Почему в Грузии государство до сих пор не смогло искоренить практику похищения невест " />

Похищенные судьбы

Почему в Грузии государство до сих пор не смогло искоренить практику похищения невест

 

Ежегодно в Грузии происходят десятки похищений несовершеннолетних, в основном школьниц.  Девочку хватают, силком сажают в машину, увозят, а потом заставляют выйти за похитителя замуж. “Похищение с целью создания семьи” сегодня наиболее распространено в регионе Квемо Картли. Похищенную, как правило, не поддерживает собственная семья, которая отказывается вернуть ее домой,  считая “опозоренной”. Родственники похищенных, их соседи, старейшины в их общинах, скорее всего, сочтут замужество девочки самым благоприятным исходом, а государство заключит с насильником вполне законную сделку.

• Ранние браки в Азербайджане

• Турция: убийства женщин и насилие над ними растет

• Азбука феминизма

Зарифа

28 апреля 2017 года ученицу двенадцатого класса Зарифу Н. в селе Такало Марнеульского района прямо со школьного двора похитил мужчина, старше ее на десять лет. Родные искали девочку два дня, уверяли, что Зарифа не хотела создавать семью и требовали ее вернуть.

То же  самое утверждала и учительница Мака Ментешашвили, которая преподавала Зарифе грузинский язык.

“Зарифа была активной, она хотела продолжить учебу в университете, — говорит учительница, — мы обсуждали проблему ранних браков в школе, поэтому я знаю ее мнение на этот счет”.

Но в итоге события развивались по сценарию, который в некоторых районах Грузии успели отработать до мелочей. А именно — родители договорились с похитителем и согласились, чтоб их несовершеннолетняя дочь стала его женой. Районная прокуратура,  которая начала было уголовное дело, вскоре согласилась на переговоры с обвиняемым, приняла во внимание все обстоятельства и обратилась к суду с предложением  заключить с “женихом” процессуальное соглашение. Обвиняемый перечислил в бюджет солидный штраф и был отпущен на свободу. А Зарифа стала замужней женщиной, хотя ее согласия никто не спрашивал.   

В селе к этой истории относятся как к само собой разумеющейся. Здесь никого не удивляет ни первоначальная реакция семьи, ни последующее согласие родителей.

Основное население этого села и всего региона Квемо Картли — этнические азербайджанцы.

Местные жители говорят, что похищение девушек с целью замужества — это часть национальных традиций. Похоже, эта же установка позволяет грузинским властям отмахиваться от проблемы. Власть — и местная, и центральная — смотрит сквозь пальцы на сотни преступлений, совершаемых против несовершеннолетних девушек, но при этом бдительно следит за соблюдением других законов. Уместно сказать, что регион Квемо Картли — это не удаленное высокогорье (где сложности с установлением верховенства закона можно было бы попытаться объяснить географическими факторами). Все эти события произошли в сорока пяти километрах от Тбилиси. При этом в большей части остальных регионов Грузии с этой «традицией» практически покончено.

Похищение девушки с целью женитьбы считается национальной традицией здесь — всего в 45 километрах от Тбилиси. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

Нахида

Нахиде Абдуллаевой 30 лет. Живет она в селе Кутляри Марнеульского района. Ей было 17, когда ее похитил сосед:

«У меня в тот день был последний звонок, я была так рада. Мечтала, как поеду в Тбилиси учиться, а потом начну работать в полиции. Отец всегда был против, чтоб я уезжала куда-то далеко от семьи, но мне удалось его переубедить. В тот вечер родители ушли на ферму, дома остались мы с младшим братом. В это время зашел сосед, попросил воды. Когда я вышла за водой, несколько парней схватили меня и затолкали в машину».

Сегодня Нахида – мать двоих детей, ее мальчикам 11 и 9 лет. Продолжить учебу она, конечно, не смогла, да и вообще из села выезжала всего несколько раз.

«Сначала было тяжело, но за тринадцать лет привыкаешь и к такой реальности. Я работаю с утра до вечера, у меня все болит. Когда семья куда-нибудь уходит, меня оставляют дома как заключенную, запирают ворота снаружи на большой замок».

Редкая девочка из Квемо Картли не знает, что раннее замужество нередко означает такую жизнь, как у Нахиды. Несмотря на это, почти все жертвы похищений соглашаются на замужество.

Нахида говорит, что похищенная девушка считается «опороченной», и ее больше никто не возьмет в жены.

«На возвращенную девушку соседи всегда будут показывать пальцем и говорить, что она «испорчена». Людей не интересует, случилось ли что-то на самом деле [между «женихом» и похищенной — примечание редакции]. Никто не хочет иметь дома такую дочь или тем более жену. Поэтому девушки и остаются с похитителями».  

