Подробный анализ - чем будет заниматься центр, и почему возмущены его противники в политических кругах и в обществе" />

После месяцев скандальных дискуссий в Абхазии создан совместный с Россией центр по борьбе с преступностью

Подробный анализ - чем будет заниматься центр, и почему возмущены его противники в политических кругах и в обществе

фото: Сергей Демьянов

После нескольких месяцев нервного обсуждения в обществе и споров между оппозицией и правительством Абхазия все же ратифицировала соглашение о создании совместного с Россией Информационно-координационного центра по противодействию преступности.

На заседании парламента присутствовали все депутаты. «За» создание центра проголосовали 23 из них, «против» — девять, воздержались двое.

Соглашение ратифицировано в его первоначальном виде, претензии и требования критиков со стороны оппозиции не были учтены.

Пока неясно, как будут дальше развиваться события. Ранее председатель оппозиционной партии «Амцахара» Алхас Квициния говорил, что даже если соглашение будет ратифицировано в таком виде, который не устраивает представителей оппозиции, проведение уличных акций протестов не планируется. Такой же была позиция и другого критика соглашения — депутата парламента и председателя республиканской общественной организации «Кяразаа» Дмитрия Дбары, который заверял журналистов: «Все будет проходить в законном русле. Никаких митингов наша организация проводить не планирует».

JAMnews представляет основную информацию – зачем создан абхазо-российский Информационно-координационный центр, и чем возмущены его противники в политических кругах и в обществе.

Задачи и форма работы абхазо-российского Информационно-координационного центра

Создание такого центра на территории Абхазии прописано в 10-й статье Договора о союзничестве и стратегическом партнерстве между Россией и Абхазией, подписанного в ноябре 2014 года.

Его основная задача – организация обмена оперативной информацией между правоохранительными органами России и Абхазии, формирование банка данных об организованных преступных сообществах, содействие в розыске и выдаче лиц, скрывшихся от уголовного преследования.

Какие возражения у группы депутатов?

Создание совместного российско-абхазского центра по противодействию преступности с самого начала было воспринято с большой настороженностью в Абхазии, и нынешняя ратификация может стать проблемой.

Когда примерно месяц назад соглашение было представлено в парламент, пятнадцать из тридцати пяти депутатов обратились к президенту Абхазии Раулю Хаджимбе и министру внутренних дел Аслану Кобахия с предложением отложить его подписание и рассмотреть целый список замечаний и предложений по отдельным статьям проекта.

Примечательно, что в числе подписавшихся были не только представители оппозиции, но и вполне лояльные к действующей власти депутаты.

Депутат Рауль Лолуа, бывший министр внутренних дел Абхазии, тогда сказал JAMnews, что «документ ни по стилистической, ни по технической частям не готов».

В текст запроса был включен конкретный список предложений по редактуре текста соглашения, довольно кардинальной в некоторых его частях. Предлагалось также добавить к соглашению несколько пунктов – в частности, зафиксировать, что парламент Абхазии обладает правом доступа к любой информации о деятельности центра на территории республики и центр обязан ежегодно предоставлять парламенту отчёт о своей деятельности.

Одновременно с депутатами с категорической критикой соглашения высказались несколько политических партий и общественных организаций. Рассмотрим основные аргументы.

Какие возражения у оппозиционной партии «Амцахара»? 

Оппозиционная партия «Амцахара» заявила, что «в соглашении содержится немало противоречивых и, более того, противоречащих национальному законодательству и здравому смыслу положений».

Комментарий «Амцахары» к тексту соглашения составил несколько страниц. В частности, были приведены следующие аргументы:

1.

Пункт первый из статьи соглашения номер четыре запрещает Центру участие в коммерческой деятельности. Однако уже пункт второй этой же статьи позволяет ему заключать гражданско-правовые договоры, открывать и вести банковские счета, приобретать имущество и распоряжаться им, обращаться с исковыми заявлениями в суд, участвовать в судебных разбирательствах.

При этом не конкретизируется характер предполагаемых гражданско-правовых договоров, цели открытия банковских счетов и проведения банковских операций, какое имущество он может приобретать, предмет обращения в суд и необходимость участия в судебных разбирательствах.

2.

 

Статья соглашения номер восемь наделяет должностные лица, сотрудников центра и членов их семей дипломатическим иммунитетом. Не видим какой-либо необходимости в этом, поскольку сотрудники органов внутренних дел, исполняющие свои должностные обязанности, защищены иммунитетом действующим национальным законодательством. Непонятно, от чего пытаются застраховать российскую часть сотрудников Центра и членов их семей разработчики соглашения.

3.

