В чем суть этого соглашения между Грузией и Россией и в чем главные разногласия" />

Почему соглашение о мониторинге грузов через Абхазию и Южную Осетию вызывает столько споров?

В чем суть этого соглашения между Грузией и Россией и в чем главные разногласия

Создание альтернативных дорог для транзита грузов из России в Грузию через Абхазию и Южную Осетию и обратно — снова важная тема дня.

Шестого февраля пройдет встреча рабочего комитета, созданного для реализации подписанного еще в 2011 году грузино-российского соглашения «Об основных принципах механизма таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами».

• Проект “Шаг к лучшему будущему” — что думают о нем в Абхазии и Южной Осетии?

Грузия – Северная Осетия: невидимые связи

Комментарий: Грузино-абхазский тупик

В последний раз этот непростой вопрос обсуждался в мае 2018 года на встрече спецпредставителя премьера Грузии по отношениям с Россией Зураба Абашидзе и заместителя главы МИД России Григория Карасина. Тогда они к согласию не пришли.

Предлагаем все детали по проекту и анализ — в чем сходятся стороны и в чем главные препоны для реализации соглашения. А также отдельно об интересах Армении.

Справка для понимания контекста

Автомобильные и железные дороги из России через Абхазию и Южную Осетию в Грузию и дальше в Армению были самым востребованным средством коммуникации в период Советского Союза – как для населения, так и для перевозки грузов. Однако после грузино-осетинского и грузино-абхазского военных конфликтов в начале 1990-х дороги закрылись. И передвижение по ним полностью прекратилось. Торговля через конфликтные зоны продолжается, но нелегально, с риском для продавцов и покупателей со всех трех сторон: грузинской, абхазской и осетинской.

В 2008 году Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии, после чего Грузия прервала с Россией дипломатические отношения.

Суть соглашения

Соглашение «О механизме таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами» было подписано в ноябре 2011 года после затяжных и сложных переговоров при посредничестве Швейцарии между Москвой и Тбилиси.

Обсуждались следующие условия:

• Грузия делает уступку — и соглашается на вступление России во Всемирную торговую организацию (ВТО)

• Москва делает уступку — и дает возможность установить независимый мониторинг на движение грузов из России в Абхазию и Южную Осетию.

Однако в 2008 году Россия уже признала оба региона независимыми государствами и поэтому не хотела соглашаться на независимый мониторинг грузов (третьей стороной).

В результате был достигнут сложный компромисс. А именно:

между Грузией и Россией предполагается задействовать три «торговых коридора».

Один пройдет через Абхазию:

Другой — через Южную Осетию:

И третий – это дорога через единственный действующий наземный грузино-российский пропускной пункт Верхний Ларс (в Северной Осетии).

Мониторинг всех грузов, перемещающихся через эти «коридоры», будет вести нейтральный международный наблюдатель – швейцарская компания SGS.

Речь идет и о грузах, идущих из России в/через Абхазию и Южную Осетию – и также в обратном направлении, о грузах из центральных районов Грузии в/через Абхазию и Южную Осетию.

Будут созданы в целом четыре пункта мониторинга.

Два на российской стороне — в районе города Сочи и в районе города Владикавказ (Северная Осетия).

И два на грузинской стороне — у реки Ингури и в районе города Гори – то есть в обеих зонах конфликта на территории, которую контролирует официальный Тбилиси.

В соглашении сознательно не упоминается статус Абхазии и Южной Осетии и только указываются географические координаты.

Важный компонент – соглашение не требует от сторон открывать транспортное сообщение по какому-либо направлению.

Почему соглашение до сих пор не удалось реализовать – уже восемь лет?

Ряд пунктов соглашения потребовал и от Грузии, и от России длительного обдумывания. Прогресс был достигнут в 2018 году, когда обе стороны — и Грузия, и Россия — оформили контракты со швейцарским посредником, названным в соглашении компанией SGS.

В январе 2019 года были завершены все процедуры, необходимые для практической реализации соглашения. В том числе и Россия, и Грузия перечислили SGS стоимость ее услуг.

Официально сумма не разглашается, но, по сведениям российской газеты “Коммерсант”, каждая страна будет платить по пять миллионов долларов в год.

Но запустить процесс все равно не получилось. Проблемой стала разная интерпретация пунктов соглашения.

Разная интерпретация — что не так?

Так как документ не является публичным и ни разу не публиковался, это оставляет большой простор для его интерпретации.

Известно, что радикально противоположная интерпретация документа помешала в 2018 году Москве и Тбилиси договориться о начале практической реализации проекта.

Разночтения связаны с разницей между понятиями «мониторинг грузов», что является проверкой на любом этапе пути, и «таможенным досмотром грузом», что может происходить только на официальной границе государства.