Айгюн

15-летняя Айгюн Мамедова (имя и фамилия изменены) — молодая жена, которая с готовностью делится с нами историей своей счастливой семейной жизни. В сентябре 2016 года, когда Айгун похитили, ей было 14 лет. 15-летие она отметила уже в новой семье.  Айгюн говорит, что счастлива, любит мужа и считает, что девушка на всякий случай всегда должна быть готова к похищению и в этом нет ничего плохого.

Не видит она проблемы и в раннем браке: «У нас это так – если не создашь семью в раннем возрасте, потом тебя никто не возьмет».

В этой истории, однако, есть важная оговорка — Айгюн хорошо знала своего будущего мужа и к моменту похищения, несмотря на юный возраст, даже была в него влюблена.

“Муж меня похитил для того, чтобы семья избежала лишних расходов на свадьбу”, — объясняет она. Айгюн ушла из школы в восьмом классе и продолжать учиться не собирается — считает, что совмещать семью и учебу трудно, и ее обязанность – быть хорошей матерью и женой.

Мнение Айгюн о несовместимости учебы и семейной жизни разделяют сотни грузинских школьниц. По официальной статистике, только в 2015 году 576 учащихся бросили школу в связи с созданием семьи. Многие гражданские активисты считают эту статистику неточной и предполагают, что реальное число выше заявленного официально.

Гюнай

Гюнай утверждает, что семья, созданная в результате похищения, может быть счастлива. Фото Давид Пипиа, JAMnews

Гюнай Байрамову похитили, когда ей было 20 лет. Будущего мужа она впервые увидела вблизи на обручении, до этого она только знала его в лицо. Решение выдать Гюнай замуж было принято на мероприятии под названием «эльчи» — родственницы потенциального жениха приходят в дом невесты с предложением «взять вашу девочку для нашего сына». Родители Гюнай ответили согласием, так что причиной похищения было не желание жениха к чему-то принудить ее силой, а намерение сэкономить на свадебных обрядах.

“У нас парни очень любят, когда девушку похищают”, — говорит с улыбкой Гюнай.

«После похищения я хотела вернуться домой, но у нас так не принято. Женщина, которую похитили, должна все терпеть — другого выхода нет. Я стерпела, и сейчас у меня все хорошо».

Камила

“Изменения происходят, хоть и очень медленно, — говорит Камила Мамедова, директор общинного радио «Марнеули». Она рассказывает историю одной девушки из азербайджанской семьи, которая была похищена и удерживалась похитителем пять дней. Родителям девушки удалось переступить через собственные стереотипы, они не отвергли дочь и не отдали ее похитителю. Лет пятнадцать назад такое трудно было представить.  

Сама Камила тоже живет в Марнеули, но ее  история отличается от историй жизни большей части женщин региона. Cемьи у нее нет. После школы она поступила в одну из медиашкол Грузии и каждый день ездила туда на лекции из Марнеули. Не все подруги понимали такую тягу к знаниям.

Камила говорит, что ранние браки — больная для нее тема.

Традиция похищения невест актуальна не только в Грузии – эта практика распространена как на Южном, так и на Северном Кавказе.

Зульфия жила в Сабирабаде в обычной рабочей семье, где кроме нее было еще трое детей. Она окончила девять классов, а потом помогала матери по хозяйству. Когда ей исполнилось 17 лет, ее «украли».

«Традиция» похищения с целью женитьбы особенно была распространена до недавнего времени в Чечне, Ингушетии и Дагестане. Рамзан Кадыров в 2013 году заявил, что в республике практика похищений невест полностью искоренена. До этого, в 2008 году, против этой традиции выступил муфтий Чечни. Хотя существует мнение, что похищения в Чечне не исчезли, просто их стали лучше скрывать.

В мае 2017 года президент Ингушетии Юнус-бек Евкуров выступил против инициативы установить наказание за похищение с целью женитьбы. По его словам, это действие и так наказуемо согласно уголовному кодексу РФ, и нужды в нововведениях нет.    

Статистика  

Согласно статистике Аппарата народного защитника (омбудсмена) Грузии, в 2011-2014 годах учебу в школе бросили 4599 девочек. В 2015 году было зарегистрировано 611 браков с участием несовершеннолетних, в 2014 году – 665.

В отчете омбудсмена за 2016 год сказано, что в 2015 году 408 учащихся в возрасте до 17 лет бросили учебу в связи с созданием семьи. Еще в 168 случаях учебу бросили школьники, которые успели достичь совершеннолетия.

Эти цифры опираются на данные министерства образования Грузии, которое допускает, что они могут быть неточными, так как в муниципалитетах Квемо Картли, где браки несовершеннолетних распространены больше всего, многие школы такую статистику просто не ведут — не видят необходимости.

Активист женского движения Грузии Нона Самхарадзе много лет работает в Марнеули. Она считает,  что сейчас девушек похищают реже, чем раньше, но оснований для оптимизма по-прежнему мало.

