Комментарии из Баку, Еревана и Тбилиси в связи с недавними неоднозначными событиями в Грузии и заявлениями грузинского президента Саломе Зурабишвили" />

Меняется ли позиция Грузии по отношению к карабахскому конфликту?

Комментарии из Баку, Еревана и Тбилиси в связи с недавними неоднозначными событиями в Грузии и заявлениями грузинского президента Саломе Зурабишвили

Несколько событий с начала 2019 года привлекли внимание экспертов к треугольнику Азербайджан-Армения-Грузия в контексте перспектив урегулирования карабахского конфликта. Обсуждения, в частности, вызвали:

Открытие в январе в армянском селе в Грузии памятника участнику карабахской войны с армянской стороны. В Азербайджане и в грузинских соцсетях многие возмущались, эксперты говорили о том, что Грузия нарушила принцип нейтралитета в отношении карабахского конфликта.

Скандальное выступление в феврале грузинского депутата о правах грузин в Азербайджане и азербайджанцев в Грузии. Правозащитники обвинили депутата в этнической сегрегации граждан Грузии.

• Заявления президента Грузии во время визитов в Баку 27 февраля и в Ереван 13 марта. Саломе Зурабишвили сравнила грузино-абхазский и карабахский конфликты и сказала, что в основе обоих лежит оккупация. И снова возникла дискуссия о том, что Грузия нарушила свой нейтралитет в отношении Армении и Азербайджана как сторон в карабахском конфликте.

Действительно ли меняется позиция Грузии по отношению к карабахскому конфликту? Этот вопрос мы задали экспертам в Баку, Ереване и Тбилиси.

Азербайджан

Эльхан Шахиноглу, директор исследовательского центра «Атлас»:

«Саломе Зурабишвили в Армении заявила, что Грузия заинтересована в мире между армянами и азербайджанцами, живущими в Грузии. Эти слова Зурабишвили следует понимать в контексте — в случае новой войны между Азербайджаном и Арменией наверняка будут обострения между азербайджанцами и армянами в Грузии. Грузия не сможет остаться в стороне в случае новой войны.

К сожалению, Зурабишвили в своих выступлениях в Ереване не повторила то, что сказала в Баку, а именно что конфликты должны быть разрешены на основе принципа территориальной целостности. То есть в Баку она говорила одно, а в Ереване — другое.

Еще один вопрос в Баку вызвало то, что Зурабишвили пригласила президента Армении на предстоящую в Батуми конференцию по транспортным коммуникациям.

Все основные транспортные коммуникации на Южном Кавказе проходят через Азербайджан, Грузию и Турцию — и в обход Армении. Поэтому если Армения будет участвовать в этой конференции — под вопросом может оказаться участие Азербайджана. Так как Азербайджан не участвует в региональных проектах, общих с Арменией.

Поэтому Грузии следует сделать выбор».

Шахин Рзаев, политический комментатор JAMnews:

«Президент в Грузии — номинальная фигура. У власти осталась та же самая партия «Грузинская мечта», поэтому говорить о каком-то изменении вектора внешней политики Грузии не следует.

Приход к власти «Грузинской мечты» в 2012 году сблизил Азербайджан с Грузией. Прежнее руководство Грузии было более прозападным — и поэтому было как «бельмо на глазу» у авторитарных правителей Азербайджана и Армении. После 2012 года стало легче договариваться, в том числе и на личном уровне.

Например, похищение азербайджанского журналиста Афгана Мухтарлы намного труднее представить возможным во время власти Саакашвили.

Мухтарлы: «Я — жертва бизнес-интересов президента Азербайджана и грузинского олигарха»

«Серьезным испытанием в отношениях соседей стал инцидент в регионе Джавахети с открытием памятника армянскому боевику, причем в церемонии участвовали официальные лица Грузии.

Были разные версии того, как это могло произойти. Говорили в том числе о том, что это третья страна придумала план по дестабилизации ситуации в Грузии путем разжигания межнациональной розни.

На мой взгляд, тут больше подходит поговорка «не стоит искать глубокий смысл там, где все можно объяснить банальной глупостью». 

Что касается других высказываний грузинского президента — как, например, об «оккупации» — стоит вспомнить, что Саломе Зурабишвили и раньше допускала подобные ляпы. Никаких изменений в грузино-азербайджанских отношениях нет, тем более в отношении к карабахскому конфликту».

Армения

Акоп Бадалян, политический обозреватель:

«Азербайджан пытается рассматривать Грузию как плацдарм для давления на Армению, используя такие поводы, как установление памятника. Ключевую роль тут играет позиция официального Тбилиси. Тбилиси не должен такого позволять, потому что это вопрос суверенитета Грузии. В итоге Азербайджан получит возможность диктовать Грузии.

