JAMnews подробно объясняет разницу между избирательными системами" />

Почему важно бороться за пропорциональную избирательную систему в Грузии

JAMnews подробно объясняет разницу между избирательными системами

14 ноября парламент Грузии не принял конституционную поправку, которая должна была обеспечить переход к полностью пропорциональной системе парламентских выборов.

Это голосование выло важным из-за двух вещей. Во-первых, пропорциональная система дала бы оппозиции шанс противостоять властям на предстоящих парламентских выборах. Парламент лишил ее этой возможности.

• Досрочные парламентские выборы — главное требование митингующих перед парламентом Грузии

Второй момент — фактор Бидзины Иванишвили. Пропорциональная система выборов была основным требованием на многолюдных акциях летом этого года. Чтобы разрядить ситуацию, неформальный правитель страны пообещал, что  выборы 2020 года пройдут по пропорциональной системе.

Однако это обещание Иванишвили было нарушено некоторыми членами его команды — в последний момент они отказались поддержать изменения. Ни одна из политических партий, ни один эксперт в Грузии не верит, что эти депутаты — большинство из которых никогда даже не выступали в парламенте — пошли против воли Иванишвили.

Все согласны с тем, что это был спектакль, поставленный Иванишвили, который таким образом обманул людей.

Несколько тысяч человек вышли на улицы. Протестующие поставили палатки и не собираются расходиться, пока досрочные парламентские выборы не пройдут по пропорциональной системе. В борьбе против правительства объединились почти все оппозиционные партии.

В чем разница между пропорциональной и мажоритарной системами? Каковы недостатки мажоритарной системы и почему власть не хочет ее уступать?

Детальное объяснение от JAMnews:

Какова система выборов сегодня?

Парламентские выборы в Грузии проводятся по смешанной избирательной системе. Из 150 депутатов 77 избираются по партийным спискам, а 73 депутата — по мажоритарной системе (т.е. из 73 мажоритарных избирательных округов в Грузии).

В день выборов избирателям дают два бюллетеня — один для голосования по партийным спискам (по пропорциональной системе); второй бюллетень содержит фамилии кандидатов (по одному от каждой партии) от этого конкретного округа. Это кандидаты, баллотирующиеся по мажоритарной системе.

В итоге мандаты, полученные партиями по пропорциональной и мажоритарной системам, механически объединяются. Например, если партия выигрывает по пропорциональной системе с 40 процентами голосов (что составляет примерно 30 мест в парламенте) и в 50 из 73 мажоритарных округов, партия в итоге получает 80 мест.

Почему мажоритарную систему нужно менять?

Причина первая: мажоритарная система несправедлива и не отражает реальность. Эта система позволяет партии получить гораздо больше мандатов, чем она получила голосов.

Простой пример: на парламентских выборах 8 октября 2016 года за правящую партию «Грузинская мечта» проголосовали 48,6 процента избирателей.

Это означает, что в тот момент «Грузинскую мечты» поддержали менее половины избирателей. То есть, по логике вещей, эта партия должна была получить около 73 мест в 150-местном парламенте.

Однако в действительности произошло иначе — «Грузинская мечта» получила конституционное большинство — 115 мест. Она смогла добиться этого за счет мажоритарных списков.

То же самое произошло в 2008 году — после парламентских выборов 2008 года у правящего «Единого национального движения» в парламенте оказалось 119 депутатов. Это 79 процентов от общего числа мест в парламенте. На самом деле, за партию проголосовали только 59 процентов, остальные места она получила за счет мажоритарных округов.

Причина вторая: эта система увеличивает шанс получить однопартийный либо двухпартийный парламент.

Давайте представим, что одна из немногих политических партий, действующих в стране, является самой популярной, и ее избиратели равномерно распределены по всем мажоритарным округам. То есть у этой партии есть реальный шанс выиграть все мажоритарные места и не дать шанс другим партиям.

Причина третья: мажоритарная система всегда работает на благо правящей партии.

В Грузии, где демократические институты развиты слабо, а власти во время выборов используют административный ресурс, смешанная избирательная система всегда работает в пользу действующей власти. Дважды в парламенте, избранном по этой системе, правящая партия получала конституционное большинство.

Причина четвертая: поскольку в мажоритарных выборах участвует конкретный человек, а не партия, мажоритарных кандидатов обычно выбирают из известных фигур (например, бизнесменов, актеров, спортсменов и т.д.). Так, чтобы победить в определенном округе, партия N представляет кандидатом известного певца, который ничего не знает о законотворчестве, а не неизвестного квалифицированного юриста.