 

Не выдерживает никакой правовой критики статья соглашения номер одиннадцать, в которой устанавливается, что «в настоящее соглашение могут вноситься изменения, которые оформляются отдельными протоколами и являются его неотъемлемой частью». Кем оформляются эти протоколы? Означает ли данная статья, что министерства внутренних дел двух стран наделяются правом вносить изменения в межгосударственное, ратифицированное парламентами, соглашение? Получается, что вносимые изменения не будут подконтрольны высшим органам власти, не обязывают министерства внутренних дел согласовывать с ними корректировки, что является юридическим абсурдом.

4.

 

Ни в одном документе не указано, каким законодательством будет руководствоваться центр в своей деятельности, и будет ли он поднадзорен генеральной прокуратуре Республики Абхазия.

«Амцахара» особо подчеркнула, что претензии по недоработкам соглашения предъявляются именно абхазскому руководству, и «российская сторона тут вообще ни при чем».

«Мы не против создания Информационно-координационного центра – мы за то, чтобы были внесены поправки в некоторые пункты. Кое-кто хотел представить нас антироссийской организацией. Такого понятия у нас не существует. Мы, наоборот, за более серьёзные и тесные отношения с Россией», — сказал председатель «Амцахара» Алхас Квициния.

Какие возражения у оппозиционной партии «Айнар»?

Другая оппозиционная партия — «Айнар», заявила, что она подготовила ряд поправок, которые, по ее мнению, «помогли бы создать защитные механизмы и предотвратить нарушение суверенитета Республики Абхазия и конституционных прав и свобод ее граждан».

Однако, говорилось в заявлении партии, «министерство внутренних дел Республики Абхазия в лице ее министра Аслана Кобахия проигнорировало представленные предложения и полностью отказалось их обсуждать».

«Айнар» пошла дальше и обвинила власти в том, что они намеревались «скрытно от абхазского общества подписать данное соглашение 18 мая в городе Сочи и только несанкционированная утечка сведений сделала эту информацию публичной, что вынудило МВД Абхазии дать соответствующие разъяснения в СМИ».

Какие возражения у общественной организации «Кяразаа»?

С протестом выступила также общественная организация «Кяразаа».

«Мы против подмены функции МВД Республики Абхазия вновь созданным Информационно-координационным центром.  Вся ответственность за последствия, … ущемляющие государственный суверенитет Республики Абхазия, ложится на министра внутренних дел А. Кобахия и лично президента Р. Хаджимба», — заявила «Кяразаа».

Позиция властей Абхазии

Министр внутренних дел Абхазии Аслан Кобахия неоднократно заявил, что соглашение о создании абхазо-российского Информационно-координационного центра «абсолютно соответствует национальным интересам Абхазии».

По его словам, одной из главных задач центра будет противодействие наркотрафику.

«Вы видите, какой оборот наркотиков в Абхазии. Как бы мы ни старались решить эту проблему — без помощи нашего стратегического партнера сделать это будет крайне сложно», — заявил Кобахия.

Какие мнения в обществе в Абхазии?

Аргументы сторонников подписания соглашения о создании центра хорошо суммировал экс-депутат парламента Абхазии Темур Гулия в одном из своих интервью:

«Оборудование, которое досталось нашему МВД еще с советских времен, уже не только морально устарело, но и физически износилось. … Я считаю, что [новая структура] должна стать … органом, оснащенным современным специальным оборудованием, где будут проводиться экспертно-криминалистические действия, а также переподготовка и стажировка сотрудников МВД Республики Абхазия с целью повышения их профессионального уровня. Я за создание эффективных международных механизмов борьбы с преступностью».

Создание центра вызвало бурную реакцию и большую критику в обществе Абхазии. Несколько комментариев из дискуссий в социальных сетях:

«На территории Абхазии нельзя создавать силовые структуры, не подчиняющиеся местной власти. Я категорически против, это ущемляет наш суверенитет». 

«При правильном подходе наши проблемы мы можем решить сами! Это не повод для того, чтобы привлекать силы извне».

«Меня умиляют заявления отдельных личностей, что ИКЦ решит наши проблемы с преступностью. В России, видимо, уже решили. Теперь наша очередь».

«Скажу так: законопослушному гражданину нечего бояться, а вот те, кто перекидал или поотжимал у русских бизнес в Абхазии — вот их делам труба настанет!».

Термины, топонимы, мнения и идеи, предложенные автором публикации, являются ее/его собственными и не обязательно совпадают с мнениями и идеями JAMnews или его отдельных сотрудников. JAMnews оставляет за собой право удалять те комментарии к публикациям, которые будут расценены как оскорбительные, угрожающие, призывающие к насилию или этически неприемлемые по другим причинам


Читайте также