После “апрельской войны” карабахский конфликт вновь стал актуальной темой в культурной жизни Армении" />

Отражение карабахского конфликта: кино и литература

После “апрельской войны” карабахский конфликт вновь стал актуальной темой в культурной жизни Армении

Плакат фильма «Жизнь и война»
Плакат фильма  «Жизнь и война» 2
Сцена из фильма «Жизнь и война»
Сцена из фильма «Теваник»
Сцена из фильма  "Теваника"
Кинорежиссер Дживан Аветисян_ Фото из Armenpress
Плакат фильма "Прерванное детство"
Сцена из фильма  "Прерванное детство"

Армянский прозаик, писатель Левон Хечоян

Литературный критик Аркменик Никогосян

От пафоса и ненависти до гуманизма, от пропаганды общечеловеческих ценностей до военно-патриотического энтузиазма, от вражды до пацифизма, от побед до человеческой трагедии — в искусстве Армении нагорно-карабахский конфликт отражен в самой разнообразной палитре.

С начала карабахской войны, то есть с 1991 года, и по сей день в Армении изданы тысячи стихотворений, художественных и документальных произведений, насчитывается более ста игровых и документальных фильмов и четыре театральные постановки.

После соглашения о прекращении огня между вовлеченными в конфликт сторонами в 1994 году этот неразрешенный конфликт все еще продолжает уносить человеческие жизни. Начавшиеся в ночь на второе апреля 2016 года и продолжавшиеся четыре дня военные столкновения были беспрецедентны по своему масштабу. В Армении этот период называют четырехдневной войной — сотни погибших с обеих сторон, усиление недоверия и вражды, новые человеческие трагедии, которые создают еще большие барьеры между армянами и азербайджанцами.

После “апрельской войны” 2016 года карабахский конфликт вновь стал актуальной темой в культурной жизни Армении.

Как видят возможный мир в Армении, Азербайджане и Нагорном Карабахе? — исследование  International Alert

Карабахский конфликт в азербайджанской массовой культуре — кино и книги

Игровое кино

За 25 лет независимости страны армянский кинематограф создал несколько десятков фильмов, посвященных карабахскому конфликту. В игровых лентах преобладают сцены, которые представляют исторические события конфликта, укрепляют патриотический и национальный дух народа, такие картины повествуют о потерях и в то же время вдохновляют и воспевают победы.

В 2016 году режиссер Мгер Мкртчян (Mher Mkrtchian) представил свой игровой фильм “Жизнь и война”. По словам авторов, лента посвящена “героям, павшим за освобождение Арцаха”. Фильм рассказывает о четырех 25-летних друзьях и их двух сестрах, чья дружба началась со школьной скамьи. У героев разные судьбы, но объединяет их одно – карабахская война. События разворачиваются в 1990-1992 годах – война, любовь, верность. Миграция – единственная из социальных проблем, характерных для тех лет, освещенная в фильме. Честные и преданные солдаты, исключительно храбрый и справедливый командир, беззаботная жизнь богатеньких сынков в Ереване – и все это на фоне войны. Есть и в некотором смысле предатель – человек, передающий информацию своему другу-азербайджанцу, вместе с которым вырос в советском приюте, с единственной целью – спасти его жизнь. Пример честных героев фильма как бы демонстрирует, что для становления сильного мужчины необходимо пройти фронт и войну.

Фильм был широко разрекламирован и показан в кинотеатрах и по Общественному телевидению, афиши картины месяцами висели по всему городу. Кинотеатры были битком набиты, взволнованные зрители выходили с показов со слезами на глазах.

Тем не менее, некоторые критики считают, что в фильме эксплуатируются стереотипы военно-патриотической пропаганды, от которой трудно отказаться до тех пор, пока конфликт не разрешен.

По мнению кинокритика Раффи Мовсисяна, на искусство непосредственно влияет тот факт, что карабахский конфликт еще не получил политического решения, и на границе наблюдается ежедневное напряжение.

“В такой ситуации режиссеры чрезвычайно осторожны. Вектор фильмов про карабахскую войну, скорее, направлен вовнутрь, чем вовне. Эти фильмы нацелены на юношей, которым предстоит пройти обязательную воинскую службу. То есть это, скорее, фильмы, направленные на поднятие патриотического духа, и сейчас они не могли быть иными”, — говорит кинокритик. 

Снятый в 2017 году  фильм того же режиссера  “Жизнь и война: 25 лет спустя” рассказывает о судьбе прежних героев и Армении через 25 лет. Герои, единожды преодолевшие войну, сталкиваются с ней во второй раз, уже во время “четырехдневной апрельской войны”.

“И в Армении, и в Азербайджане так сильна система превознесения собственного народа на фоне этой ненависти, что призывы к миру или к диалогу посредством кино все еще находятся на втором, третьем плане. В мире всегда существовал такой подход, эта схема действует в любой стране, находящейся в состоянии конфликта. Так же обстоит дело и в Грузии, и в Украине в связи с конфликтом с Россией”, — утверждает Мовсисян.

