Им приходится уходить в никуда, государственная программа поддержки не работает. Проблему пытается хоть как-то решить организация "Наш дом"" />

Что происходит в Армении после совершеннолетия с теми, чья жизнь проходила в детских домах?

Им приходится уходить в никуда, государственная программа поддержки не работает. Проблему пытается хоть как-то решить организация "Наш дом"

Аромат кофе наполняет кухню двухэтажного дома. Его разливают по белым чашкам. Девушки пьют кофе и обсуждают последние новости, свою жизнь и дальнейшие планы.

Все они прожили всю жизнь в детских домах в разных концах Армении. Потом им исполнилось 18 лет — и им пришлось собрать вещи и уйти.

«Многим из нас было совершенно некуда деваться, можно было просто идти и жить на улице», — говорит 25-летняя Маргарита Григорян, которая приехала из Гаварского детского дома и живет тут уже четыре года. 

Организация «Наш дом» уже много лет пытается своими силами помогать девочкам, выпускницам детским домов. Они могут жить здесь, в этом доме в городе Эчмиадзин, в двадцати километрах от Еревана. Учиться или искать работу — пока не встанут на ноги.

«Это прекрасный шанс — есть хотя бы где временно жить. Мы тут также учимся вести хозяйство, это ведь пригодится в дальнейшем, когда у нас будут свои семьи», — рассказывает Маргарита.

Маргарита Григорян, фото: Гаянэ Мкртчян

Правила требуют уйти в 18 лет

Воспитанники детских домов Армении должны покинуть их в 18 лет. Это ставит молодых людей перед множеством проблем и трудностей, главная из которых – жилье. Многие в буквальном смысле оказываются на улице.

В 1991-2012 годах детские дома покинули, повзрослев, 498 человек. В рамках государственной программы поддержки 193 из них безвозмездно получили жилье. Затем в период до февраля 2016 года еще 217 выпускников детских домов получили «социальное жилье». 

Как устроена жизнь в «социальных домах»

Это фактически продолжение детского дома. Разница лишь в том, что коммунальные расходы оплачиваются за счет детского дома и доноров, а ребята сами покупают еду и одежду, живут как одна семья. Те, кто работают, помогают другим.

Здесь же с молодыми людьми живет и воспитатель.

Социальные дома призваны служить переходным этапом между детским домом и самостоятельной жизнью.

Масштабные злоупотребления

В 2009 году контрольная палата проверила то, как проходит процесс предоставления детдомовцам жилья, и выявила очень серьезные злоупотребления. Состояние большинства из купленных до 2008 года 149 квартир было очень плохим, а в 28 квартирах было абсолютно невозможно жить, и молодые люди отказались от них.  

«Масштабные злоупотребления лишили этих детей возможности нормально жить», — заявил тогда в парламенте глава контрольной палаты Ишхан Закарян. В целом, по его информации, было растрачено полтора миллиарда драмов [около $ 4 миллионов].

Воспитанники детских домов годами продолжают ждать своей очереди. Многие живут в общежитиях или социальных домах. Кто нашел хорошую работу — снимает жилье.

«Наш дом» для девочек — как он работает

На этом фоне организация «Наш дом» выглядит удачной возможностью для выпускников детдомов.

Перед тем, как переехать сюда, они подписывают договор с руководством организации, в котором оговариваются права и обязанности каждой из сторон. Предпочтение отдается тем, кто хочет получить образование, поступить в университет или в колледж.

Девочки обязуются «благопристойно себя вести, подчиняться внутренним правилам и распорядку организации, уважать время». А организация обязуется обеспечивать их всем необходимым.

«Наш дом» был создан еще в 2005 году на средства благотворительницы из США армянского происхождения Джулии Аршекян. После ее смерти начинание матери продолжил сын. Соответственно, центральный офис организации находится в США.

«До 18 лет государство содержит их. Но куда им идти после 18, что им делать, какая их ждет судьба? Было больно видеть, как девочки из детских домов вставали на скользкий путь. Я видела, что многие мечтали об образовании», — рассказывает руководитель организации Тигрануи Карапетян.

Она говорит, что вначале была идея создать отдельный филиал и для мальчиков.

«Но мы поняли, что в таком случае расходы превысят наши возможности», — говорит Тигрануи Карапетян.

За все время деятельности в «Нашем доме» нашли пристанище 63 девушки. 19 из них вышли замуж прямо отсюда, и теперь у организации есть уже 26 внуков. Тигрануи Карапетян говорит, что, создавая организацию, никогда бы не подумала, что к ней будут приходить просить руки кого-то из девушек.

«Это была большая ответственность для нас, но мы преодолели и это. Наши девочки смогли сменить стереотип в обществе, что якобы воспитанницы детских домов не могут быть хорошими женами, невестками и матерями. Теперь о нас думают лучше, благодаря этим бракам», — говорит Тигрануи.

Истории

28-летняя Ани Царукян жила в детском доме с шести лет. Потом попала в «Наш дом». И вот уже четыре года как замужем.

Она говорит, что сначала боялась, что ее будут корить за детдомовское детство. Но в семье мужа никогда не касались этой темы.

«Непривычно оказаться в новой обстановке. Но если к тебе относятся хорошо, быстро привыкаешь. Сначала они были против нашего брака, но потом познакомились со мной и согласились. Мой муж, Айк, сказал им: хотите или нет, но мой выбор окончательный, я выбрал ее».

32-летняя Ани Аракелян, которая приехала в «Наш дом» из Гаварского детского дома, вышла замуж год назад.

«Я точно не буду такой, как мои мама и папа. Были случаи, когда наших девочек упрекали тем, что они из детского дома. Но если мужьям это не нравится — зачем же брали их в жены? А если взяли — нечего потом попрекать этим», — говорит Ани.  

Выросшие в детских домах по разным причинам девочки ценят свои семьи: для них семейный очаг – ценность.

«Приходят навещать нас с ребенком на руках или беременные, это очень трогательно. Сами часто делятся с нами, говорят, что удивляются, как их мамы могли оставить их примерно в таком же возрасте, как их дети», — говорит Тигрануи.

Лене Петросян 20 лет. Сколько себя помнит, жила в разных детских домах. После восемнадцати она вернулась к матери, но потом опять пришла в детский дом.

«Я ушла по своей воле – там не было ничего для моего будущего, я не хотела такой жизни. Я с детства жила в детских домах, может быть, потому, что у нас с мамой не было взаимопонимания. Сюда меня привело огромное желание получить образование. Сейчас я учусь на медсестру», — рассказывает Лена.

Тигрануи Карапетян говорит, что у организации есть планы начать бизнес-программы, чтобы воспитанницы могли работать прямо здесь.

«Мы даем образование, но если они не могут найти работу, что делать этим девочкам? Ждать замужества? Я хочу, чтобы они работали и понимали ценность этого. Если мы сможем начать бизнес — наши девочки смогут многое, они хороши и на кухне, и в плетении ковров, и даже в знании языков», — говорит руководительница организации.

Маргарита Григорян говорит, что она — пример того, что мечты могут осуществиться. За четыре года жизни в «Нашем доме» она окончила факультет культурологии Ереванского госуниверситета, прошла курс по туризму, сейчас ищет работу. А недавно сюда переехали из Ванадзорского детского дома две ее сестры — Арпинэ и Мариетта.


Читайте также