Грузия настаивает на том, что речь только идет о мониторинге, Россия говорит о таможенном досмотре.

Перед новой встречей 6 февраля 2019 российские медиа начали настоящую кампанию с утверждениями, что Грузия изменила свою позицию. МИД Грузии это категорически опроверг.

Четрвертого февраля 2019 года российская газета «Коммерсант» опубликовала сообщение о скором начале реализации соглашения. В частности, опубликован комментарий анонимного российского дипломата, по словам которого, «главный смысл соглашения в том, что после 2008 года прочерчены новые таможенные границы Грузии”.

Другое российское издание — Лента.ру — сообщило со ссылкой на собеседника в российском правительстве, что Грузия фактически сдает позиции:

«По сути обязательства по соглашению вынуждают Грузию признавать Абхазию и Южную Осетию как самостоятельные таможенные территории».

Грузия делает важнейшую уступку России» — с таким заголовком вышла аналитическая статья в российской деловой газете «Взгляд».

Многих с грузинской стороны возмутила такая интерпретация. В социальных сетях многие обрушились с угрозами на грузинское правительство, предостерегая его от «предательства».

«По тому соглашению, которого я достиг в 2012-м, посты выставлялись исключительно на наших международно признанных границах. Эта капитуляция со стороны олигарха Иванишвили будет иметь долгосрочные катастрофические последствия для грузинской государственности!” – написал на своей странице в Facebook бывший президент Грузии Михаил Саакашвили.

Однако министерство иностранных дел Грузии сделало специальное заявление, в котором подчеркивает — на встрече 6 февраля не будет обсуждаться открытие новых таможенных пунктов на границе с Абхазией и Южной Осетией.

«Соглашение предусматривает мониторинг транзитных коридоров, о размещении каких-либо таможенных терминалов речи не идет», — заявил министр иностранных дел Давид Залкалиани.

Западный дипломат, имеющий непосредственное отношение к переговорному процессу и реализации соглашения, также пояснил в беседе с JAMnews, что мониторинг грузов, который, по соглашению, будет осуществляться швейцарской компанией, не имеет никакого отношения к открытию каких-либо таможенных пунктов.

«Это совершенно разные вопросы», — сказал дипломат.

Заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин в интервью газете “Коммерсант” 4 февраля сказал, что не стоит вопрос “политизировать” и ждать “быстрых прорывов”.

В конце февраля Карасин и спецпредставитель премьера Грузии Зураб Абашидзе намерены провести очередную встречу, на которой обсудят процесс реализации соглашения.

“Нам предстоит серьезная техническая и логистическая работа и она потребует времени и настойчивости”, — сказал Карасин.

Откроется ли транзит?

Несмотря на неоднократные призывы с обеих сторон «не политизировать тему», с самого начала она получила именно политическое значение.

Грузинские власти заявили тут же после подписания документа в 2011 году, что они достигли цели, так как на границах между Россией и оккупированными ею территориями Грузии встанут нейтральные наблюдатели.  

Общественность в Абхазии и Южной Осетии, а также некоторые российские эксперты выступили тогда же резко против соглашения. Говорилось, что Москва и Тбилиси подписали документ, касающийся транзита грузов по территории Абхазии и Южной Осетии, не спросив их мнения. Это было воспринято как неуважение суверенитета республик, независимость которых признала Россия.

Второй этап политических дебатов вокруг документа начался в 2016 году, когда в России заговорили о возобновлении транспортного сообщения с Грузией на основе соглашения 2011 года.

Тогда уже грузинская оппозиция стала предостерегать правительство от действий в ущерб суверенитету Грузии.

Армения как заинтересованная сторона

В истории с российско-грузинским транзитом есть еще одна заинтересованная сторона – Армения. Для нее важны дополнительные пути сухопутного сообщения с Россией, кроме действующей дороги через Верхний Ларс, которая часто закрывается зимой, да и летом ее пропускная способность невелика.

В 2016 году тогдашний премьер Грузии Гиоргий Квирикашвили не исключил задействования для Армении, на основе соглашения 2011 года, альтернативного пути через Южную Осетию. Но только в случае чрезвычайных ситуаций – если Ларс будет закрыт.

Однако вопрос транзита армянских грузов до сих зависит от разрешения политических разногласий между Россией и Грузией, в том числе в вопросе интерпретации условий соглашения 2011 года.

Фото JAMnews

Термины, топонимы, мнения и идеи публикации не обязательно совпадают с мнениями и идеями JAMnews или его отдельных сотрудников. JAMnews оставляет за собой право удалять те комментарии к публикациям, которые будут расценены как оскорбительные, угрожающие, призывающие к насилию или этически неприемлемые по другим причинам

Читайте также