Полутораминутного трейлера хватило, чтобы грузинские националисты мобилизовались против фильма Акина " />

Радикалы грозятся сорвать показ первого грузинского фильма о любви двух мужчин

Полутораминутного трейлера хватило, чтобы грузинские националисты мобилизовались против фильма Акина

8-10 ноября в кинотеатрах Тбилиси покажут первый грузинский фильм на тему ЛГБТ-отношений – «A потом мы танцевали» (And Then We Danced).

Однако ультраправые националисты, а также представители церкви уже анонсировали, что премьеры не будет – они собираются устроить акцию протеста и блокировать входы в кинотеатры.

 «Грузинский марш» — против мигрантов и НАТО

 Жизнь в окружении ненависти. ЛГБТ и их родители в Грузии

• «Никогда не знаешь, вернешься домой живым или нет»

Причина – сюжет картины, любовь между мужчинами неприемлема для грузинского общества, считают активисты.

Фильм, о котором идет речь, снимал шведский режиссер грузинского происхождения Леван Акин. Картина рассказывает о любви двух танцоров.

Картина выдвинута Швецией на соискание «Оскара».

«В грузинском танце нет места для слабости»

Сюжет фильма разворачивается в Тбилиси, в студии национального ансамбля, где танцуют грузинские национальные танцы.

Мераб с детства танцует со своей партнершей Мари.

В его жизни все меняется, когда двери студии открывает молодой парень по имени Иракли. У Мераба возникает влечение к нему.

– Знаешь, куда ты пришел?

– В грузинский национальный ансамбль.

– Ну так сними эту серьгу!

Такой диалог звучит в трейлере фильма. Там есть также фраза — «грузинский танец основан на мужественности. В нем нет места слабости».

За несколько дней до показа все билеты на фильм проданы и в Тбилиси, и в Батуми.

Как Махатма Ганди

Этого полутораминутного трейлера хватило, чтобы грузинские националисты мобилизовались против фильма Акина.

«Летом мы сорвали гей-парад, сейчас сорвем этот кинопоказ», — заявил лидер националистического движения „Грузинский марш» Сандро Брегадзе, который несколько лет назад работал заместителем министра по вопросам диаспоры в правительстве действующей правящей партии «Грузинская мечта».

Однако Брегадзе обещает, что он и его единомышленники кинопоказ будут срывать «мирно, без какого-либо насилия, в рамках конституции и свободы самовыражения».

«В духе мирного протеста Махатмы Ганди мы помешаем распространению гей-пропаганды», -заявил Брегадзе Радио Свобода.

Грузинская организация ультранационалистов “Грузинский марш”, которую возглавляет Брегадзе, была создана три года назад и успела прославиться громкими акциями и целой серией инцидентов. Например, одной из инициатив «Грузинского марша» было патрулирование на улицах Тбилиси и отлавливание мигрантов.

Вместе с Брегадзе  своих сторонников уже мобилизует и другой грузинский националист, бизнесмен Леван Васадзе.

В видеообращении, выложенном в Facebook, Васадзе призвал своих сторонников собраться в центре Тбилиси в парке и «голыми руками, без агрессии, зайти в здание кинотеатров и сорвать сеансы».

Он также обратился к владельцу кинотеатров Гие Базгадзе:

« Гия, я считаю тебя настоящим мужчиной и был очень удивлен, когда узнал, что этот фильм будут показывать в твоих кинотеатрах. Если тебя кто-то запугал или вынудил это сделать, скажи, и вся Грузия тебя защитит», — обратился Васадзе к владельцу кинотеатров, где будут показывать фильм Акина.

Близкий к кремлевскому идеологу Александру Дугину грузинский бизнесмен Леван Васадзе, считающийся в Грузии выразителем российских интересов, давно отметился как самый ярый гомофоб. Недавно он анонсировал создание отрядов, вооруженных дубинками, чтобы наказывать представителей ЛГБТ-сообщества.

Против фильма выступает и церковь, представители которой недавно сами была вовлечены в скандал с обвинениями в «педофилии и мужеложстве» со стороны влиятельного священнослужителя владыки Петре и других священнослужителей.

«Этот фильм о любви геев, и это неприемлемо. Ответ церкви будет строгим», — говорит в интервью телеканалу «ТВ Пирвели» пресс-секретарь патриархии Грузии Андриа Джагмаидзе.

А в МВД Грузии сказали Радио Свобод, что согласно законодательству правоохранительные органы сделают все для того, чтобы обеспечить общественный порядок и безопасность публики, пришедшей на показ фильма.

___________

Режиссер Леван Акин в беседе с грузинскими медиа говорит, что импульсом для создания фильма для него стала тяжелая ситуация, которая сложилась в Грузии в отношении людей, принадлежащих к ЛГБТ-сообществу.

Акин вспоминает 17 мая 2013 года.

В этот день, который отмечен в мировом календаре как день борьбы с гомофобией и трансфобией, в Тбилиси представители церкви и радикалы сорвали акцию, которая призывала граждан к толерантности и терпимости к людям с иной сексуальной ориентацией.

Тогда полиция с трудом спасла сотни борцов с гомофобией, вышедших на акцию, от религиозных фанатиков и неонацистских группировок, готовых начать расправу. Автобусы, на которых полиция вывозила ЛГБТ-активистов, закидали камнями.

Как говорит Акин, он был поражен агрессивностью толпы и именно тогда решил, что снимет на эту тему фильм.

Грузинские радикалы особенно активизировались в последние несколько лет.

Оппозиция, неправительственные организации и часть общественности обвиняют грузинское руководство в том, что оно «покрывает» радикалов и использует их в своих политических целях. В частности, для проведения контракций в противовес антиправительственным демонстрациям.

Мировая премьера фильма «А потом мы танцевали» прошла в мае 2019 года в Каннах в рамках независимой секции Director’s Fortnight, после чего право на показ киноленты закупили около сорока стран.

Фильм уже получил пятнадцать международных наград. Исполнитель главной роли Леван Гелбахиани вошел в список «самых захватывающих талантов» Каннского кинофестиваля 2019 года, а также победил в номинации «Лучшая мужская роль» на 64 Международном кинофестивале в испанском городе Вальядолиде (Valladolid International Film Festival).

Фильм является сопродукцией грузинской компании Takes Film и шведской French Quarter Film.

 


Читайте также