В сфере киноиндустрии самобытностью отличились три фильма про карабахский конфликт кинорежиссера Дживана Аветисяна, который сам родом из Нагорного Карабаха — “Прерванное детство” /2013г./, “Теваник” и “Последний житель”.

Фильм “Прерванное детство” рассказывает о трагических событиях в Мараге, произошедших во время карабахской войны. Маленькая армянская девочка Лена оказывается в плену и живет в доме азербайджанки 129 дней, после чего ее возвращают армянской стороне. Режиссер представил эту реальную и драматическую историю деликатно, сделав акцент на гуманистических и общечеловеческих вопросах.

Снятый в 2014 году игровой фильм “Теваник” завоевал множество международных наград в Китае, Италии, Румынии, Польше, России, США и других странах, был признан лучшим фильмом в программе “Армянская панорама” на международном кинофестивале “Золотой абрикос”. Главные герои фильма – трое 14-летних подростков – Арам, Астхик и Теваник. Герои разные, но история у них одна – война разрушает и разлучает семьи.

Оба фильма были показаны также на кинорынках международного фестиваля в Каннах.

Третий игровой фильм Дживана Аветисяна на тему карабахского конфликта — “Последний житель”, премьера которого состоялась после “апрельской войны”, рассказывает о 70-летнем каменщике Абгаре. В результате межнациональной розни он остается в селе один, ищет свою дочь, которая, как выяснится позже, психически нездорова, так как на ее глазах обезумевшая толпа в Сумгаите сожгла ее мужа. 

По словам сценариста фильмов “Прерванное детство” и “Теваник” драматурга Каринэ Ходикян, главное послание фильма таково – “люди, очнитесь и посмотрите, что делает война с детьми”. 

“Я ненавижу войну. Людские судьбы, созданные в этих двух фильмах, столкновение параллелей этих судеб является отражением этих слов – “я ненавижу войну”. В фильме “Прерванное детство” маленькой девочке повезло, что она встретила женщину-мать. Я не говорю – азербайджанку, ибо материнство не признает национальности. В этом фильме побеждает человечность — в том смысле, что эта девочка вернулась в свою семью невредимой физически и психически, сохранив в себе веру в человека. Это, наверное, самая большая победа над войной, которую могли одержать эта маленькая девочка и азербайджанская мать”, — говорит Ходикян.

Помимо картин Дживана Аветисяна, кинокритик Раффи Мовсисян отмечает также снятый в 2013 году художественный фильм Ники Шек  “Из двух миров на память” , который рассказывает о погромах армянского населения в азербайджанском городе Сумгаит 27 февраля 1988 года.

“Там есть сцена, где похоронные процессии двух погибших юношей разных национальностей встречаются лицом к лицу. В этом фильме, как и в первых двух картинах Дживана Аветисяна, есть такие маленькие эпизоды, призывающие к человечности, но больше этого в кино сегодня ничего нельзя сделать. Это крики немого — сейчас такая ситуация, что пацифистов могут даже врагами назвать, и опасения выглядеть предателем в этом процессе, естественно, в два-три раза сильнее”, — говорит Мовсисян.

Документальные фильмы более разнообразны, и благодаря множеству международных проектов можно найти даже совместные армяно-азербайджанские фильмы, снятые в целях миротворчества.

Полнометражный документальный фильм Вардана Ованнисяна  “Человеческие истории в дни войны и мира” – необыкновенно человечная картина. С 2007 года фильм был показан на разных фестивалях и в разных залах.

Автор пытается понять, как можно остаться человеком тому, кто видел войну, пережил ее и участвовал в боевых действиях.

Участник войны, журналист, работавший на передовой, Вардан рассказывает о бойцах, объединяя в одном фильме годы их войны и жизнь 20 лет спустя уже после прекращения боевых действий.

Фильм содержит редкие архивные кадры, снятые из 20-метровых фронтовых окопов, а также трогательные истории о выживших.

“Он показывает это время с разницей в двадцать лет — что произошло в жизни этих людей, какое влияние на их психику оказала война. Это очень гуманистический подход – показать, что с окончанием войны из жизни воевавшего человека война еще не уходит, она может преследовать его на протяжении многих лет, может сломать его судьбу и может сломать судьбы целого поколения”, — заключает Мовсисян.

Этот фильм, созданный совместно с известными международными кинопроизводителями — BBC (Великобритания), PBS (США), WDR (Германия), ARTE (Франция), YLE (Финляндия) – переведен на 15 языков и получил более двадцати престижных международных наград.

Литература

Карабахский конфликт нашел свое отражение в армянской литературе с первых же дней войны. По мнению литературоведов, в произведениях, посвященных карабахскому конфликту, — и в поэзии, и в прозе — преобладает гуманистический и человекоцентристский подход.

Часть литературных произведений на тему конфликта была написана людьми, которые лично участвовали в боевых действиях. Среди них можно отметить работы Левона Хечояна, Ара Назаретяна и Овика Вардумяна.

