Воспоминания единственной выжившей из одиннадцати пленниц" />

Нагорный Карабах: одеяло и ковер матери, и ожидание длиной в 25 лет

Воспоминания единственной выжившей из одиннадцати пленниц

75-летняя Ераник  до сих пор живет в доме, где ее взяли в плен во время ожесточенных боев в ходе конфликта в Нагорном Карабахе

Вот уже 25 лет собеседником Ераник Саргсян  является сотканный ее матерью ковер. Это одна из немногих вещей, напоминающих о без вести пропавшей матери, с которой 75-летняя Ераник делится переживаниями в течение дня. Ночью же она пытается “укрыться” от них под маминым одеялом.

Она говорит, что ни за что не расстанется с этим одеялом.

“Это одеяло очень дорого мне”, — говорит Ераник, и в глазах сразу появляются слезы. В ее памяти всплывают события 25-летней давности.

Как видят возможный мир в Армении, Азербайджане и Нагорном Карабахе? — исследование  International Alert

Азербайджанская семья, запертая в тесной комнате

Ераник рассказывает, как ранним утром десятого мая 1992 года азербайджанская сторона напала в направлении Агдама  на деревни Аранзамин  /ныне Варазабун /, Сарнахбюр /прежнее название – Ахбулах /, Вардадзор  /прежнее название – Пирджамал  и Нахиджеваник в Аскеранском  районе.

Село Варазабун в Аскеранском районе, которое было дважды взято под контроль азербайджанцами в ходе войны 

Начавшийся в конце 80-х годов конфликт в Нагорном Карабахе, в ходе которого в 1994 году было заключено соглашение о перемирии между Арменией, Нагорным Карабахом и Азербайджаном, все еще продолжает отнимать человеческие жизни. По мнению некоторых экспертов, в регионе есть реальная опасность возобновления боевых действий.

Многие жители села Аранзамин, которое находится на расстоянии всего семи километров от Аскерана и 25 километров от Степанакерта , успели покинуть это место, однако одиннадцать женщин, в том числе и Ераник с матерью, остались. По словам Ераник, она не ушла из-за 80-летней матери Арпеник , которая передвигалась с большим трудом.

“Азербайджанские танки вошли в село, повсюду слышались выстрелы”, — вспоминает Ераник.

Она рассказывает, что спряталась в подвале дома с матерью, а с ними и еще девять женщин. Самой старшей, Зари , было 85 лет, самой младшей — Ераник — 51 год.

“Нас нашли в подвале и велели выстроиться в ряд во дворе. С азербайджанцами была группа вооруженных женщин, они говорили по-русски. Они приказали нам подняться в кузов военной машины”, — вспоминает Ераник.

На воздвигнутом в 2014 году памятнике, посвященном погибшим и пропавшим без вести людям, изображены те десять женщин, которые так и не вернулись в родное село

В центральной части села Варазабун находится памятник, посвященный погибшим и пропавшим без вести в ходе карабахского конфликта, монумент был воздвигнут в 2014 году.

С фотографий на этом памятнике на нас глядят десять женщин: Надя , Парандзем , Зумбрут , Минавар, Араксия , Эгинэ, Астхик, Аня , Зари и мать Ераник, Арпеник. Из одиннадцати плененных женщин домой вернулась только Ераник.

По данным действующей в НКР комиссии по вопросам военнопленных, заложников и без вести пропавших, всего за время конфликта числятся пропавшими без вести 700 человек.

Делегации МККК в Ереване и Баку, а также миссия в Нагорном Карабахе зарегистрировали более 4500 человек, пропавших без вести в результате конфликта в 1992-1994 годов.  Миссия МККК в Карабахе зарегистрировала более 370 без вести пропавших лиц, с семьями которых сейчас работает МККК.

75-летняя Ераник Саргсян: провела в плену один день, когда ей был 51 год 

Когда их отвезли в азербайджанское поселение Гойтапа , а оттуда – в Барду , затем в Агдам , рассказывает Ераник, она и не надеялась, что сможет когда-либо вновь увидеть родных. Однако волею судьбы среди азербайджанских военных она нашла несколько знакомых.

“Я узнала одного из них. Спросила – ты Рафаэль ? Остальные удивились, стали расспрашивать, откуда я его знаю”, — рассказывает Ераник, добавив, что именно отец Рафаэля, Бора , и спас ее.

Ераник поставили условие для возвращения домой — она вернется в свое село, заберет оттуда тело механика-водителя сбитого танка на окраине села и передаст его азербайджанцам, после чего они отпустят ее мать и остальных женщин.

На рассвете, когда за ней приехала машина, она попросила отпустить мать с ней, но получила отказ.

По просьбе матери Ераник дала ей стакан воды и пообещала, что непременно вернется.

“Мать была против моего возвращения в нашу деревню. Плакала, умоляла меня не уходить. Она не верила, боялась, что меня обманут и убьют. До сих пор помню испуганный взгляд моей матери”, — рассказывает Ераник.

На следующий день на рассвете Ераник привезли на территорию фермы, расположенной возле деревни. Ее отпустили, надеясь, что она вернется. В машине было двое мужчин – Алик  и Яков , вспоминает она.

