Торговля, пенсии, “серая зона” и ожидания от переговоров" />

Репортаж из села, разделенного войной в Восточной Украине

Торговля, пенсии, “серая зона” и ожидания от переговоров

Новые власти Украины объявили одним из главных приоритетов прекращение боевых действий на востоке страны.

C 2014 года этот конфликт между правительственными войсками Украины и пророссийскими силами, пользующимися поддержкой Москвы, унес жизни уже более 10 тысяч человек.

Стороны начали делать первые шаги для установления мира — обменялись пленными и начали разведение войск на отдельных участках.

А 9 декабря в Париже лидеры Украины, России, Германии и Франции обсудят урегулирование конфликта в т.н. «Нормандском формате».

Журналисты украинской телекомпании «Громадское» побывали на линии разграничения, чтобы узнать, как процесс отразился на местных жителях и каковы их ожидания.

Мост 

«Давайте построим мост и будем жить», — обратился в июле 2019 году президент Украины Владимир Зеленский к жителям станицы Луганской, населенного пункта на разделительной линии между подконтрольной Киеву территорией и непризнанной т.н. Луганской Народной Республикой.

• Восточная Украина: умирающие в очередях за пенсией на линии фронта

• Российско-украинская граница — забор дружбы народов

• Жизнь через колючую проволоку в Грузии: линия разграничения

В 2015 году мост был разрушен бомбами. Люди передвигались через него по самодельным лестницам — таким образом разделительную линию переходили до 10 тысяч человек в день.

Люди пересекают мост в Станице Луганской со стороны подконтрольной так называемой «ЛНР» территории. Луганская область, 27 ноября 2019 года. Фото: Александр Кохан/hromadske

20 ноября восстановленный мост был открыт – но только для пешеходов и проезда машин скорой помощи.

Для того, чтобы восстановить мост через Северский Донец, от реки на километр с обеих сторон отвели войска. С середины лета в Станице Луганской не слышно выстрелов.

Людей к мосту из украинской стороны доставляют бесплатные автобусы. Здесь есть и два электрокара, которые возят  людей с инвалидностью и тех, кому за 75.

Пенсии и торговля

Вокруг моста в последние годы появилось несколько специфических видов бизнеса.

По отремонтированному мосту ежедневно проходят уже 13 тысяч человек. 80 процентов из них — пенсионеры [по украинским законам, жители неподконтрольных территорий не могут получать украинскую пенсию. Поэтому пенсионеры “с той стороны” периодически переходят границу, чтобы зарегистрироваться как «переселенцы» и получить пенсию– JAMnews].

Раньше проехать с инвалидной коляской километр от контрольного пункта до разрушенного моста стоило 150 гривен [около $6,3] в одну сторону. Теперь есть и бесплатный автобус, и электрокар. Но несколько человек с машинами все же ждут клиентов.

Люди ждут автобус на остановке, их здесь теперь два. 80 процентов тех, кто переходит мост, — пенсионеры. Луганская область, 27 ноября 2019 года Фото: Александр Кохан/hromadske

Одну женщину мы встретили на мосту трижды. Она ходит не за пенсией, а возит товары «через границу на продажу».

— Что в основном возите?

— Сыр, колбасу.

— А здесь дешевле? 

— Дешевле и вкуснее наше, в Украине. 

— А там что дешевле?

— Сигареты и хлеб. Хлеб, например, 12 рублей [около $0,19] стоит.

За один раз можно перенести до 50 килограммов товаров. Но есть перечень разрешенных и запрещенных. Например, недавно пограничники не дали перенести в Луганск партию шуб и джинсов.

Еще один вид заработка в Станице — это услуги такси. За 100 гривен [около $4,2] они перевозят пенсионеров от ближайших к контрольному пункту банкоматов, у которых всегда собирается очередь, к отдаленным. Там можно снять пенсию, отстояв в очереди не три часа, а только один. До войны в Станице было два банкомата, теперь — 14. И планируют открыть еще.

Если за день не успеть отстоять две очереди — в Пенсионный фонд, чтобы отметиться, и к банкомату — то придется ночевать в Станице. Койко-место стоит 100 гривен, если с печкой — 150 [около $6].

«А если мир наступит, то где же этот бизнес весь будет? Мы же им деньги делаем, тут даже киоски закрываются, когда нас нет», — переговариваются пришедшие с той стороны моста женщины в очереди у банкомата.

Разведение войск – что думают местные жители?

Галина Барабашова — местная активистка. В 2016 году, когда впервые попытались развести войска, она выступала против этого. Теперь Галина за разведение.

[Разведение войск противоборствующих сторон на Востоке Украины предусматривается Минскими соглашениями о прекращении огня 2015 года. Однако реально разведение началось после смены власти в Украине летом этого года – JAMnews].

«Ну тогда, в 2016-м, еще стреляли, нас могли захватить каждый день. А теперь тихо, Станицу патрулирует полиция, стало спокойнее», — говорит Барабашова.

Дом ее сына сгорел еще в 2016-м. Он уехал в Россию, женщина присматривает за тем, что осталось. С Галиной идем посмотреть на этот дом. Но участок после разведения войск оказался в «серой зоне». По дороге к нему — шлагбаум со знаком «Стоп». Это блок-пост украинских военных — без пропуска дальше нельзя.

Наталья Журбенко — тоже местная активистка. Она переселенка из Луганска. Она против разведения войск.

«Я верю только в украинскую армию. С ними спокойнее. А в полицию я не верю”, — говорит Журбенко.

За годы войны в Станице Луганской количество банкоматов увеличилось с двух до 14-ти. Луганская область, 27 ноября 2019 года. Фото: Александр Кохан/hromadske

 Лучше бы конфликт заморозили»

Все разговоры в Станице у банкоматов, в автобусе до моста — о ценах, очередях, и, конечно, о предстоящих переговорах  в Париже.

Молодой он еще, неопытный. Вот за это я переживаю, — характеризует президента Владимира Зеленского женщина из Луганска. — Оно, конечно, хочется, чтобы мир был, но тяжело. 

Чего ждут от встречи в Париже активистки Журбенко и Барабашова?

— Я ничего хорошего не жду. Для нас лучше, чтобы этот конфликт даже заморозили, — говорит Барабашова.

И объясняет, что ей не нравится идея выборов в “ЛНР” и возможная активизация сепаратистов в ее поселке.

— Я только надеюсь, что эта встреча не состоится. Я Путину не верю, и у меня для этого масса оснований, — говорит Журбенко.

На мосту о том же спрашиваем тех, кто идет с подконтрольной территории на оккупированную.

Надеюсь, что мы, наконец, пенсию в Луганске получать будем. Сколько уже можно ездить туда-сюда, — говорит пожилая женщина.

— Ждем, что Украина придет туда, где она должна быть, — отвечает мужчина.


Читайте также