Как проходит “хлебное перемирие” на украинском Донбассе" />

«Мины мы называем «картошкой»

Как проходит “хлебное перемирие” на украинском Донбассе

По материалам Громадского

Для того, чтобы украинские фермеры могли собрать урожай, на Донбассе объявили «хлебное перемирие», которое должно было продлиться до конца августа. Но у военных здесь свои правила, и фермерам по-прежнему приходится прятаться от обстрелов и изворачиваться, чтобы не наехать на мину. Репортаж из села Кодема Донецкой области, где побывало Громадское.

«Желто-голубую стену пришлось закрасить»

На фермерской базе «Династия», которая находится около оккупированного села Горловка, первая неделя сбора урожая. Ферма работает уже двадцать лет и останавливала работу только в 2014 году. Тогда ее хозяин Вадим Капля уезжал в Киев прятаться от боевиков, ворвавшихся на базу и разоривших ее.

Только через три года с начала войны жизнь в «Династии» зашевелилась. Фермеры и агрономы научились приспосабливаться к соседству военных и работать в условиях постоянной опасности.

В кабинете Вадима Капли монитор с камерами наблюдения, на экране компьютера открыта карта:

— Это наши поля, а это — оборонительные сооружения военных, окопы и траншеи. Чуть дальше — тоже наши поля, но это уже сепаратистская территория, нам теперь туда нельзя».

До войны у Капли было десять тысяч гектаров земли, сейчас осталось лишь 4,5 гектара — остальное отошло боевикам «ДНР», а вдоль полей пролегла линия разграничения.

Стратегическим растением здесь всегда были подсолнухи, но есть и пшеница, просо, соя и сорго. Поля, оставшиеся на оккупированной территории, не засеяны ничем — это хорошо видно с холма, говорит Вадим.

Хозяйство основал отец, а «Династией» ферму назвала мать Вадима в честь сериала. Теперь ухаживают за ней вместе с братом.

— Вот здесь на флагштоке всегда украинский флаг висел, и стена тут желто-голубая была. Стену было видно с самолетов и из Горловки. Пришлось перекрасить, а то как красная тряпка для быка. Неизвестно, что бы здесь с нами было, если бы не закрасили».

Там “картошка”, тут “игрушки”

На входе в “Династию” стоит разбитый комбайн. В 2015 году он подорвался на мине в поле. Водитель выжил, но с тех пор за руль не садится.

«После подрывов невозможно быстро прийти в себя и восстановить рабочий процесс, — рассказывает фермер. — Люди боятся, не выходят на работу, чтобы они успокоились, должно пройти недели две, а пшеница ждать не будет».

«Остынем немного, достаем все снова, заводим, скрипим, боимся, но едем», — так здесь возобновляют работу.

За все время военного конфликта техника на «Династии» трижды подрывалась на минах, последний раз — в 2015-м. Хозяин консультировался с саперами, они осмотрели местность, но разминировать не торопятся. Во-первых, из-за близости позиций боевиков должна сохраняться «безопасная» дистанция в пятнадцать километров, а, во-вторых, нет никаких маркировок или карт минирования местности.

— Мины закладывали на полях такие машины, которые обычно картофель сажают. Их там тысячи, — говорит фермер, — их у нас называют “картошкой” или “игрушками”. Мы говорим между собой так: “там «картошка», туда не езди, а там «игрушки», туда тоже нельзя”.

Мины лежат фактически за забором «Династии». Через дорогу от базы — подсолнечное поле, а в поле — три ряда бетонных столбов, под которыми зарыты противотанковые мины. Колючей проволоки почти не видно, все заросло травой. Местные знают, что ходить сюда нельзя.

Несмотря на то, что земля — собственность фермеров, военные могут и не пустить на поле. Здесь встречаются военные укрепления, а боевые позиции показывать нельзя:

— Договариваемся, вроде все решили, едем смотреть, что там засеяли. А потом, бац, ротация, и опять все сначала — снова никуда не пускают, — рассказывает Вадим Капля.

 “Хлеб никого не интересует”

Пшеницу комбайнеры собирают с семи утра и «пока военные дадут». С наступлением темноты начинают стрелять, несмотря на «хлебное перемирие».

— Они, конечно, идут на уступки, но в определенные моменты невозможно бывает договориться. Никого не интересует хлеб, его все едят, но всем все равно, — вздыхает главный агрономом «Династии» Виктор.

Отсюда до оккупированной Горловки всего пятнадцать километров.

— Вон там уже „ДНР“, а чуть ближе сюда — наши. Вот и перестреливаются понемногу, — объясняет Виктор.

Обстрелы приводят к пожарам на полях, это дополнительные убытки.

По данным Государственной службы по чрезвычайным ситуациям, сейчас на Донбассе остаются заминированными семь тысяч квадратных километров полей. С начала боевых действий разминировали уже 20 тысяч гектаров, но это в тылу, не вблизи линии разграничения, где все еще надо «держать дистанцию».

Фермер Капля говорит, что даже к этому можно приспособиться и привыкнуть. Единственное, чего хотел бы он от государства, — уменьшить налог на землю, особенно, если на ней ничего нельзя выращивать из-за присутствия военных.

Год войны — это десять лет саперных работ на послевоенных территориях — такие данные дают исследователи Женевского центра разминирования. Но это при условии, что все заминированные территории маркированы и нанесены на карты. Чего сейчас нет. Тем временем за последний год, по данным ОБСЕ, на минах и неразорвавшихся снарядах подорвались 58 гражданских лиц, 16 человек погибли.

Related Posts

Взрыв в одной из ереванских квартир: 14 жителей дома эвакуированы

Взрыв в одной из ереванских квартир: 14 жителей дома эвакуированы

Восточная Украина: умирающие в очередях за пенсией на линии фронта

Восточная Украина: умирающие в очередях за пенсией на линии фронта

Грузия: смертельное наследие августовской войны

Грузия: смертельное наследие августовской войны

Как события в Украине побудили Эстонию обратить внимание на свою русскоязычную общину

Как события в Украине побудили Эстонию обратить внимание на свою русскоязычную общину

Мины на грузино-азербайджанской границе

Мины на грузино-азербайджанской границе

Мнение: две родины. В чем разница между Россией и Украиной

Мнение: две родины. В чем разница между Россией и Украиной

На границе с Ираном - репортаж из армянского села, где раньше жили азербайджанцы

На границе с Ираном - репортаж из армянского села, где раньше жили азербайджанцы

Неожиданные события в зоне конфликта в Украине

Неожиданные события в зоне конфликта в Украине

Одесский прецедент: как украинские активисты «учат» поп-звезд любить Украину

Одесский прецедент: как украинские активисты «учат» поп-звезд любить Украину

Операция «Троя»: утечка информации из Кремля о захвате Украины

Операция «Троя»: утечка информации из Кремля о захвате Украины

Почему так легко оказалось на абхазском пляже взять в заложники туристов

Почему так легко оказалось на абхазском пляже взять в заложники туристов

Разрыв отношений России и Украины может произойти уже на следующей неделе

Разрыв отношений России и Украины может произойти уже на следующей неделе

Украинское гражданство для реформ: чем сейчас занимаются чиновники-экспаты

Украинское гражданство для реформ: чем сейчас занимаются чиновники-экспаты


Читайте также