Истории о наркотической зависимости и советы психолога о том, как защитить ваших близких" />

Наркомания и общество в Азербайджане — судить или помогать?

Истории о наркотической зависимости и советы психолога о том, как защитить ваших близких

«Началось все с алкоголя. А потом, когда мне было уже 16 лет, я решила, что надо бы попробовать и траву. Попросила друга, он привез мне анашу. Попробовала – понравилось. И понеслось».

Наргиз Ахмедовой [имя изменено из этических соображений — прим.авт.] 28 лет. Употреблять наркотики (сначала легкие) она начала, когда ей было 16. Уже к 20 годам она плотно сидела на героине. Сегодня она лечится от наркозависимости.

«Когда ты оказываешься в этом кругу, там обязательно есть кто-то, употребляющий уже более тяжелые наркотики. И если до этого все это носило характер чего-то увеселительного, то постепенно наркотики заняли все мои мысли».

Так «старшие товарищи» и уговорили Наргиз сначала уколоться в мышцу, а потом и в вену.

«Я постоянно оправдывала свои поступки. Порошка становилось все меньше, у меня начинались ломки. И настал момент, когда я пришла и попросила друзей уколоть меня в вену. А уколовшись, поняла: вот это то, что мне надо», — рассказывает Наргиз.

Число наркозависимых в Азербайджане стабильно растет год от года. В 2010 году это было около 25 тысяч. В 2017-м – около 30 тысяч.

Еще в 2006 году эта цифра не превышала и 6 тысяч. Статистика не отражает реальное число наркозависимых. По утверждению ООН, для того, чтобы определить их реальное число в стране, необходимо помножить число состоящих на учете на четыре.

По словам главного нарколога Азербайджана Людмилы Джафаровой, сегодня наркотики проникают даже в школы. И это далеко не единичные случаи. По статистике, более 70% наркозависимых впервые употребили наркотики уже в 15 лет.

С каждым годом становится все больше молодых женщин — наркозависимых. Только за последний год их количество возросло на 5,4%.

Родственники отправили Наргиз в наркологическую клинику в Москву, где ведется работа по программе программе «12 шагов», направленная на комплексное решение проблемы зависимости от наркотиков и алкоголизма.

По словам Наргиз, принцип работы местного азербайджанского Республиканского наркоцентра (РНЦ), где она лечилась сначала, кардинально отличается от реабилитационных центров, существующих во всем мире. Там проводят детоксикацию, если есть необходимость. Это метадоновая терапия, облегчение ломки.

«По сути – это замена одной зависимости другой. И все. Нет никакой работы, связанной с духовными ценностями, дисциплиной, социальной жизнью. А это для человека, пытающегося отказаться от наркотиков, наверное, самое важное.

Я думала, что умру такой, знала, что бывших наркоманов не бывает, что я уже конченная, все от меня отвернулись, жизнь разрушена. Знала, что где-то есть наркологические клиники, избавляющие от зависимости. Но понимала, что никто меня в эту клинику не отправит, потому что это очень дорого».

О том, что Наргиз употребляет наркотики, знала только ее бабушка, она же расплачивалась с долгами внучки и, сжалившись, давала ей денег.

«С ней я говорила открыто, но все время убеждала ее, что справлюсь сама. Это главный минус зависимых людей: они уверены, что все под контролем.

Я обманывала себя до последнего момента. Если бы не это, возможно, я обратилась бы за помощью раньше. И не совершила бы столько ошибок в своей жизни».

Самое ужасное

За время употребления наркотиков она не раз совершала поступки, о которых очень жалеет.

«За два месяца до отъезда в реабилитационный центр я подняла руку на мать. Я проснулась утром и увидела, что нет паспорта, ключей, денег, наркотиков. Я в шоке, меня ломает, и понимаю, что это сделала мама. Решила меня изолировать. Потому что в тот момент я была в ужасном состоянии.

Я влетела в комнату, стала рыться в ее вещах, кричать: «Отдай мне!». Она взяла трость, стала меня бить, я выхватила у нее эту трость и стала бить ее по лицу. Я наговорила ей ужасных гадостей, повернулась и ушла. Мы не разговаривали два месяца. И когда я попыталась наладить контакт, спросила: ты никогда меня не простишь? Она промолчала. Мама тогда будто поставила на мне крест».

Но самым ужасным Наргиз считает другой свой поступок.

«Самый отвратительный поступок, который я совершила: я сдала друга в полицию. Даже сейчас говорю и мне очень плохо от этого. Там был вариант – либо я пойду на срок, либо он. Мне было 18, и я решила, что если попаду в тюрьму, моя жизнь кончена. И предала его.

Он перестал там употреблять, стал совершать намаз, а я попала в еще худшую ситуацию. Он звонил мне из тюрьмы, поздравлял с днем рождения. Говорил, что не держит на меня зла, что все понимает. Всячески меня поддерживал. Но у меня все равно был страх перед встречей с ним. Он встретился со мной, когда вышел. И предложил мне выйти за него замуж. Замуж я за него не вышла, но мы продолжаем общаться, он очень поддерживает меня».

За мной пришли из полиции

Сеймуру Рзаеву 27 лет. Он не употребляет наркотиков уже больше 6 лет.

«Я переехал из центра города в спальный район, к отцу, когда мне было 14 лет. Познакомился с ребятами во дворе, стали общаться. Вместе курили, иногда пили пиво. Я практически перестал ходить в школу. Однажды кто-то из ребят постарше раскурил «Казбек» (папиросы), забитый анашой. За компанию попробовал и я. Мне понравилось».