“Только я могу вспомнить три случая, которые произошли в последние несколько месяцев. Две девушки остались в семьях похитителей, а одну вернули домой родители. Я подозреваю, что это произошло только потому, что полиция нашла ее сравнительно быстро — девушке не пришлось проводить ночь с похитителем [в этом случае родственники могут не посчитать ее “опороченной”- прим. ред]”, — говорит Нона.   

 

Закон и государство

Похищение женщин с целью женитьбы по грузинским законам является уголовным преступлением и карается тюремным сроком от двух до четырех лет (статья 143 Уголовного кодекса “Незаконное лишение свободы»). В случае похищения несовершеннолетней – от восьми до двенадцати лет.  

С 2014 года к Уголовному кодексу Грузии была добавлена статья 150’ – принуждение к браку, предусматривающая общественные работы или заключение сроком до двух лет. В случае с несовершеннолетней срок составит от двух до четырех лет. Однако, согласно отчету омбудсмена за 2016 год, за весь предыдущий, 2015-й, год в Грузии никого не привлекали по этой статье.

Согласно исследованию, проведенному в 2016 году неправительственной организацией CIDA, в судах Квемо Картли по фактам похищения девушек было рассмотрено 39 дел. И во всех 39 случаях с похитителями были оформлены процессуальные сделки – все они выплатили штрафы, получили условные сроки и были отпущены на свободу.   

По данным аналитического департамента МВД Грузии, в январе-мае 2017 года было начато расследование по 14 фактам незаконного лишения свободы. Шесть случаев отсюда произошли в Марнеули. Также за тот же период в Марнеули было начато расследование по двум случаям принуждения к браку.  

Закон защищает права похищенных, а государство — нет, считает юрист Центра конституционных исследований Георгий Мумладзе. “Если похищенная и ее родственники согласны на создание семьи, государство оставляет за собой право смягчить наказание, его это устраивает”,  — говорит Мумладзе.  

Домашнее хозяйство, дети, никакого образования и профессии — такая жизнь ждет вышедших замуж в раннем возрасте. Фото: Давид Пипиа, JAMnews

Почему государство идет на сделку с похитителем?

«У этого несколько причин, — считает Нона Самхарадзе. — Во-первых, среди самих правоохранителей  немало людей, для которых похищение — это традиция, а не преступление».

“Бывали случаи, когда еще до похищения похититель консультировался с друзьями-полицейскими о том, как избежать наказания”, — говорит правозащитница.

Другой аргумент —  власть пытается избежать конфликта в компактно населенном азербайджанцами регионе и закрывает глаза на эту преступную “традицию”, чтобы не раздражать местное население.  

Нона Самхарадзе считает, что политикам нужны голоса жителей Марнеули, и ради этого они готовы смириться с „местной спецификой“. “Я уже 20 лет слышу, что Квемо Картли — это “сенситивный регион”, и что государство не может пойти против местных традиций…А девочки становятся жертвой такого подхода”, — говорит Нона Самхарадзе.

По ее словам, в процессе также большую роль играют лидеры общины и старейшины, которые являются авторитетами для власти и правоохранительных органов.  

“Старейшины часто занимают сторону похитителя и убеждают родителей девочки не жаловаться в полицию”, — говорит правозащитница.

Представитель НПО “Женский взгляд” Гванца Хонелидзе также говорит о целом механизме, который работает против девочек.  

“Девочку не поддерживает семья, которая не принимает ее домой, считая опозоренной. От нее отворачивается и государство, и общество. У нее просто не остается другого выхода, кроме как смириться с судьбой”, — говорит Хонелидзе.   

От ранних браков спасает школа?

Мака Ментешашвили три года работает учителем грузинского языка в азербайджанской школе в Марнеули. Она пришла в школу, чтобы помочь азербайджанским школьникам овладеть грузинским, но вскоре поняла, что только знания государственного языка недостаточно для того, чтобы получить достойное образование и добиться успеха. Тогда Мака по собственной инициативе открыла в селе «Гражданский клуб», в котором школьники обсуждают права человека и узнают, что такое гендерное равенство. Урока школьной программы, на котором можно было бы обсудить эти вопросы, в Грузии до сих пор не существует, и в изолированных общинах, которые живут по патриархальным канонам, это чувствуется особенно остро, говорит Мака.  

Согласно данным информационной системы управления образованием, в 2015-2016 годах 3,8 процента учеников Квемо Картли бросили школу. В азербайджанских школах региона учебу бросают в основном девочки, в грузинских — мальчики. В среднем десять процентов девочек из азербайджанских школ не доучиваются до конца, в грузинских школах их намного меньше — 1,9 процента.  

“Я вижу прогресс — у нас в Такало с каждым годом становится больше детей, которые закончили школу”, — говорит Мака Ментешашвили.   

В Марнеульском муниципалитете 75 публичных школ, в которых в последнем учебном году числилось 18500 учеников.

Мы спросили у молодежи в Марнеули, что они думают про ранние браки и похищения невест. Многие ответили, что похищение ничего общего не имеет с традициями, и это все напрямую зависит от образования.    

Facebook Comments

Читайте также