Политическая палитра уходящего года в вопросах и ответах" />

Мнение. Что происходит в Азербайджане — революция сверху или коррекция имиджа?

Политическая палитра уходящего года в вопросах и ответах

Baku_downtown_poor_woman

Выход президента «в народ», прощение кредитных долгов, помилование многих политических заключенных, увольнение костяка «старой гвардии» власти и как бонус — роспуск  непопулярного парламента. Почему вдруг в Азербайджане, стране с «патологической стабильностью», стали происходить такие катаклизмы? Попытаемся разобраться.

«Азербайджан не будет интегрироваться в Европу, которая притесняет ислам и не различает мужчину и женщину»

Бывшие политзаключенные и феминистки в качестве кандидатов — муниципальные выборы в Азербайджане обещают быть интересными

Что меняется в Азербайджане — общество, правительство, оппозиция?

Комментарий: Что, если Карабах вернется?

Проправительственные журналисты называют эту перетряску то «азербайджанской весной», то «белой революцией». Оба сравнения неудачные. Начавшаяся в 2013 году «арабская весна» закончилась не демократизацией, а  гражданской войной, а «белая революция», как называли реформы последнего иранского шаха, в итоге закончилась приходом к власти исламистов. Есть еще третья метафора — «ветер перемен», она более удачная. Ветер, действительно, подул. Или заработал управляемый вентилятор.

Баку, алтарь “Вечный огонь” на Аллее шахидов. Из-за него видна телевизионная башня

Правящая семья пытается спасти деньги — почему власти решили поменять состав своей верной команды?

Речь идет о перестановках в государственных структурах, сделанных во второй половине 2019 года.

Ильхам Алиев у власти уже 16 лет. Это четыре срока в США. Первые годы его власти пришлись на пик нефтяных доходов, денег было много, все проекты (кроме восстановления территориальной целостности) решались относительно легко. 

Кризис 2014 года открыл глаза верхушке азербайджанской элиты. 

Во-первых, нефтяные доходы пошли на спад. Во-вторых, внезапно оказалось, что старый менеджмент, сформированный по принципу родственных связей и взяток, не способен оперативно и грамотно реагировать в кризисной ситуации, чтобы свести потери к минимуму в условиях кризиса.

В итоге власти произвели чисто прагматические подсчеты. Надо нанять менеджеров, способных свести потери (в том числе и потери семьи Алиевых) к минимуму в условиях кризиса (в том числе, от падения нефтяных доходов). Старая гвардия, управляющая еще со времен Советского Союза, очевидно, была не способна реагировать на капризы рыночной экономики. Вот и потребовалось привлечь молодых «чикагских мальчиков» (в нашем случае, «гарвардских»), чтобы спасти экономику и личный капитал.

Нефтяные деньги сильно изменили внешний вид Баку — появились новые дороги, спортивные комплексы и все то, что изумляет туристов, ожидавших увидеть “еще одну бывшую советскую республику”

Поводок станет чуть длиннее — как отразятся кадровые изменения на внутренней политике

Мы прогнозировали неизбежное обострение борьбы внутри правящей элиты по мере уменьшения нефтяных доходов. Противостояли две главные группировки, условно говоря, клан «Мехтиева» (во главе с бывшим главой президентской администрации Рамизом Мехтиевым, верным соратником Гейдара Алиева еще со времен ЦК КПСС) и клан «Пашаевых» во главе с первой леди, ставшей два года тому назад первым вице-президентом, Мехрибан Алиевой. 

Сейчас более или менее уверенно можно заключить, что подковерная борьба закончилась победой вторых. Разгон Милли Меджлиса станет последним гвоздем в символическом гробу старой элиты.

Что изменится? Боюсь, что ничего особенного. Если продолжить аналогию с «чикагскими мальчиками» Пиночета, они помогли поправить экономику Чили в 1970-х годах и вытащить ее из глубокой депрессии во многом потому, что Пиночет сам не мешал их действиям и строго наказывал всех, кто вставлял им палки в колеса. 

В Азербайджане, увы, власть срослась с теневой экономикой, попытки реформировать, допустим, налоговую политику уже встречают очень сильный отпор. Руководство и само не очень-то заинтересовано в искоренении коррупции, просто пытается уменьшить «жор» отдельных олигархов. Азербайджан не спешит подписывать договор с Евросоюзом об углубленном сотрудничестве, не спешит входить в ВТО. Придется же тогда все тендеры и другие операции проводить прозрачно. Пока сами власти к этому не готовы.

