«Время все расставило по местам, мой отец понял, что родить ребенка – это не распущенность и не безнравственность»" />

Матери-одиночки в Армении: женщины, которые осмелились нарушить традиции

«Время все расставило по местам, мой отец понял, что родить ребенка – это не распущенность и не безнравственность»

Нунэ и ее отец

Нунэ Киракосян было 35, когда она решила родить ребенка без мужа. Она понимала, что это противоречит принятым в Армении традициям и будет непривычно и непонятно для ее окружения. Однако Нунэ решилась – и родила. Ее дочери уже 11 лет.

«Десять лет назад решиться на подобный шаг было еще сложнее, но я боролась до последнего. Во время моей беременности, когда кто-то разговаривал в доме, моя дочь реагировала, шевелилась. Но как только начинал говорить отец, она замирала внутри меня. Еще не родившись, она как будто чувствовала, что мой отец против ее рождения», — рассказывает Нунэ.

Скандальная история: женщина утверждает, что ее сына продали, и требует вернуть его

Свой чужой ребенок: суррогатное материнство в Армении

14 детей в семье — видеоистория из Армении

Она вышла замуж в 25 лет, однако через несколько лет развелась и вернулась в родительский дом. Продолжила образование, получила профессию экономиста, состоялась, почувствовала свою самостоятельность. И все это время она думала о рождении ребенка.

«Мне было уже 32 года, я понимала, что время уходит. Главной проблемой был мой отец. Однажды я ему сказала: “Пап, если я рожу ребенка, тебе будет плохо от этого?” Он с сарказмом сказал: конечно, нет, наоборот, буду ходить с гордо поднятой головой и флагом в руках. “Пап, — говорю, – я могу выйти замуж в любом возрасте – в 40, 50, даже в 60, но в этом возрасте уже не смогу родить ребенка”. И я его предупредила, что если забеременею, то рожу себе ребенка», — рассказывает Нунэ.

Через год после этого разговора Нунэ забеременела. На третьем месяце беременности она снова поговорила с отцом. После этого разговора он прекратил с ней всякое общение.

«Он не разговаривал со мной год и пять месяцев. Мама и брат легко приняли мое решение. Моя дочь росла, а отец продолжал молчать. Потом я узнала, что как только я выходила из дому, он подходил к ребенку, брал ее на руки, гладил, даже баюкал. Время все расставило по местам, он понял, что родить ребенка – это не распущенность и не безнравственность».

Нунэ говорит, что знает многих женщин под сорок, которые раздумывают, стоит ли им идти на такой шаг. И многие отказываются от этой мысли, опасаясь осуждения.

Сона никогда не хотела выходить замуж

Сыну 39-летней Соны Бадалян уже два года. По ее словам, многие женщины сами подавляют в себе желание иметь ребенка и объясняют свое решение отношением родителей и общества.

«Они просто не могут решиться. Нужно просто принять решение и определиться – ты идешь на искусственное оплодотворение или отношения с другом? Остальные проблемы для женщин этой возрастной группы – решаемые, это деловые вопросы», — думает Сона.

Она говорит, что сейчас копается в памяти и вспоминает, что никогда не мечтала о семье. Свое желание всегда визуализировала вдвоем – себя с малышом, без мужчины.

«Не знаю, это эгоизм или еще что-то? Но я не раз ловила себя на этой мысли. И вселенная откликнулась – дала мне то, о чем я мечтала. Я должна была пойти на этот шаг. Я даже не думала о мнении окружающих. Мой генплан был больше, важнее и мощнее. Для меня даже странно, что женщины, когда думают о рождении ребенка одной, в первую очередь, думают о том, что о них скажут. Во-первых, человек должен сам любить себя. Женщины должны думать о себе.

Во время беременности я никогда не ходила с опущенной головой, не стеснялась, потому что мои действия никак не влияли на жизнь других и не отнимали счастья у кого-то», — говорит Сона.

После рождения сына Сона заметила, что ее друзья стали больше ее ценить, выросла и ее личная самооценка. Однако ей не удалось избежать семейных проблем. Факт рождения ребенка до сих пор тяжело переживают ее родители, а брат вовсе не общается с ней.

«Они говорят, что я эгоистично приняла эти решения, не обсудила их с ними, не спросила разрешения, прежде чем изменить свою жизнь. Я им отвечаю тем же: кто-то из вас советовался со мной, прежде чем менять свою жизнь? Или я требовала, чтобы вы согласовывали что-то со мной? Каждый человек живет своей жизнью», — говорит Сона.

Как решиться?

40-летняя Эмма Саргсян признается – уже пять лет готовит себя к рождению ребенка:

«Когда я была моложе и думала о рождении ребенка, говорила себе — никогда не пойду на это, если не выйду замуж. Но время и возраст помогают прийти к этому решению. Самое главное – быть психологически готовой, тогда все посторонние разговоры отойдут на второй план».