Отец Сеймура был занят новой семьей, маленьким сыном, его жена не обращала внимания на пасынка, и парень полностью погрузился в свою «новую жизнь».

«Все деньги, что мне давали дома, уходили на сигареты, алкоголь и «план». В 16 мы уже обкуривались каждый день, но наркоманом я себя, конечно, не считал. Казалось, что это круто, было легко и весело. Иногда удавалось закинуть несколько таблеток циклодола, феназепама, и это мне тоже очень нравилось».

Потом была первая инъекция героина.

«Я ощутил такую легкость, прилив энергии, такой кайф, что в следующий раз сомнений уже не было».

Первый скандал дома случился, когда отец Сеймура увидел его исколотые руки.

«Я пытался оправдываться, говорил, что только начал, что не наркоман. Отец кричал, стал избивать меня. Меня перестали выпускать из дома. Я сбегал несколько раз. В один из этих разов захватил с собой серьги жены отца, которые потом продал, чтобы купить наркотики.

Отец находил меня, приводил домой, запирал. Он пригласил мастеров и поставил на все окна металлические решетки, чтобы я не мог сбежать. Ломка была страшная. Я дрался, кричал, оскорблял их, рыдал, просил, умолял».

Но домашний арест не помог.

«Прошло несколько месяцев, я был чист, отец чуть ли не каждый день проводил со мной воспитательные беседы о том, какое зло наркотики, о том, что вся жизнь пойдет под откос, я во всем с ним соглашался. Но в глубине души был уверен, что я – не наркоман, что все эти разговоры – ерунда. Я мечтал уколоться снова.

Меня стали выпускать из дома, при условии, что каждый месяц я буду сдавать мочу на анализ. Как только я вышел из дома, сразу же отправился к своим старым друзьям и в тот же день укололся. Теперь уже в ногу, чтобы не застукали. С анализами проблем не было – я просил младшего брата писать в баночку и исправно сдавал ее каждый месяц отцу».

Отец практически не давал Сеймуру деньги, и он вместе с другом ограбил квартиру соседа, чтобы добыть их.

«Звонок в дверь раздался на следующее же утро. За мной пришли из полиции. Меня допрашивали, били, издевались. Через час я во всем признался.

Друга, который был со мной, посадили. Я этой участи избежал благодаря отцу. Он дал денег, чтобы меня отпустили».

Сеймур провел 7 месяцев в наркологическом центре в Казахстане.

«Это изменило меня, мое сознание, мое отношение к жизни. Я употреблял 7 лет. Сегодня трезв больше 6 лет.

Считаю то, что со мной произошло, чудом. 4 года назад я женился, у меня маленькая дочь, любящая жена, хорошая работа. И я каждый день молюсь о том, чтобы Бог уберег меня от искушения снова подсесть на алкоголь или наркотики».

Кто рискует стать наркозависимым?

Психотерапевт Эллада Горина рассказала нам, что зависимость от наркотиков не бывает случайной.

«Как определить, что вы или ваш ребенок рискуете стать зависимым?

Начнем с того, что существуют группы риска.

В первую очередь, обращаем внимание на биологические и физиологические факторы:

  • наркомания или алкоголизм у родителей;
  • употребление алкоголя, наркотиков, курение матери в период беременности;
  • недостаток эндорфинов в организме;
  • острые или хронические заболевания и длительный прием обезболивающих;
  • черепно-мозговая травма;
  • токсикоз у матери во время беременности;
  • прием лекарственных средств во время беременности, применения медикаментов и анестезии во время родов.

Обращаем внимание и на психологические факторы:

  • раздражительность, частая смена настроения у ребенка/подростка;
  • демонстративность, то есть, склонность к театральным эффектам и стремление «себя показать»;
  • недостаток внимания со стороны родителей;
  • наоборот, избыток внимания и гиперопека;
  • неблагополучная атмосфера в семье;
  • в некоторых случаях, имеет значение даже фактор неполной семьи, либо нежелание одного из родителей заниматься ребенком.

Чаще всего именно неудовлетворенные душевные потребности могут превратить ребенка в наркозависимого, особенно, если это накладывается на биологические и физиологические предпосылки. Но об этом мало кто из родителей задумывается всерьез.

Среда играет важнейшую роль: семья и друзья человека, культурный уровень общества. Даже место жительства имеет значение. К примеру, в крупных городах есть огромные сети наркоторговли, а в сельской местности лидирующие позиции занимает алкоголизм».

Как защитить детей?

«Самое верное решение – это здоровый во всех смыслах образ жизни. Причем, не на словах, а на деле: не рассказывать, как жить надо, а самим переходить в такой режим жизни.

Приглядитесь к тому, что происходит в вашем доме и припомните атмосферу беременности, рождения и первых лет жизни вашего чада. Насколько она здоровая? Оздоровить ее – первостепенная задача, а не слежка и наказания ребенка.

Помните о том, что окружение и в обычной школе, и в самой элитной гимназии может оказаться хуже некуда. Достаточно одного «практикующего» наркоманию в параллельном классе. Не стоит забывать, что для большинства подростков авторитет сверстника и любого молодого человека гораздо выше родительского. Это так, даже если вы уверены, что у вас-то в доме все иначе.

Очень полезны семейные мероприятия – совместные дела, поездки, приключения, походы к психологу. При первом же подозрении на факт приема наркотиков – обращаться к специалисту!»


Читайте также