Рассказ о том, как вывернутый наизнанку феминизм настиг меня в автобусе Баку-Тбилиси " />

Мнение — когда мужчина в Азербайджане виноват лишь в том, что он мужчина

Рассказ о том, как вывернутый наизнанку феминизм настиг меня в автобусе Баку-Тбилиси

В

один прекрасный день я решил поехать в Тбилиси на автобусе. Заранее купил билет, вовремя приехал на вокзал. 

Но в автобусе меня ждала неожиданная «гендерная» проблема. Женщина, которая сидела рядом с моим местом, впала в истерику, стоило мне коснуться сиденья.

“Как они могли продать тебе билет, ведь они знают, что я женщина! Уйди!” 

Я был в шоке и не мог придумать ничего лучше, чем робко сказать, что это мое «законное место» и что я купил билет заранее, в кассе. Тогда она выдала прекрасное «они должны уже на кассе знать, где будет сидеть мужчина, а где женщина! Пусть идут и в своей Грузии совершают такие неприличные поступки”.

Я ей ничего не ответил. Почему-то вспомнил марш феминисток в Баку, когда на них напали “уборщицы”. Последние знали, что им ничего не будет и излили злобу на  митингующих, а те не могли ответить также. В нашем обществе не принято ругаться с женщиной, которая тебе в матери годится, как бы она тебя ни унижала. Поэтому я в принципе боялся как-то реагировать. 

Женщина стала громко звать водителя. Пришел помощник водителя. Он сказал, чтобы она либо встала, либо заплатила за два места, та отказалась. Когда она на весь автобус прокричала: “Вы хотите около меня этого 150-килограммового мужчину посадить?”, я хотел было ответить, что я далеко не 150 килограммов, да и она сама на 200 тянет – но нельзя же стыдить женщину за ее вес, так что я опять улыбнулся и промолчал. Чего доброго, она бы ответила мне «иди со своей матерью так разговаривай!». На этот выпад нет правильного ответа: все, что связано с матерью, затрагивает честь азербайджанского мужчины. Общество ждет, затаив дыхание, и либо ты ответишь слишком мягко и «ты не мужик после такого», либо слишком жестко и ты уже агрессор. 

Помощник водителя в панике просил женщин пересесть к ней, но никто не соглашался. 

Тогда помощник водителя посмотрел на мое спокойное лицо и сказал: “Будешь спать на моей кровати в автобусе, хорошо?”. В автобусе, оказывается, есть такое отделение, где экипаж устраивает себе место на ночлег. 

С одной стороны, это была победа — я спокойно проспал почти всю дорогу. Не очень приятно на чужом месте спать, но все закончилось не так плохо.

С другой стороны, мне было немного не по себе, потому что я даже не понимал, какая часть азербайджанского менталитета согнала меня с места в автобусе. То ли патриархальный трепет перед возрастом, то ли какой-то странный феминизм наизнанку, когда женщины отстаивают средневековый «кодекс чести», то ли страх перед конфликтами.

На остановке я спросил у помощника водителя:

— А вы могли ее высадить? У вас было на это право?

— Да, полное право (гордо так).

— А почему тогда не сделали этого?

— Ой, ты видел ее? Таких лучше не трогать. Одни проблемы потом будут.

Я улыбнулся и ничего не ответил.


Читайте также