На фотографии изображен хурджин  матери Ераник. С этой сумкой Арпеник ходила в поле за ягодами

Ераник рассказывает: “Я шла и каждую секунду ждала выстрела в спину”.

Но никто не выстрелил.

По дороге ей встретился армянин с автоматом в руке. Он подошел к ней и стал задавать вопросы.

“Я говорила, что я армянка, но чувствовала, что он мне не верит. На мое счастье, чуть позже к нам подошел юноша, приятель моего сына, и сказал, что знает меня”.

Я готова была немедленно вернуться, освободить остальных, говорит Ераник.

На фотографии изображен тот двор, где взяли в плен одиннадцать женщин. В отличие от многих других домов в деревне, этот азербайджанцы не подожгли

“Я верила, что если бы отдала им тело этого человека, они бы освободили остальных”.

Однако ее муж и родные не разрешили ей вернуться. Муж говорил, что нет смысла возвращаться. “Если бы она вернулась, не отпустили бы ни ее, ни остальных”.

“Меня часто мучает мысль о том, что я могла спасти их, но не сделала этого… думала, может, они действительно отпустили бы тех женщин… Но в то же время внутренний голос подсказывал, что вряд ли это было бы так. И там уже не было тела того человека, который был им нужен”, — говорит Ераник.

Сыновья двух других пленниц, Эгинэ и Нади, тоже были против ее возвращения. “Никого они не отпустят, если уйдешь, ты тоже станешь их жертвой”, — говорили ей родственники попавших в плен женщин.

Муж Ераник, Алеша Саргсян . Обычно немногословный и сдержанный, он не может сдержать слез при упоминании о погибшем сыне

85-летний муж Ераник Алеша Саргсян  с болью вспоминает те времена, говорит лишь одно: “Пусть те дни никогда больше не возвращаются”.

Родные Ераник хотят помнить лишь день ее возвращения. Ежегодно одиннадцатого мая ее младший сын Гарик  готовит большое угощение и празднует второе рождение матери.

“Хотя я родилась седьмого ноября, уже много лет мы отмечаем мой день рождения одиннадцатого мая”, — говорит Ераник.

Через год после истории с пленом, 27 июля 1993 года они потеряли своего старшего сына Армена , который погиб во время боевых действия в районе Халбанд 

Эта семья – одна из немногих, которые остались и до сих пор живут в селе. До карабахской войны в селе было около 120 жителей, теперь осталось сорок.

Ераник говорит, что готова приспособиться к нынешним жилищным условиям, лишь бы был мир

Семья Саргсян живет вместе с сыном и его семьей.

Жизнь у них нелегкая, по словам Ераник, второй этаж дома до сих пор хранит следы войны —  нет средств на ремонт.

В рамках своей экономической программы МККК подарил им одну корову как семье без вести пропавшего человека.

Ераник говорит, что они приспособились к нынешним условиям, лишь бы не было войны, чтобы им не пришлось все бросать и уезжать.

Ящик от ракеты, оставшийся со времен войны, служит Ераник комодом

Про азербайджанцев Ераник говорит следующее: “Среди них тоже есть хорошие люди… Я встречала добрых людей. На войне тяжело, люди вынужденно убивают друг друга, защищая свои семьи”.

Когда я покидала дом Ераник, уже стемнело. Вдруг, заметив в небе движущееся пятно света, Ераник сказала:

“Вон, видишь, это азербайджанский беспилотник, видим его почти каждый день. Слышишь выстрелы? Это наши хотят его сбить. Ну и как мне верить, что мир возможен?”

Она хочет мира, но не представляет себе его. Говорит, что и в Карабахе, и в Азербайджане люди не готовы к миру.

В 2014 году МККК начал проект по сбору биологических образцов -ДНК — у близких, кровных родственников без вести пропавших лиц. Образцы взяли и у семьи Ераник.

Пока удалось взять биологические образцы у 318 родственников ста десяти пропавших без вести людей. “Это делается с целью опознания родственников при помощи биологических образцов в случае эксгумации или обнаружения тел”, — говорит Этери Мусаэлян , сотрудница информационного отдела миссии МККК в Нагорном Карабахе.

Ковер, сотканный матерью Ераник

Ераник уже не ждет свою мать.

“Теперь уже нет надежды, моя мать родилась в 1912 году…”

Проект «Неуслышанные голоса» является частью работы организации International Alert по нагорно-карабахскому конфликту. Это результат работы с журналистами из сообществ, затронутых конфликтом, и их совместных усилий рассказать о том, как конфликт влияет на повседневную жизнь людей, находящихся в состоянии «ни войны, ни мира». Этот проект дает возможность услышать голоса этих людей как в свое  обществе, так и в обществе на «другой стороне», позволяя читателю увидеть реальные лица, скрытые за образом врага.
Проект осуществляется благодаря помощи Европейского Союза в рамках Европейского партнерства с целью мирного урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха (EPNK).
Материалы, выставленные на этой странице, подготовлены под ответственностью журналистов и не обязательно отражают точку зрения организации International Alert и доноров. Все журналисты, участвующие в проекте, придерживаются этического кодекса, который находится здесь.

Читайте также