Помимо этих авторов, есть и другая плеяда писателей, которые не принимали участия в карабахской войне, но создали такие произведения как, например, рассказ “В ожидании генерала” Грача Бегларяна, рассказы и повесть “Перемирие” Ованнеса Ераняна, рассказы и повесть “Карта без суши и воды” Сусанны Арутюнян.

“Когда мы говорим о карабахском конфликте, читатели постоянно ждут произведений, воспевающих и восхваляющих наше триумфальное шествие. Все это есть, конечно, — к примеру, полные пафоса стихотворения Норека Гаспаряна и Роберта Есаяна, очерки Вардана Деврикяна и роман “Пришедшему из ада вопросов не задают” Мартироса Вобна. Вместе с тем, у нас есть великая литература и писатели, которые не стали описывать войну и восхвалять победу, для них в литературе на первом плане человек”, — говорит литературовед Аркменик Никогосян.

Никогосян отмечает, что большая часть армянских литературных произведений на тему карабахского конфликта – это, в первую очередь, литература против войны, в самых различных проявлениях, с трагическими и смешными эпизодами. В отличие от киноискусства, армянская литература изобилует произведениями, проповедующими миротворческие и общечеловеческие ценности.

“Основная идея в том, что война – зло для человечества, и неважно уже, кто совершил эти нечеловеческие деяния. В жерле войны исковеркан сам человек, и это наиболее мощный стимул для того, чтобы люди посредством диалога с литературой избегали подобных конфликтов и не порождали войн”, — говорит Никогосян.

В этом контексте литературоведы отмечают изданный в 1999 году роман армянского прозаика, участника карабахской войны Левона Хечояна “Черная книга, тяжелый жук”.

Роман “Черная книга, тяжелый жук” написан в стиле дневника, где представлены эпизоды не только войны, но и повседневной мирной жизни.

Литературовед Гоар Акелян считает, что роман Левона Хечояна демонстрирует трагедию человека в ситуации войны в целом, процесс отчуждения от самого себя и от цивилизации.

“В романе нет даже военных действий, неприятель представлен очень размыто, образ врага-азербайджанца в книге отсутствует, его нет. В своей литературе Хечоян не направляет своего читателя в русло ненависти, не ведет к этому дискомфорту вместе с азербайджанцем, стоящим с ним лицом к лицу, он заставляет смотреть на это с общечеловеческой точки зрения. В романе просто представлено восприятие солдата, который находится в центре войны, и эта реальность и этот мир вокруг него неправильные, ибо это не та среда, в которой должен жить человек”, — говорит Акелян.

В романе “Черная книга, тяжелый жук” – просто ощущения, изображения, восприятие цвета и эмоции, которые через противопоставление показывают разрыв между человеком и природой, разобщение между людьми.

“Основная идея и цель романа в том, чтобы человек смог перешагнуть через все грехи, которые совершаются независимо от него при вот таком стечении обстоятельств, и остаться невинным, остаться человеком”, — говорит Акелян.

В отличие от прозы, армянская поэзия обратилась к теме карабахского конфликта намного раньше. С 1988 года и по сей день написаны тысячи стихов о карабахской войне.

Аркменик Никогосян особенно выделяет сказание “Цветы Христа” Вардана Акопяна, выходца из Нагорного Карабаха, и стихотворение Хачика Манукяна “Высота наша, но ребят уже нет” — как произведения, обладающие человекоцентристским и гуманистическим подходом.

Высота взята, но ребят уже нет
Ребята уже на другой высоте
Коснулись звезд, и погасли звезды
И черствый хлеб наш покрылся скорбью.
Ну что, страна, выиграла ты или проиграла?
Высота взята, но ребят уже нет… 

Хачик Манукян

Обострения конфликта, случаи нарушения режима перемирия и напряжение на границе в зоне карабахского противостояния продолжаются ежедневно, в результате гибнут военнослужащие и гражданские лица. Международные медиа редко освещают эту болезненную точку Кавказа, однако отголоски этой боли доносятся до всего мира с помощью искусства и литературы.

Проект «Неуслышанные голоса» является частью работы организации International Alert по нагорно-карабахскому конфликту. Это результат работы с журналистами из сообществ, затронутых конфликтом, и их совместных усилий рассказать о том, как конфликт влияет на повседневную жизнь людей, находящихся в состоянии «ни войны, ни мира». Этот проект дает возможность услышать голоса этих людей как в свое  обществе, так и в обществе на «другой стороне», позволяя читателю увидеть реальные лица, скрытые за образом врага.
Проект осуществляется благодаря помощи Европейского Союза в рамках Европейского партнерства с целью мирного урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха (EPNK).
Материалы, выставленные на этой странице, подготовлены под ответственностью журналистов и не обязательно отражают точку зрения организации International Alert и доноров. Все журналисты, участвующие в проекте, придерживаются этического кодекса, который находится здесь.
 


Facebook Comments

Читайте также