Трепетное отношение к этому языческому празднику объединяет всех абхазов, несмотря на их религиозные убеждения" />

Праздник кузни в Абхазии

Трепетное отношение к этому языческому празднику объединяет всех абхазов, несмотря на их религиозные убеждения

14 января в абхазском календаре – официальный выходной день. А сам праздник называется не Старым новым годом, как в других странах, а Ажьырныхуа – то есть, Праздником кузни.



В моем роду есть и христиане, и мусульмане, и атеисты, но это не мешает нам всем вместе праздновать Жьырныхуа в своем родовом очаге.


Каждое 13 января (и нынешнее не стало исключением), с утра погрузив всех своих домочадцев в автомобиль, я еду в село Хуап. Там, у подножия гор, находится дом, в котором родился мой отец, а сейчас живет мой двоюродный брат Аслан. В дорогу я собираюсь очень быстро и в родовое гнездо обычно приезжаю первым. Вскоре, в течение часа подтянутся и другие, мы немного отдохнем с дороги и начнем готовиться к празднованию. 


Увы, в этот раз с погодой нам не повезло. С утра зарядил дождь, хотя обычно в этот день в Хуапе лежит снег. Но нынче снег в Абхазии аккуратно выпал в новогоднюю ночь, и увы, не дотянул до старого Нового года. В общем, основную часть подготовительной работы нам пришлось провести под дождем.

Единого стандарта празднования Жьырныхуа, нет. У каждой семьи свои традиции. Впрочем, они, как правило, отталкиваются от одного обстоятельства – наличия или отсутствия в родовом гнезде Ажьиры (святой кузни). В моей семье такая кузня есть, и соответственно, ритуал празднования осуществляется, как говорится, по полной программе.

В этот день мы обязательно приносим в жертву быка, а еще режем петухов – столько, сколько в семье женщин. Пока мужчины занимаются мясом и приготовлением в большом котле мамалыги, женщины жарят пироги с сыром и орехом, девочки прибирают дом и двор, и накрывают столы.

Впрочем, подсказывать, чем и кому заняться не принято — каждый и так знает свои обязанности. Знаю их и я. Особого прока в разделке мяса или варке мамалыги от меня не много (там есть свои профи), поэтому я всю свою энергию бросаю на изготовление свечей. Мне нужно пару часов, чтобы из большого куска воска слепить одну большую свечу для Ажьиры и полтора десятка свечей меньшего размера – по свечке на женщину или девушку в семье. Да, чуть не забыл, помимо свечей мне нужно выстругать из ореховой ветки штырь. Надо сказать, очень важная деталь, я расскажу об этом ниже.

Когда все приготовления уже позади и на село опускаются сумерки, начинается главная процедура всего празднества – поход мужской части семьи в Ажьира. Она располагается в саду. Помимо мужчин, в молебне в порядке исключения присутствуют и девочки. Хозяин дома Аслан вот уже два года является нашим семейным жрецом. Именно он наделен полномочиями обратиться к Всевышнему за покровительством нашему роду. Кроме того, Аслан попросит для семьи, народа и жителей всей земли мира и благоденствия, а взамен он на правах семейного жреца обязуется за весь род жить правильно – по совести.

В левой руке Аслан будет держать выструганный моими руками ореховый штырь, куда в определенном ритуалом порядке будут нанизаны несколько пирогов, сердце и печень жертвенного быка, а в правой руке стакан вина. После того, как произнесен главный тост-обращение, Аслан, пригубив стакан и передает его другому. Каждый, кто в этот вечер собрался под крышей кузни отведает по маленькому глотку из этого стакана, и размер этого глотка должен быть таким, чтобы хватило на глоток самому младшему – пятилетнему Данату, внуку моего двоюродного брата Гарри.

Следующие тосты проходят уже в более привычной обстановке, когда тостуемый пьет до дна. Пьют, за Родину, за народ, за старших, за детей. На мероприятия проходящие под крышей кузни уходит не более часа. Обычно, покидая Ажьиру, принято стрелять в воздух из ружья, а с недавних пор запускать фейерверки. Но на сей раз пришлось обойтись без этих деталей празднества. В этот день в селе состоялись похороны одного местного жителя, и поэтому мы решили воздержаться от шумовых эффектов.

С возвращением в дом ритуальная часть молебна не закончилась, она продолжится под большим навесом дома, где Аслан должен сказанное в Ажьире продублировать женщинам нашей семьи.

Все они выстроившись со своими дочерьми, будут стоять с зажженными свечами у стола заставленного ритуальным набором неразделанного мяса кур и пирогов. После каждого персонального тоста эти свечи по очереди будут прикрепляться к стене дома, где и выгорят под конец. И вот после этого, начнется застолье. Патриархальные традиции все еще сильны в нашей семье, поэтому мужчины и женщины будут пировать отдельно — мужчины будут заседать в одном зале, а женщины в другом. Впрочем, на такой порядок вещей у нас еще никто не жаловался. В общем, нынешнее застолье было долгим и веселым. 


Утром, обойдя соседей и поздравив их с праздником, и затем приняв их с ответным визитом, мы опять же по уже сложившейся традиции сделали групповое фото на память. Да, чуть не забыл, не ищите меня на фото, я нажимал на кнопку.


Читайте также