Причина пятая: часто кандидаты также являются бизнесменами, которые в большинстве случаев финансируют свои собственные избирательные кампании и жертвуют деньги партии в обмен на место в парламенте. Например, в мае-сентябре 2016 года мажоритарные кандидаты «Грузинской мечты» пожертвовали партии более миллиона лари.

Причина шестая: мажоритарная система — это огромные дополнительные расходы для бюджета. Эта система дорогостоящая — причем и до, и после выборов.

Согласно нынешней системе, мажоритарный кандидат должен получить 50 процентов +один голос, чтобы выиграть первый тур. В противном случае будет проведен второй тур между двумя кандидатами с лучшими результатами. Вторые туры проводятся во многих избирательных округах, что является дополнительным расходом для бюджета.

После выборов все 73 депутата-мажоритария открывают офисы, которые финансирует бюджет. Это стоит более четырех миллионов лари [около $1,35 млн.] в год. Основная функция этих бюро — обеспечить связь мажоритариев с избирателями.

А, может, оно того стоит, если мажоритарные депутаты занимаются продуктивным законотворчеством и представляют своих избирателей в парламенте?

По идее, мажоритарная система обеспечивает прямую связь между избирателями и депутатом.

Кроме того, эта система некоторым образом ослабляет вертикаль партии — то есть если партия может предоставить кандидатам [пропорциональные] места на пропорциональных выборах, в мажоритарной системе она должна больше думать об электорате и выбирать кандидата, которого будут поддерживать избиратели в этом регионе. Следовательно, мажоритарный депутат чувствует себя более независимым от партии.

Мажоритарная система также подразумевает обеспечение географического представительства в парламенте. У мажоритарных депутатов есть возможность донести до парламента проблемы своего избирательного округа и лоббировать его интересы.

Однако многолетний опыт показал, что в стране, где демократические институты очень слабы, преимущества мажоритарной системы практически не работают.

Вот некоторые конкретные факты, которые показывают, что расходы на мажоритариев часто не оправдывают себя, и что эта система является просто политическим рычагом правительства:

•  Большинство депутатов в своих округах даже не знают

Согласно опросу Национального демократического института (NDI), опубликованному 30 января 2019 года, только 28 процентов респондентов знают, кто является мажоритарным депутатом их округа. То есть 71 процент населения Грузии не знает, кто их мажоритарный депутат.

• Мажоритарные депутаты являются наиболее пассивными законодателями:

Отчет о работе парламента в прошлом году показал, что 30 депутатов не выступали в парламенте в течение года, не использовали ни права делать политические заявления, ни времени, отводимого фракциям — то есть, как объясняют в аппарате парламента, их микрофон вообще не включался.

Более половины из этих 30 депутатов (19) являются мажоритариями от правящей партии. Тринадцать из этих молчаливых законодателей проголосовали против перехода на пропорциональную систему 14 ноября.

То же самое произошло с парламентом восьмого созыва — при подведении итогов четырехлетней работы парламента созыва 2012 года выяснилось, что 16 депутатов вообще не использовали свое право на выступление (они не сказали ни слова в течение четырех лет). В этом рейтинге пассивных депутатов 10 были мажоритарями.

• Мажоритарии часто используют парламентские мандаты, чтобы лоббировать бизнес-интересы своей семьи

Например, как выяснила неправительственная организация «Детектор растраты», компании брата и жены молчаливого депутата-мажоритария Иосеба Макрахидзе получили из бюджета 3,5 миллиона лари [около $1,8 млн.] за три года. А сам депутат, несмотря на полное молчание, получил из бюджета более 55 тысяч лари [около $18,5 тыс.].

«Детектор растраты» также обнаружил, что молчаливые депутаты в дополнение к зарплате также оплачивали свои дорожные расходы из госбюджета. Например, мажоритарный депутат Леван Бежанидзе, который ни слова не произнес в парламенте в течение всего 2018 года, за год трижды ездил  в командировки (Ташкент, Нью-Йорк и Варшава) и потратил 15 558 лари на свои поездки.

•  Деятельность мажоритарных бюро закрыта для общественности

Не то что обычным гражданам, но даже хорошо подготовленным НПО очень трудно получить информацию о работе бюро мажоритарных депутатов. Например, в отчете Transparency International Georgia за 2016 год, в котором рассматривается работа бюро, говорится, что 23 из них вообще не ответили на запросы. Некоторые из них организация вообще не нашла, в то время как другие не сочли нужным отвечать.

 


Читайте также