Недавняя попытка реформировать налоговую систему таким образом, чтобы “вывести экономику из тени”, принесла наемным работникам и мелким предпринимателям больше бюрократических мучений, чем выгод

Внеочередные выборы в парламент тоже, скорее всего, пройдут по накатанной системе фальсификаций. Возможно, в парламенте появятся новые молодые, англоязычные юристы и экономисты, даже прибавится количество оппозиционеров. Но парламент не станет «второй властью», послушное большинство и дальше будет ратифицировать спущенные из президентского аппарата документы.

Медиа с уходом «главного цензора», бывшего заведующего общественно-политическим отделом президентского аппарата Али Гасанова, окажется в некоторой растерянности. Так как в Азербайджане нет свободного рынка рекламы, все медиаиздания, будь то печатные или онлайн, зависят от подачек каких-то чиновников или олигархов. Гасанов содержал (за счет бюджета, разумеется) целую армию троллей и послушных карманных изданий. Скорее всего, им перекроют финансирование, большинство из них вымрут, наиболее шустрые постараются найти новых «доноров» в другом, победившем, клане.

И, наконец, сектор НПО, возможно, вздохнет с некоторым облегчением. Еще в 2014 году были приняты «драконовские» законы, перекрывающие финансирование неугодных НПО. Многие активисты гражданского общества попали в список невыездных или сомнительных лиц. Можно ожидать, что этот «поводок», на котором власти держат гражданское общество, станет несколько длиннее.

“Европа разваливается”: что поменяется во внешней политике?

Президент Алиев во время выступления на церемонии, посвященной столетию Бакинского государственного университета, официально озвучил то, что многим и так было ясно — Азербайджан не собирается интегрироваться в Европу. 

Сразу после этого первый вице-президент посетила Москву, где ее принял президент РФ Владимир Путин и вручил ей высокую награду (очень редкий, если не первый случай, когда Путин принимает не первое, а второе лицо иностранного государства). Эти события еще более обозначили смещение внешнеполитического вектора Азербайджана с Запада на Север. «Медовый месяц» в отношениях России и Азербайджана, о котором я говорил в прошлом году, похоже, принес плоды, и отношения закрепились на более постоянной основе.

Означает ли это вступление Азербайджана в пророссийские военные или экономические блоки, как ОДКБ или ЕврАзЭС? 

В ближайшее время это крайне маловероятно. C ОДКБ у Азербайджана есть хорошая «отмазка», в этом году он возглавил Движение неприсоединения и, следовательно, в ближайшие два года обязался не вступать в какие бы то ни было военные блоки. Да и Армения как член ОДКБ грозится поставить вето на пути вступления Азербайджана в этот военно-политический блок. С ЕврАзЭС сложнее — думаю, Азербайджан все же начнет со статуса наблюдателя в этой пророссийской экономической организации. Но, учитывая свои интересы в вопросе экспорта природного газа в Европу, будет проводить осторожную политику.

В своей знаменитой речи в БГУ Ильхам Алиев, кроме Европы, “обидел” Грузию и Украину, назвав произошедшие там революции “чумой”. Фото: president.az

“Готовим народы к миру”. Что изменится в карабахском вопросе?

2019 год еще запомнится лозунгом «подготовки народов к миру». Что имели в виду министры иностранных дел, делая такой призыв в марте, лично мне до конца не ясно. Потому что воинственной риторики не стало меньше ни в азербайджанских, ни в армянских медиа (насколько я могу судить по русскоязычным версиям сайтов).

Если имеется в виду организованный ОБСЕ в ноябре обмен визитами журналистов, то, опять-таки, сомневаюсь, чтобы эта затея помогла сблизить народы. Это мероприятие трудно назвать журналистской миссией ввиду серьезных ограничений, поставленных организаторами, которые напоминали цензуру. Статьи, полученные по итогам этой миссии, у многих читателей вызвали откровенное разочарование, их сравнивали с школьными сочинениями на тему «как я провел каникулы».

Возможно, однако, что этот визит стал первым звеном в цепи последующих гуманитарных акций, например, обмена военнопленными. 

В любом случае, от перестановок в азербайджанской правящей элите политика в отношении карабахского конфликта никак не поменяется. Министр иностранных дел, помощник президента по внешнеполитическим вопросам и все послы в ключевых странах, а также почти все члены их команды сохранили свои должности.

2020 год обещает быть еще более интересным.


Читайте также