Профессиональная сортировка урожая - новая профессия для тех, кто остался без работы, но еще не получает пенсию" />

Абрикосы как способ трудоустройства женщин среднего возраста в Армении

Профессиональная сортировка урожая - новая профессия для тех, кто остался без работы, но еще не получает пенсию

Назик Акопян умелыми движениями пальцев мастерски раскладывает золотистые абрикосы в деревянные ящики, соблюдая все правила упаковки, чтобы до покупателей в Москве через неделю армянские абрикосы доехали бы в безупречном состоянии.

«В первом ряду абрикосы выстраиваю в вертикальном положении. Во втором и третьем уже раскладываю их набок, то есть «лежа». Нужно расфасовывать так, чтобы между фруктами оставалось пространство, чтобы фрукты «дышали». Один ящик вмещает 11 килограммов абрикосов, как их не раскладывай», — говорит 60-летняя женщина, которая уже не первый год занимается этим.

Рядом с Назик так же мастерски раскладывают по ящикам фрукты женщины разных возрастов из Эчмиадзина, Мецамора, Армавира. Их бригадир Наира Аракелян говорит, что это новая «специальность» появилась в последние годы, и за нее с удовольствием берутся те женщины, которые остались без работы и еще не получают пенсию.

«Как только урожай созревает, и его собирают с деревьев – начинается наша работа. Сначала созревают абрикосы и черешня, потом наступает очередь сливы, персиков, винограда, яблок и груш. В моей бригаде работают 20-25 человек. В селе Кахцрашен Араратского района сейчас собирают черешню и абрикосы. Мы работаем в абрикосовых садах села Джрашен.

Когда здесь работа закончится, начнется сбор урожая в Котайкском районе, там фрукты позже созревают – и мы двинемся в сторону сел Вохчаберд и Гарни. Потом переместимся в Вайоц Дзор – деревню Гндеваз. Климат Армении интересен в этом смысле – районы находятся на разной высоте, поэтому фрукты созревают в разное время», — объясняет Наира.

52-летняя Гюльнара Аветисян из Мецамора говорит — из любой области Армении, так же как и из ее города, большинство мужчин отправляются на заработки в Россию, а женщины берутся вот за такую сезонную работу.

«Мы выходим рано утром, домой возвращаемся поздно вечером, но это же лучше, чем ничего. Сегодня куда ни пойдешь, чтобы устроиться на работу, говорят, что им нужны молодые сотрудницы с презентабельной внешностью и знанием английского языка. А нам что делать? Эта работа стала спасением для всех нас. С нами вместе работают женщины, которые приезжают из далекого Ширакского района – из Гюмри, Маралика», — говорит бывший бухгалтер, укладывая в ящик очередной розовощекий абрикос.

Кнарик Саргсян, которая уже третий год занимается этим делом, говорит — работа не из легких, зато домой уносишь деньги и даже несколько килограммов фруктов.

«Бывает, что за хорошую работу платят больше, чем обычно. Бывает, что зимой тоже зовут на работу – раскладываем яблоки и мяту. Труднее всего расфасовывать черешню – связываем ножки и раскладываем по одной так, чтобы ягодки остались наверху», — говорит Кнарик из Эчмиадзина.

Женщины зарабатывают в день по шесть тысяч драмов (12 долларов). Им платят владельцы садов или компании-экспортеры.

В приватизированных садах села Джрашен Араратского района работают порядка 120 женщин.

Абрикосовый сад площадью семь гектаров, принадлежащий 57-летнему Сергею Мхитаряну, стал временным местом работы мужчин, собирающих абрикосы, и женщин, которые их расфасовывают. 

«На данный момент у меня здесь 60 рабочих. Скажу, что выгоды мало. Если бы урожая было больше, мы бы заработали, но если вычесть расходы, прибыли совсем не остается. Если бы не экспортеры, мы бы совсем пропали. Что бы мы делали без них? Везти в Ереван бессмысленно – и даром не возьмут. Покупают те, кто готовит курагу, варит варенье – продали бы максимум 100 килограммов абрикосов и все», — говорит Сергей Мхитарян.

Завен Варданян из Джрашена 20 лет назад собственноручно посадил деревья на своем участке. Пять тысяч метров выделил под абрикосы и три тысячи – под виноград. За деревьями ухаживают всей семьей – жена, двое сыновей и невестки.

«Абрикос дает плоды с пятого года. 90 процентов села живут за счет абрикосов. Некоторые – еще абрикосы на деревьях – уже успевают потратить полученные за них деньги. Берут деньги вперед, чтобы выплатить проценты кредитов, закрыть их, отдать долги.

Был год, экспортер в начале весны раздал людям деньги, а потом были заморозки, два года подряд у нас не было урожая. Эти два года крестьян не обижали, говорили: «Не беспокойтесь, когда будет урожай, тогда и отдадите». На третий год только был урожай, и мы смогли расплатиться», — рассказывает Варданян.

В его саду абрикосы раскладывают по ящикам его жена и невестка, и он платит членам своей семьи.

«Наши земли каменистые, грунтовые. Здесь овощи не растут – только абрикосы, виноград, дыни и арбузы. По сравнению с соседними селами, наш виноград слаще. Мы весь год живем на то, что зарабатываем от продажи абрикосов и винограда. Конечно, не хватает, но мы стараемся максимально сократить расходы, в чем-то отказывая себе», — говорит 52-летняя жительница Джрашена Меланья Аросян.

Все жители деревни считают год урожайным. А в прошлом году из-за 10-градусных морозов, которые начались весной, они потеряли надежду собрать даже часть урожая. 

«Были заморозки, абрикосы обморозились, но случилось чудо. Один из владельцев нашего сада – армянин из Франции, который недавно купил тут участок, в дни заморозков на несколько часов по утрам и вечерам включал для деревьев духовную музыку и молитвы и одновременно разжигал костры.

Колонки еще стоят между деревьями. Звуки духовной музыки разносились по всему саду, это было чудесно. Я в жизни не видел ничего подобного. Сколько живешь, столько учишься. Может, и впрямь помогло», — говорит Завен Варданян.


Читайте также