Заявление Саломе Зурабишвили в Баку об уважении территориальной целостности Азербайджана небеспрецедентное. Такие заявления были и раньше и со стороны других стран, но по большому счету эти заявления не имеют никакого непосредственного отношения к Карабаху.

Беспрецедентным было приравнивание карабахского конфликта к абхазскому и южноосетинскому конфликтам. Ни одно высокопоставленное должностное лицо Грузии ни разу не приравнивало эти конфликты. Не приравнивала их даже ни одна международная структура. Карабах вообще ни к чему не приравнивался, учитывая его нюансы.

С этой точки зрения Саломе Зурабишвили допустила большой дипломатический и политический промах. И в первую очередь, это ее неадекватное заявление не исходит из интересов Грузии. В то же время мы понимаем, что это всего лишь заявление президента с ограниченными полномочиями, и это очень важно. Ереван никогда не позволял, чтобы Тбилиси засомневался относительно его политики по отношению к Абхазии и Южной Осетии.

Армяно-грузинские отношения — ключевые в системе безопасности всего Кавказа в целом. Армения и Грузия, независимо от своих разных внешнеполитических векторов, в стратегическом смысле находятся в одном и том же корабле безопасности и интересов.

В широком смысле Грузия со своим евроатлантическим вектором и стремлением углубить отношения с НАТО может играть очень важную сдерживающую роль в системе безопасности на всем Кавказе — что может повлиять и на урегулирование карабахского конфликта, хотя бы для сохранения стабильности».

Джонни Меликян, политолог, Центр региональных исследований:

«Важно отметить, что памятник был установлен в 1990-х годах, его просто восстановили недавно. Власти Грузии контролировали ситуацию и не позволили этнического конфликта между армянами и азербайджанцами на своей территории. Они и в будущем сделают все, чтобы этот конфликт не перешел на их территорию.

По поводу заявлений Саломе Зурабишвили в Баку. Еще с 1990-х годов существует некое джентльменское соглашение между Арменией и Грузией — не поднимать и не голосовать на разных площадках друг против друга, тем самым обходя неприятные для обеих сторон ситуации. Получается, к сожалению, что эта договоренность больше не действует.

Во время встречи Саломе Зурабишвили со спикером армянского парламента Араратом Мирзояном было упомянуто, что в Ереване неоднозначно восприняли заявление президента Грузии в Баку «об оккупации территорий». И это был своеобразный мессидж, направленный официальному Тбилиси. В Тбилиси не должны забывать, что Армения признает территориальную целостность Грузии.

Мирзоян также подчеркнул, что Тбилиси стоит придерживаться своего прежнего подхода по мирному урегулированию конфликта — то есть основанного на международных принципах, которых несколько. В урегулировании карабахского конфликта главную роль играет Минская группа ОБСЕ, а Грузия является членом этой организации, поэтому должна поддерживать все принципы, а именно: неприменение силы, право наций на самоопределение и территориальную целостность».

Грузия

Торнике Шарашенидзе, профессор Грузинского института общественных дел (GIPA):

«Я тут не вижу никакого политического контекста в действиях и заявлениях президента Грузии. Она просто ездит всюду, куда может — и ничего более. В том, что она поехала сначала в Азербайджан, а затем в Армению, явно нет никакой стратегии. То, что она сказала в Баку, назвав Карабах оккупированной территорией, а потом поехала в Ереван — вообще невероятно.

Все это означает, что она вообще ничего не понимает в грузинской политике. Любой новичок, кого интересует внешняя политика Грузии, знает, что в вопросе Карабаха Грузия сохраняет жесткий нейтралитет. Я не могу вспомнить ни одного высокопоставленного чиновника, тем более президента, который сделал бы такое заявление и принял бы сторону или Армении или Азербайджана.

Заявления Зурабишвили нельзя рассматривать всерьез. Для нее все эти визиты — просто “поездки”.

Боже сохрани нас от того, что ее заявления были бы частью политики правительства. Но, конечно, ее заявления в какой-то степени портят имидж страны.

Что касается роли Грузии в урегулировании карабахского конфликта. Чтобы играть какую-то важную роль — у Грузии должно быть серьезное влияние в регионе и должны быть авторитетные лидеры, к которым прислушиваются. Ни того, ни другого у Грузии нет. Там намного более сильные страны модерируют процесс и даже у них не получается.

Не надо также забывать российский фактор. Россия влиятельна — и она не заинтересована в урегулировании конфликтов на Кавказе.

Единственное, что Грузия может на этот момент, — это сохранять нейтралитет в этом конфликте и не допускать возобновления конфликта. И это относится и к истории с установкой памятника в Джавахети. Все, что там произошло, это итог того хаоса, который царит в стране в общем».


Читайте также