более десяти, и возраст малышей колеблется от двух с половиной до пяти лет.  С каждым ребенком мы работаем индивидуально, знаем его характер, семью. С детьми мы общаемся на армянском языке, чтобы, когда они пошли в первый класс, педагогам было легче работать с ними. Однако наряду с армянским языком у нас проводятся занятия на русском и английском языках, которые ведут наши волонтеры» — рассказала мне Лена.

В это время вошла молодая женщина с малышом. Лена нас познакомила. Оказалось, это воспитательница Арев Апресова. Начали приходить родители с детьми. За окном был туман, барабанил дождь. Лена сказала, что в такую погоду не все родители приводят детей. На деле так и оказалось. Троих малышей не привели.

Пока родители разували детишек, Лена продолжила:

«Мы также знакомим детей с окружающим миром, вместе идем в церковь, библиотеку, в пекарню, где дети видят, как «рождается» хлеб. Наглядно показываем им мир, в котором мы живем. Едем в деревни, где дети видят домашних животных, как их держат, кормят, как доят молоко у коров. Фишка в чем — когда группа маленькая, это все можно организовать, но если в группе 50-60 детей, это невозможно сделать. Осенью мы идем в лес, собираем листья, говорим о временах года.  Иногда мы говорим родителям, чтобы дети пришли в резиновых сапожках, пусть побегают по лужам во дворе или в лесу. Родители наших детей видят, как развиваются их чада и очень довольны нашей работой…»

Детишки сразу же подбежали к своим, как я понял, любимым игрушкам и начали играться с ними.

Но, распорядок дня есть распорядок дня — даже там, где дети.

Встали в хоровод

Малыши от души сделали под музыку зарядку  с Леной и Арев, и видно было, что им это очень нравится. Пока Арев дальше работала с детьми по графику, мы с Леной пили вкусный чай и продолжили наш разговор. Мне было интересно её отношение к конфликту, а также, как конфликт влияет на их работу с детьми.

«О конфликте у меня однозначное мнение – с двух сторон живут обыкновенные мирные люди, которые страдают, а так не должно быть. В нашей группе нет игрушек вроде пистолетов, автоматов, мечей, вообще, оружия, так как мы не приветствуем такие игрушки. В прошлом году, в апреле, когда на линии фронта шли боевые действия, по согласованию с родителями малышей мы не закрыли временно нашу группу, а продолжали работать. Мы помогли детям оторваться от того напряжения, которое было в городе. Далее, с первого дня апрельской войны, мы приютили у себя семью из Мартакерта, которая месяц прожила у нас. Их двое ребятишек присоединились к нашей группе, что позволило им быстро выйти из стрессовой ситуации. Когда закончилась апрельская война, родители наших детишек благодарили нас за то, что мы помогли их детям пройти эти переживания без стресса. Хотя я сама много пережила, у меня есть надежда, что когда-нибудь все это пройдет как кошмарный сон», — продолжила Лена.

Налив мне новую чашку чая и положив на блюдечко кусок торта «Наполеон», Лена подошла к Арев, поговорила по поводу полдника. После этого она  присела на стул напротив меня и мы продолжили разговор.

«Мы не говорим детям, как делают в других местах, о войне, о врагах, мы стараемся дать детям надежду на мирное и дружелюбное будущее. Дети записывают в своих головках все, что слышат, и очень важно, как взрослые реагируют на это. Большинство детей, когда у них спрашивают, кем они хотят стать, отвечают: «Хотим стать военными, чтобы убивать врага». Мы  стараемся показать детишкам, что военный – это друг и защитник, а не убийца, что жить в мире гораздо лучше…» — резюмировала Лена.

Детей в группе, хотя и не много, но одной Арев было бы трудно с ними работать. Я спросил у Лены и вот что она сказала: «У нас много волонтеров. Смотришь, приходит молодая девушка-студентка и предлагает нам свои услуги, говоря, что сегодня она два-три часа свободна и хотела бы помочь нам. Арев по профессии филолог. В прошлом году ее сын ходил в нашу группу. Сейчас у нее здесь тоже ребенок, подрастает другой. Арев сказала, что ей нравится, как содержат у нас детей, как ими занимаются, и предложила нам свою помощь.

Помощь детям в выполнении задания

Когда мы делаем набор в нашу группу, мы не отказываемся от тех детей, у которых какие-то физические проблемы или аутизм. Я прошла курсы по уходу за детьми, которые болеют аутизмом, обучена разным методам.

Мы им уделяем больше внимания. Кстати, сами родители таких детей часто выступают волонтерами, предлагают свою помощь.

График — с девяти утра до часу дня. Оплата семь тысяч драмов в месяц ($1 – 478 драмов). И, как правило, эти деньги идут на то, чтобы накормить детей полдником и купить что-то для рукоделия (карандаши, гуашь, цветные бумаги, пластилин  и пр.). Многое из того, что вы видите здесь (шкафы, столы и пр.) — это подарки от родителей. Им нравится, что мы уделяем внимание каждому ребенку, выполняем все его «прихоти». Один из наших детей любит рисовать, и мы всей группой пошли в картинную галерею. Надо было видеть лицо этого ребенка. Другой малыш очень любит пожарные машины и говорит, что когда вырастит, станет пожарным. Мы договорились с руководством Управления чрезвычайных ситуаций и пошли всей группой к ним. Пожарные показали детям спецмашины, как они действуют во время тревоги, как собираются, спускаются с крыши. Малыши были восхищены, впрочем, не только малыши».

В первой части поста я писал, что знаю мужа Лены Пола, и мне было интересно, как он реагирует на эту ее деятельность с учетом того, что они уже живут в Ереване, и Лене приходится минимум раз в месяц приезжать в Степанакерт.

Лена улыбнулась и объяснила: «Муж поддерживает меня, если бы не он, я не смогла бы заниматься этим. Он в настоящее время сидит дома и ухаживает за ребенком».

Также из разговора с Леной я узнал, что наряду со сказками на армянском и русском языках, детям в группе читают детскую Библию. Как Лена сказала, «мы христианское государство  и мы хотим, чтобы детишки развивались духовно, чтобы им было близки христианские ценности».

Вот, заканчиваю писать пост об удивительных людях, которые смогли решить проблему содержания детишек своими силами, бескорыстно, на волонтерских началах помогают воспитывать небольшую группу детей. И я рад, что дети попали в надежные руки. Взрослые взращивают в душах детей ростки добра и порядочности наряду с любовью к своей родине. Респект им…

Проект «Неуслышанные голоса» является частью работы организации International Alert по нагорно-карабахскому конфликту. Это результат работы с журналистами из сообществ, затронутых конфликтом, и их совместных усилий рассказать о том, как конфликт влияет на повседневную жизнь людей, находящихся в состоянии «ни войны, ни мира». Этот проект дает возможность услышать голоса этих людей как в свое  обществе, так и в обществе на «другой стороне», позволяя читателю увидеть реальные лица, скрытые за образом врага.
Проект осуществляется благодаря помощи Европейского Союза в рамках Европейского партнерства с целью мирного урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха (EPNK).
Материалы, выставленные на этой странице, подготовлены под ответственностью журналистов и не обязательно отражают точку зрения организации International Alert и доноров. Все журналисты, участвующие в проекте, придерживаются этического кодекса, который находится здесь.

Читайте также