А Сона говорит, что многие к ней приходят, чтобы набраться смелости и решиться на этот шаг:

«Я им объясняю: самое главное – принять решение. Я сейчас не говорю с позиций «победителя». Просто говорю, что нужно быть решительным. Не хочешь рожать от кого-то, можно пойти на искусственное оплодотворение. Но даже этого стесняются».

Помощь врачей

В репродуктивном центре Fertility center ежегодно несколько десятков незамужних женщин становятся матерями благодаря искусственному оплодотворению.

Директор центра, гинеколог-репродуктолог Эдуард Амбарцумян говорит, что в последнее время число женщин, обращающихся к ним, растет. Десять лет назад к ним приходили единицы, и это считалось героическим или трагическим поступком:

«Теперь уже этот вопрос не обсуждают с бабушками и дедушками, не спрашивают разрешения у всей родни. Сейчас женщина может принять решение самостоятельно».

По словам директора репродуктивного центра, к ним обычно обращаются женщины в возрасте 40-45 лет. Но он советует обращаться к врачам раньше, поскольку 44-й год – последний в репродуктивной жизни женщины. В 45 лет репродуктивная функция женщины официально считается завершенной.

«Даже наши мощные вспомогательные технологии иногда не позволяют нам помочь, так как яйцеклетки женщин уже перестают работать. Бывает, даже невозможно получить яйцеклетку женщины для «оплодотворение в пробирке». Если женщина тянет, думая, что рожают и в 45, и в 50, то это на самом деле может оказаться не ее случай», — говорит Эдуард Амбарцумян.

Право выбора

Мечта о материнства в разных центрах обходится женщинам в 300 или 350 тысяч драмов [около $620-720] за внутриматочное оплодотворение. Причем у них бывает возможность выбора. 

«Кто-то хочет ребенка с голубыми глазами, для кого-то важно, чтобы он был высоким, кто-то хочет сходства с мужчиной своей мечты, а кто-то — с человеком, с которым когда-то были сердечные отношения», — говорит директор репродуктивного центра.

В армянских центрах данные доноров не разглашаются. Но, по словам, Эдуарда Амбарцумяна, в странах Евросоюза уже пересматривают этот вопрос. Там стали думать, что ребенок после 18 лет должен иметь право узнать, кто был донором.

Женщин больше, чем мужчин

Исполнительный представитель Фонда населения ООН Цовинар Арутюнян считает, что самая очевидная причина этого — миграция. Мужчины уезжают на заработки. А 80 процентов мигрантов – мужчины активного репродуктивного возраста.

«Если рассматривать группу 20-40-летних – а это люди самого активного репродуктивного возраста – то здесь у нас мужчин меньше на 40 тысяч», — говорит Цовинар Арутюнян.

По ее словам, это серьезная проблема, так как многие женщины именно по этой причине не могут создать семью. И те из них, кто хочет иметь детей, начинают думать об искусственном оплодотворении:

«Государство должно обеспечить благоприятную атмосферу, условия, чтобы женщины, которые хотят иметь детей, становясь матерями-одиночками, пользовались этим правом. Что касается благосостояния, то на подобный шаг решаются финансово обеспеченные женщины, у которых есть работа. Государство должно принять меры для разрушения стереотипов, чтобы женщины полноценно пользовались своим правом, не становясь при этом объектом унижения. С другой стороны, их не следует рассматривать в качестве машин для деторождения».

Ответственный по связям с общественностью Фонда населения ООН Мгер Манукян считает, что эта проблема может разрешиться с улучшением экономической ситуации в стране. Будет работа и заработок – мужчины смогут вернуться:

«Однако помимо количественного дисбаланса, есть и образовательный и качественный дисбаланс. Есть исследования, которые показывают, что женщины обычно выходят замуж за мужчин равных себе или имеющих более высокий статус в обществе. Для мужчин все иначе – они могут жениться на женщине любого социального статуса.

У состоявшихся женщин, у которых есть работа и положение в обществе, выбор несколько ограничен. Есть тридцати- и сорокалетние, которые говорят, что не могут найти своего мужчину. И дело тут не только в том, что мужчин меньше».

«Я решилась на искусственное оплодотворение»

Эмма Саргсян так и не встретила мужчину своей мечты. Но уже достигла серьезных успехов в карьере, финансово независима и может обеспечить благополучную жизнь своему ребенку.

«Я уже решилась на искусственное оплодотворение. Я пойду на этот шаг, чтобы обрести смысл жизни и стать счастливой», — говорит она.

А Нунэ Киракосян, которая уже прошла этот путь, советует женщинам прожить свою единственную жизнь для себя, а не для других – даже если это родители, братья или другие близкие родственники.

Facebook Comments

Читайте также